Содержание

Ереван

Тебе тоже будет приятно!

 

 

Август 2008 г.
Некоторые фотографии – апрель 2008 г.

По известным причинам лететь на Кавказ в августе 2008 года было несколько нервозно... Но делать нечего – задача поставлена, ее надо выполнять: в Армении нас ожидал запуск проекта, и уклониться не было никакой возможности. Немного побоявшись, я все же поехал в Шереметьево-2 с тем, чтобы вылететь в Ереван.

В ереванском аэропорту Звартноц толпы таксистов наперебой предлагают отвезти в Тбилиси (вроде бы, за 200 долларов), но нам туда не надо. Нам надо в Ереван.

Кадр их к/ф "Мимино"

Едем из аэропорта, обгоняем огромный оранжевый КрАЗ, точь-в-точь такой же, на котором ездил Рубик-джан из "Мимино".

"Валик-джан,.. поедем ко мне мне домой. Мама долму готовит. Ты любишь долма?" – "Нет!" – "Это потому, что у вас не умеют готовить долма..."

Вид на площадь Республики, главную площадь столицы.

Полуденный зной потихоньку начинает досаждать, и даже брызги фонтанов не спасают ситуацию. Впрочем, в Москве в это время гораздо менее приятная жара. Говорят, что дело в уникальной особенности Еревана – вечером с гор спускается холодный воздух, образуя завихрения, разгоняющие пыль с улиц. Да и температура воздуха ощутимо снижается. Если бы не этот спасительный ветер, в Ереване было бы сложно жить...

Впрочем, жизнь в Армении простой не назовешь... Тем более сейчас, когда Ереван охвачен строительным бумом, и ветер гоняет по городу клубы пыли...

Вернемся все же на площадь Республики. Когда-то, судя по всему, существовал некий генеральный план, по которому Ереван должен был бесспорно свидетельствовать о превосходстве социалистического строя над всеми остальными. И, видимо, огромная площадь, окруженная монументальными зданиями в стиле сталинcкого ампира, облицованными туфом с неповторимым армянским орнаментом, была частью того плана. Тогда же, говорят, старый Ереван был основательно разрушен. Такой была судьба многих городов, оказавшихся под властью "строителей нового мира".

Отель "Мариотт", бывшая гостиница "Армения".

Центральный телеграф (Министерство связи Армении)

Башенка украшает здание министерства иностранных дел.

Однако в стороне от монументального ампира столицы одной из союзных республик неумолимо проглядывает старый Ереван, Эривань, с невысокими двух-трехэтажными домами...

Новая улица прорубается сквозь квартал прежней, в целом, совершенно безликой застройки.

Старые здания идут под снос. Возможно, новостройки и убивают "дух" города, но его почему-то не слишком жаль – эти небольшие двухэтажные домишки не отличаются особой индивидуальностью и совершенно не гармонируют со статусом Еревана. Впрочем, истории известно немало примеров, когда попытки "улучшить" застройку приводили к еще более плачевным результатам. Остается лишь надеяться, что данный случай будет иным.

Архитекторы стараются сохранить национальный колорит – всюду видна резьба по камню.

Ереванский театр оперы и балета

Его окружают памятники известным армянским деятелям культуры.

Один из них – Арам Хачатурян.

На заднем плане – аллегорическая фигура матери-Армении.

Она расположена высоко над городом, в парке Победы, рядом с памятником 50-летия советизации Армении. Туда и направимся.

Под колонной установлена плита с надписью: на этом месте начато строительство Центра искусств Джерарда Гафесчана, американца армянского происхождения. По слухам, он просто выкупил Канакерский холм, чтобы построить здесь музей (и не только).

Один из экспонатов будущего музея уже установлен – это "Римский солдат" аргентинского скульптора Фернандо Ботеро.

Мы решили использовать эту фотографию для презентации особо сложных проектов на бюджетно-инвестиционных комитетах.

С этой точки открывается вид на город. Его несколько портит стройка культурного центра, да и взгляду не за что зацепиться: унылые коробки советских многоэтажек, подернутые дымкой полуденного зноя. В общем, архитекторам есть над чем поработать...

Вдалеке видна снежная вершина Арарата, находящегося на территории Турции (15 км по прямой). На фотографии она получилась в виде чуть заметного облачка – помешала дымка.

