Содержание

Drang на Запад im Volkswagen

Путешествие в Европу на автомобиле

 

Подготовка

Финляндия

Швеция

Дания

Германия

Франция

Бельгия

Люксембург

Германия

Польша

Белоруссия

 

Август 2003 г.

Маршрут: Петербург – Хельсинки (Эспоо) – Турку – (паром*) – Капельшер – Хельсинборг – (паром) – Хельсингер – Хиллерёд* – Копенгаген – Родбю – (паром) – Путгарден – Бремен – Ахен* – Кельн – Париж (Мезон-Лафит*) – Брюссель* – Люксембург – Мерен* – Кобленц – Лейпциг* – Дрезден* – Берлин – Познань – Варшава* – Брест – Минск – Петербург

(* – Звездочкой отмечены места ночевок)

Радиальные поездки из Мезон-Лафита: Париж, Марн-ля-Валле (Диснейленд)

Экипаж: Ворчун – водитель; жена Ворчуна – штурман; дети Ворчуна (молодой человек 8-ми лет и барышня 3-х лет) – помощники штурмана.

Транспорт: автомобиль VW Passat Variant, паромы, метро и RER в Париже.

Продолжительность: 7 дней, 6 200 км.

 

 

Подготовка

Во время нашего последнего путешествия в Финляндию нас угораздило приобрести по весьма сходной цене (10 евро) «Атлас автомобильных дорог Европы». Участь летнего отдыха была решена. Окончательное решение и предварительный маршрут выкристаллизовались лишь к концу июня. Были забронированы билеты на паром Турку – Капельшер и 4 дня в кемпинге под Парижем, в Мэзон-Лафите.

Кемпинг требует 50% предоплаты + 10 евро админ. расходов (суммы не возмещаются при отсутствии заселения). Оплатил Визой, распечатав форму на сайте и заслав ее по факсу. Получил подтверждение бронирования и оплаты по е-мейл. Кроме того, была забронирована 1 ночь в кемпинге Hilleroed под Копенгагеном. На мысль меня натолкнул AntSPb, за что ему также спасибо. Для бронирования никаких предоплат не потребовалось.

Так как основной целью поездки была Франция – именно там мы планировали задержаться подольше, – документы на визы были поданы в консульство этой страны.

И, безусловно, важной и значительной частью в подготовке к поездке было изучение материалов и расспросы знатоков в конференции «Отдых и путешествия». Не поленюсь перечислить всех тех, кто прямо или косвенно помогал нам в этом путешествии советами и отчетами: Tsn, Don V., SerPop, AntSPb, Лана, Sag_SW, kinuski, AZimarev, а также А. Рунова за его замечательный отчет «Небылицы в лицах», Н. Соколова («Вождение за три моря») и других.

 

День 1, суббота, 9 августа 2003:

Петербург – Торфяновка – Хельсинки – Эспоо (аквапарк «Серена») – Турку – паром

Расстояние 550 км

Петербург

Мучительными усилиями дети собраны, машина, загруженная еще с вечера, стоит у дома под парами. Присядем на дорожку. Дорожка предстоит длинная, но после трех лет плотного общения в конференции автопутешественников кажется понятной и знакомой. Однако все равно волнуюсь.

Выезжаем из Купчино в 6 утра.

Погранпереход Торфяновка

9.30. Очередь из 30 машин. Движется оперативно. Таможенник внимательно читает все декларации. Придирается почти к каждому: «Мобильный телефон есть? Укажите марку и стоимость на обороте.» – «Машина внесена в декларацию? Почему не стоит галочка в графе “Транспортное средство”?» – «С детьми едете? Почему не указали количество?» И так далее. Очевидно, получили недавно втык от большого начальства за небрежное заполнение деклараций.

Пограничник долго изучает мой паспорт, пытается рассмотреть печать на изломе. Не подделал ли я его?

Финляндия

Финский пограничник, как всегда, флегматичен. «Покассите ттенги» – «Чего-чего?» – «Покассите ттенги». Даю деньги, потом показываю карту Visa. Деньги его уже не интересуют, он проверяет подлинность карты. «Куда едетте?» – «В Париж». Непонимание. Показываю бронь кемпинга под Парижем, билеты на паром. Это его устраивает, и нас пропускают.

Выходя из здания КПП, обращаю внимание на перепалку у одного из окошек – даму средних лет, пассажирку только что подъехавшего туристического автобуса, не хотят пропускать из-за отсутствия необходимой суммы денег.

Переход границы занимает 1 час (и немного времени на дьюти-фри). Переводим часы на час назад. 10.50 – мы в Финляндии. Направляемся в сторону Хельсинки – там нас ждут билеты на паромы.

Как я выяснил уже накануне отъезда, наибольшая экономия на паромах достигается при одновременной покупке всех билетов на паромы Турку – Капельшер (или Стокгольм), Хельсинборг – Хельсингер и Родбюхавн – Путгарден: можно сэкономить еще десяток евро. Правда, времени на заказ билетов в Петербург уже не оставалось, и Ирина scandcom любезно согласилась переоформить заказ и передать нам билеты на вокзале Хельсинки.

Хельсинки

От границы до Хельсинки – два часа езды. В центр попадаю достаточно быстро, благодаря простой легенде, подсказанной мне одним из активных участников конференции Доном Виторе. Правда, после Итакескуса начались дорожные работы, и на знаках объезда я умудрился сбиться с пути и заехать в какой-то деловой квартал. Суббота, утро, на улицах – ни души, даже дорогу спросить не у кого. Пришлось выезжать по солнцу, звездам и замшелым стволам деревьев. Впрочем, Хельсинки – относительно небольшой город, и когда впереди показался купол кафедрального собора, выехать в центр не составило большого труда.

Гораздо сложнее оказалось найти вокзал. Пришлось остановиться (хотя найти свободное место было нелегко) и обращаться за помощью к местным. Навстречу – супружеская пара со взрослой уже дочерью.

«Railroad terminal station?» – «Ы?» – «Rautatieasema?» – «Täsä… Täsä… Слушай, как это сказать по-английски?» – обращается отец к дочери.

Предлагаю перейти на родной язык. Железнодорожный вокзал оказывается совсем рядом – его фасад едва проглядывает между двумя большими зданиями на Маннергеймтие, и я несколько раз проехал мимо.

Безуспешные попытки выехать к бесплатной парковке у автопоездов завершаются звонком Ирине – и вот мы на стоянке, где ожидают своей отправки те, кто даже на поезде путешествует вместе со своим автомобилем. В ожидании Ирины не теряем время даром – час дня, обеденный перерыв.

В дорогу мы набрали с собой кучу обедов быстрого приготовления – багажник наполнен всякими «дошираками», «картошечками» и гречневыми кашами в баночках. Термос великолепно держит кипяток. Мы с удовольствием поглощаем «наваристые химикалии».

Встречаемся с «резидентом» – Ирина передает нам ваучер на паромы Хельсинборг – Хельсингер и Родбюхавн – Путгарден, дополняет набор карта Турку – сегодня нам предстоит погрузка на паром в Капельшер.

До парома еще больше семи часов, и мы делаем небольшую обзорную экскурсию по финской столице.

Парковка в европейских городах – это, своего рода, спорт. Причем надо не только суметь найти свободное место, но и знать правила игры. Поэтому я позволю себе обратить внимание на одну деталь, которая не проступает в явном виде в многочисленных буклетах о правилах вождения в Финляндии: под знаком «Платная парковка», как правило, есть указатель времени, когда надо платить за парковку. В остальные часы можно стоять бесплатно. То же самое касается дней недели.

Иными словами, если на табличке под знаком нет цифр в скобках/красным, значит, действие этого знака не распространяется на субботу/воскресенье. Чем мы и воспользовались (дело было в субботу), припарковав машину практически рядом с Кафедральным собором.