Памятник жертвам геноцида, одного из трагических моментов армянской истории. В 1915 году турки убили свыше миллиона армян. С этой поры началось рассеивание нации по всему свету – часть спаслась в России, часть осела в Крыму, часть уехала на Запад.

До сих пор тема геноцида является камнем преткновения между Арменией и Турцией: дипломатические отношения так и не установлены, а граница на замке. Между прочим, из Армении в Азербайджан также напрямую не попасть. Для связи с миром остается лишь Грузия да Иран. В общем, геополитическому положению Армении не позавидуешь!

Мы спустились вниз к подножию той вершины, с которой только что обозревали город. Этот склон называется Каскадом. Украшен скульптурой из того же центра Гафесчана.

Памятник армянскому полководцу (зоравару) Андранику на фоне главного ереванского собора.

Кем был зоравар АндранИк, мне так и не смогли ясно объяснить. Пришлось рыться в энциклопедиях:

Андраник Озанян (1865–1927) – один из лидеров армянского национально-освободительного движения конца XIX – начала XX веков, народный герой.

Главный ереванский собор был построен в честь 1700-летия крещения Армении. Как я уже говорил, Армения первой в мире приняла христианство в качестве официальной религии, и было это в 303 году.

Внутри храма висит знак, запрещающий фотографирование, но все фотографируют. Я туда же.

Святыня при входе в храм. На укрытой шатром лампаде написано о даре московского патриарха Алексия II армянской апостольской церкви.

Напротив собора – кинотеатр "Айрарат" (ранее назывался "Россия").

Памятник А.С. Грибоедову

С грустью смотрит бакинский комиссар Шаумян на обрушившийся дом. За что боролись?

Все же Ереван медленно поднимается из тяжелой пост-коммунистической разрухи. Строятся новые бизнес-центры, правда, какие-то безликие, как и все "евростандартное".

Кадр их к/ф "Мимино"

А вот долго ли просуществует такая сугубо ереванская улочка, мне неведомо. Кстати, она названа именем замечательного армянского актера Мхера Мкртчяна, более известного у нас как Фрунзик. Говорят, это его сценический псевдоним.

Ереванский дворик

На улицах продают "квас", изготовленный по каким-то древним армянским рецептам: это сладкая коричневая вода, вроде слабого чая без малейшего намека на хлеб. Продавцы напитка не раскрывают ни кулинарных секретов, ни ингредиентов...

Поэтому я предпочитаю пить чистую воду из уличных фонтанчиков, которых на улицах города предостаточно. На вопрос: "Можно ли ее пить?" – ереванцы ответили мне цитатой из "Мимино":

"Валик-джан, у нас в Дилижане кухня – открываешь простой кран, вода течет – второе место занимает в мире!" – "А первое в Ереване, да?" – "Нет, первое – в Сан-Франциско!" – "А Боржом? Сначала подумай, потом говори!.."

Едем в аэропорт мимо винно-водочно-коньячного завода "Ной". Его стены похожи на крепостные. Построенные в советское время, они, видимо, были призваны защищать драгоценный коньяк от посягательств измученных нарзаном граждан... На самом деле, задача столь внушительных стен – создавать "погреба" с идеальными условиями для хранения коньяка.

Приходится фотографировать на ходу из окна машины – время поджимает, самолет ждать не будет...

Напротив "Ноя" – его конкурент "Арарат", еще один производитель армянского коньяка. На вылете в дьюти-фри купил пару бутылок для дегустации. Оценил "Ахтамар" 10-летней выдержки.

Да, при регистрации в аэропорту надо оплатить "налог на воздух": сбор за пользование воздушным пространством Армении (или как-то так). Без оплаты этого сбора на рейс не регистрируют. Сбор составляет порядка 800 рублей и якобы возмещаем в министерстве финансов Армении при последующем обращении. Впрочем, покинуть Армению иным, кроме воздушного, путем, теоретически можно, но практически сложно. Так что проще забить.

"Знаешь что? Я тебе один умный вещь скажу, только ты не обижайся: когда мне будет приятно, я так довезу, что тебе тоже будет приятно!"

В общем, принимаем это за национальный колорит и спокойно летим в Москву.

 

Ссылки по теме:

Эчмиадзин и Звартноц . Июль 2007 г.

 

 
Назад Яндекс.Метрика

К содержанию