Хельсинки. Лютеранский собор

2 часа дня. Центр Хельсинки. Лютеранский (Кафедральный) собор по праву считается архитектурной доминантой города. К храму ведут длиннющие узкие ступени. Дети, как тараканы, без команды поползли вверх. («Э-эх, как бы не навернуться,» – комментарий штурмана). На площади перед собором памятник русскому царю-освободителю Александру II. Кстати, в России памятников этому императору нет.

Часы доступа в храм показались странными – каждые сорок пять минут церковь открывается на... 5 минут (?). В общем, попасть внутрь в очередной раз не удалось.

Садимся в машину, продолжаем экскурсию. Выезжаем к причалу. Паром Silja Line ждет своих пассажиров. Пропускаем пешеходов. Эспланади – главная улица Хельсинки. Каждая из сторон бульвара имеет свое название – Северная Эспланади и Южная Эспланади. Улица плавно переходит в Маннергеймтие, названного в честь весьма уважаемого финнами маршала Маннергейма, бывшего офицера российской царской армии, ставшего верховным главнокомандующим вооруженных сил Финляндии после получения страной независимости. Именно благодаря ему, как считают сейчас историки, Финляндия не сползла в бездну гражданской войны в 1918 году и не потеряла независимость в советско-финской войне 1939-1940 годов (хотя и утратила Карельский перешеек). Памятник изображает маршала в простом солдатском мундире верхом на лошади.

Поехали к памятнику финскому композитору Яну Сибелиусу. Тем, кто не видел, рекомендуем посмотреть и запечатлеться рядом. Памятник представляет собой огромное количество органных труб, которые в ветреный день превращаются в своеобразный музыкальный инструмент. Рядом бюст самого музыканта. В рождественские каникулы любвеобильные финны зачем-то натягивают ему на голову колпак Санта-Клауса. Мы познакомились с музыкой Сибелиуса в той же Финляндии, при пуске водопада в Иматре – дети потом долго распевали на разные лады фрагменты из его бессмертной симфонии.

Вокруг – парк, прекрасное место для прогулки. То здесь, то там видны обнаженные тела – финки загорают прямо в парке, пользуясь нехарактерной для Европы жарой этого года.

Эспоо, аквапарк Серена

Дорога на Серену не так сложна, как об этом принято думать: выехать из Хельсинки по дороге №120 и долго ехать по ней. После указателя «Третье кольцо» ( Kehä III) продолжать движение по той же дороге, внимательно глядя на правую сторону. Минут через 10 появится заправка Shell, и перед заправкой надо повернуть направо.

Указатель на Серену только один, непосредственно перед нею. Я же, прочитав надпись "hotel Serena", посчитал, что это не аквапарк, а отель, и поехал дальше. Вернулся, проехав 8 лишних километров.

Аквапарк "Серена"
Адрес: Tornimaentie 10, ESPOO 02970
Тел.: +358 9 8870 550
Сайт: www.serena.fi

Аквапарк в Эспоо огромен. Выйдя из раздевалки, долгое время тратишь на поиски детей и друг друга, потом забиваешь и уносишься по горной речке/водяной горке с людским потоком. Половина гидромассажеров не работает. В сауне/ джакузи сидишь попа к попе с такими же жаждущими релаксации. На горке долго ждешь своей очереди. Трех часов достаточно, чтобы вкусить, понять и отчалить. Нам полюбились более «домашние» аквапарки, например, «Фонтанелла» под Куопио или Иматран Кюльпюля. Кажется, там чище и менее травматично. В Серену приехали ради детей, которым не терпелось посмотреть на один из самых больших аквапарков Европы.

И все же аквапарк расслабляет – по дороге на Турку я чуть не заснул за рулем. Лечился «энерджайзером».

Турку

Погулять по Турку не удалось – слишком долго купались в аквапарке, поэтому поехали сразу на терминал Викинга и заняли очередь. Долго ждать не пришлось.

Паром «Розелла» компании «Викинг Лайн» поменьше тех, что ходят из Турку в Стокгольм. Наш шел в Капельшер с заездом в Мариенхамн, что на Аландских островах. Мы выбрали его по той простой причине, что он оказался дешевле прямого парома на Стокгольм (где-то на 40 евро). За машину, каюту на 4 человек (самую дешевую, ту, что находится ниже ватерлинии) и завтрак мы заплатили 140 евро.

Половина одиннадцатого вечера – уже темно. Паром отходит от причала. Невдалеке – башни Туркского (не путать с турецким) замка. С борта корабля открывается вид на портовые сооружения с одной стороны залива и густой лес – с другой. (Возможно, при дневном свете этот лес показался бы нам совсем не густым. Может, это и не лес вовсе).

Правильно круглый, раскаленно красный диск луны висит над лесом. Кажется, что луна плывет вместе с нами. Красиво и торжественно-мрачно.

На палубе очень холодно, пришлось раскошелиться на свитер. В магазине на пароме продавщица, взглянув на мою кредитную карточку, поинтересовалась, откуда мы, и очень удивилась, услышав ответ. Да, русские на этом направлении нечастые гости. Видимо, по этой причине меня на съезде парома таможенник выдернул из потока, но, услышав, что мы едем в Париж, даже не стал смотреть документы. Просто пожелал нам счастливого пути.

 

День 2, воскресенье, 10 августа 2003:

Капельшер – транзит через Швецию до Хельсинборга – паром – Хельсингер – Хиллерёд

Расстояние 685 км

Швеция. Капельшер

Просыпаемся в 5 утра. Это нестрашно – в России уже 7. Завтракаем (великолепный шведский стол), спускаемся к машине. До прибытия еще 10 минут. Уложились!

Быстрая выгрузка из парома, поток плавно набирает скорость и замирает на 90 км/ч. Вскоре начинается автобан.

Автобан по Швеции – лучшая дорога из тех, по которым мы проезжали. Полосы обозначены… асфальтом разных цветов. Пижоны! Ограничение скорости – 120 км/ч. В Финляндии засек погрешность спидометра (+10 км/ч), плюс 10 км/ч – бесплатно. Еду 140. Аборигены порой умудряются обогнать меня. Не боятся штрафов. Или, что более вероятно, знают места засад.

Через час подъезжаем к Стокгольму. Город рассматриваем с объездной. Башенки, шпили. Красиво! Но мы проезжаем мимо – нас ждет Париж.

Привал под Нючеппингом – туалет на заправке бесплатный, очередь длинная. Очевидно, не мы одни съехали с парома и используем Швецию исключительно для транзита. Очень много немцев. Вижу машины с российскими номерами – впервые после Хельсинки. Москвичи. Две семьи на Пассате и Мультивене (идеальная, на мой взгляд, машина для путешествий). Ребята неплохо экипировались – палатки, велосипеды, примусы. Наше оснащение гораздо проще – эл. чайник и термос. Планируем купить туристическое снаряжение в Германии (забегая вперед, скажу, что планам этим не суждено было сбыться – ни подходящих цен, ни чего-либо существенно отличного от того, что продается в России, мы, увы, не нашли).

Ребята едут отдыхать на Атлантику. Их цель – океан, поэтому они пропускают достопримечательности. Обмениваемся знаниями о дороге из Швеции на Данию и на Германию. Делюсь с ними информацией о скидке при одновременной покупке билетов на два парома.

Во время разговора к заправке подъезжает прелюбопытнейший экспонат – древнючий американский Бьюик с шестилитровым мотором, квадратными формами кузова и насквозь гнилой. Настолько гнилой, что самый гнилой жигуль, купленный в Петербурге самым бедным «лицом кавказской национальности», выглядел бы на его фоне только что сошедшим с конвейера. Бьюик весь обмотан скотчем – очевидно, только скотч и не дает ему рассыпаться. Дырявый багажник заменен старым железным сундуком, водруженным на продавленную его тяжестью крышу и закрытым на амбарный замок. Из Бьюика вываливается толпа маргинальной шведской молодежи; они выглядят подстать машине. Уж в чем, а в отсутствии стиля их обвинить нельзя – насквозь рваные джинсы, пирсинг, хайры, татуировки и «казаки» – все присутствует. Не осмелился их фотографировать – но очень хотелось.

Чуть позже я обогнал это чудо на трассе – поразительно, но эта штука могла, оказывается, самостоятельно передвигаться. Они уверенно держали стошку, сундук подскакивал на крыше, ветер трепыхал прогнившие крылья… Хотя на трассе эта машина выделялась не столько внешним видом, сколько отсутствием ближнего света. Наверное, единственная на всю Швецию. Очевидно, полиция просто не хотела связываться с этой гопотой – не дай Бог, остановишь их, а в сундучке-то на крыше – наркота. Ну их на фиг!..

Расстаемся с москвичами: им еще надо заправиться. Я зачем-то уезжаю, не заправившись, и через несколько часов москвичи обгоняют меня, нервно мечущегося в поисках бензина – как часто бывает в таких случаях, заправки исчезают именно тогда, когда стрелка указателя уровня топлива уходит на красное.

Заправки нет долго. Даже начинаем нервничать. Но вот, наконец, она появляется, когда я уже начал думать, что делать при пустом баке – звать эвакуатор? Стоять с канистрой на обочине? Вызывать такси и ехать с бутылью до заправки?

На заправке карточка не прошла – надо было нажать на зеленую кнопку для завершения операции. Не нажал – на автомате все надписи и подписи исключительно на шведском. Шовинисты! Заправляюсь за наличные, потеряв кучу времени.

Движемся в сторону Хельсинборга. Пейзаж восхитительный! По левую руку – крутые живописные скалы, по правую – озеро Vattern, по синей глади которого скользят белоснежные парусники. Встречается много кемпингов. Интенсивно теплеет. Хочется искупаться, но боимся застрять – с детьми по-быстрому не получится. Подъезжаем к Хельсинборгу – и прямо на паром, который идет всего 20 минут. Не успеваем даже перекусить. Лишь запечатлеваю вид на замок Кронборг на другом берегу.

Дания. Эльсинор (Хельсингер)

Даннеброг, знаменитый датский флаг, гордость датского народа.
Белый крест на красном небе привидился датскому королю Вальдемару II во время его похода в Эстонию в 1219 г.

Сюда, в замок Кронборг Шекспир поселил героя своей трагедии Гамлета, хотя общеизвестно, что прототип небезызвестного принца датского проживал на самом деле в Ютландии на острове Морсе.

Скучно, наверное, Гамлету было в столь пустынном замке. Оттого и запутался в своих философствованиях и ученых запутал.

Жил скромно. Полы деревянные, утвари минимум, потолки в основном без росписи. Хороши камины (неужели согревали?). На стенах гобелены. Внутри полумрак.

Из окон замка видно Швецию. «Отсель грозить мы будем шведу». Подозреваю, правда, что крепость была построена не для угрозы шведам, а для контроля над проливом Эресунн. Впрочем, это не помешало шведам разграбить этот замок в далеком XVI в.

Из экспозиций замка особое внимание заслуживает экскурсия в казематы: мрачные подземелья замка, ходить по которым действительно страшно и холодно. Мы там плутали совсем одни. Идти вперед заставляли лишь купленные билеты и неискоренимое в представителях рода человеческого любопытство. В некоторых местах кромешная тьма. С потолка покапывает. Стены местами покрыты плесенью. Кое-где приходилось сгибаться в три погибели, чтобы вписаться под низкие своды, не расшибив лба. По древней легенде, здесь обретается мифический Спящий Викинг, стерегущий Данию. Хотя установленная при входе в казематы его скульптура – в чистом виде новодел.

Посетили также капеллу (часовню) замка. Роскошно, особенно по сравнению с аскетичным убранством замка.

Хиллерёд

Здесь я уже был 6 лет назад. Никогда не думал, что судьба занесет меня в эти края снова. У нас был забронирован кемпинг (бронировал по письму, без оплаты). Как выяснилось на месте, я правильно сделал, что забронировал – свободных домиков больше не было.

На одной из заправок нам дали карту с маршрутом, но не учли, что одна из дорог – тропинка. Боже мой, сколько я плутал по маленьким узеньким улочкам этого городишки! Пока, наконец, не уперся в ту самую гостиницу Hillerød, где я останавливался когда-то. 4 звезды. О цене можно даже не спрашивать. Зато можно спросить дорогу. Кемпинг оказался через дорогу от гостиницы. Поразительно!

Hilleroed Camping
Адрес: Blytaekkervej 18б DK-3400 Hilleroed
Тел.: + 45 4826 4854
Сайт: hillerod-camping.dk

По иронии судьбы, нам достался домик с Ворчуном, одним из персонажей сказки о Белоснежке.

Вау-вау! Супер! Супер! Это круче, чем мы думали! Наши дети, успевшие ознакомиться с разными бытовыми условиями, пришли в полный восторг. Прозвучало даже предложение дальше никуда не ехать.

Маленький электрифицированный дощатый домик на четверых напоминал купе поезда дальнего следования, в котором есть холодильник и кофеварка. Одеяла и подушки выдали на рецепшен. В принципе, там же можно было взять и белье за отдельную умеренную плату, но у нас все было с собой.

Душ, туалет, умывальник в отдельном блоке. Без очередей и ажиотажа.

Кухня с электроплитками, тостерами, электрочайниками и прочими удобствами. Без коммунальной толкотни. В соседнем помещении стиральная, сушильная машины, гладильные доски, утюги, здесь же общий холодильник. Рядом – комната отдыха с библиотекой, телевизором, видиком, игрушками. Оборудованная детская площадка. Цена – 50 евро за ночь.

Ссылка на сайт кемпинга Hilleroed.

На часах – девятый час вечера. Пытаемся отправиться в Копенгаген. Уже в конец обессилившие, пешком бредем к вокзалу. Кассы закрыты, бездушный автомат не знает, где находится Копенгаген. Выясняю у продавцов газет, что Копен находится «во всех зонах» (all zones) – самый дорогой билет.

Продолжается битва с автоматом. В принципе, это не так сложно, купить 1-2 билета на поезд. Но 4 билета (из них 2 детских) – господи, это сколько же кнопок надо нажать! За мной скапливается очередь. Наконец добираюсь до итоговой суммы – 260 датских крон. 35 евро. Однако!

Карточку клинит. Автомат скрипит. Очередь волнуется. Решительно нажимаю сброс, вынимаю карту из дурацкого автомата, бредем домой. Дети опечалены – им был обещан «Тиволи». Мы же счастливы. Понятно, что нам хватило бы сил доехать лишь до Копенгагена. К этому времени дети уже мирно спали бы у нас на руках, и поиметь «увлекательную» поездку до вокзала и обратно, а затем тащить детей на руках до самого кемпинга было бы не самой удачной идеей. Тем более за 35 евро.

Возвращаемся в кемпинг. Еще раз благодарим судьбу за то, что она не дала нам съездить в Копенгаген сегодня – и тот час же засыпаем.

 

День 3, понедельник, 11 августа 2003:

Хиллеред – Копенгаген – Родбю – паром – Путгарден – Бремен – Ахен

Расстояние 853 км

Утро. Ранний подъем. Организм еще не перевел свои биологические часы на европейское время, поэтому встать в 5 утра (7 по московскому) не составляет никакого труда.

Кемпинг спит. Стараясь не шуметь, готовим завтрак. Собираемся.

Прежде чем направиться в Копенгаген, фотографируемся у стен замка Фредериксборг, что в Хиллереде. Построенный Кристианом IV в XVII веке и названный в честь папаши правящего короля, он предназначался для больших приемов. Оно и видно – выглядит побогаче гамлетовского пристанища, а в остальном – все то же самое. Даже фотографии путаю:-)

Копенгаген

Обозреваем город, не выходя из машины: Ратуша, Конгенс Нюторв, мое самое любимое место в Копенгагене – здесь я когда-то пил пиво и слушал, как крутит рукоятку своего агрегата старик-шарманщик. На машине вдоль канала не проехать, пешеходная зона, а жаль – здесь, выходя окнами на канал, стоит дом самого Г Х Андерсена. Впрочем, нам не дают его сфотографировать – вид перекрывает подъехавшая полицейская машина. Кстати, полиции в Европе – как грязи. Проще назвать места, где ее не было. Вру, не было таких мест! Посещение Тиволи откладываем до следующего раза. Едем к Русалочке – соблюдаем традиции путешественников.

Вот и она, сидит на камне. В порту. Вокруг толпы туристов, постоянно подходят и уходят прогулочные катера, а она, грустная, сидит и смотрит куда-то далеко в море, не обращая на эту суету никакого внимания. Мой младший ребенок даже расплакался. Из-за того, что Русалочка не ожила.

Поразительно, как этот памятник, не обладающий, впрочем, ни особой исторической ценностью, ни какими-то классическими пропорциями древнегреческих богинь, ни скульптурными изысками – так быстро и прочно стал символом этого немолодого уже города!

Кстати, возле Русалочки я встретил последнюю в Западной Европе машину с российскими номерами – «девятку» из Ленинградской области. Привет вам, земляки!

Все, отметились у символа, нас ждет Германия. Плутаю на выезде из города (я почему-то решил, что если ехать в Германию, надо выезжать из Копенгагена на юг – ошибся) и, наконец, выбираюсь на магистраль, указывающую на Родбю. Нам туда. На паром, который отвезет нас в Путгарден.

Родбюхавн

Подъезжаем к терминалу, отдаем ваучер, нам выдают билеты и называют номер полосы, в которую надо встать. У меня, правда, возникли сомнения в том, что ваучер дает приоритетное право въехать на паром первыми. Тем не менее, при погрузке на паром я оказываюсь первым в одном из рядов.

Паром идет 45 минут. Успеваем пообедать (ужасный салат-бар – полтора невнятных салатика и убогая кучка овощей) и сфотографироваться.

О том, как осуществляется выезд с парома, нужно сказать отдельно. Подгоняемый высказываниями штурмана в адрес моей всегдашней расторопности, прыгаю в машину и завожу мотор (первый же все-таки!). На самом деле сначала выезжают средние ряды – грузовики и караваны. Мы стоим в правом – нам выезжать последними. Все происходит очень оперативно под бодрое «шнеля-шнеля» регулировщиков. Мы в Германии.

Германия. Путтгарден

Долгая узкая дорога. Огромный мост, переходящий в длинный туннель, связывает остров Фемарн с материком. Меняется архитектура, растительность, знаки. Дорога переходит в автобан.

Автобаны в Германии не обозначаются зеленым. Ограничения скорости воспринимаются немцами как знаки сервиса. Все летят во всю мощь мотора. Я туда же.

Когда проносишься по немецким автобанам со скоростью 160 км/ч и выше, такое ощущение, что городов у них нет, – только дороги. Кажется, э-эх, прокачусь! Вдруг впереди какой-то дальнобой лезет обгонять поток таких же дальнобоев и весь левый рад начинает оттормаживаться и еле-еле за ним тащиться... Зато, если за тобой на бешеной скорости мчится лихой бюргер, лучше подвинуться. Однако, поравнявшись с тобой, он забывает про драйв и вместе со всеми пассажирами начинает нахально тебя рассматривать. Удовлетворив свое любопытство, улетает дальше с оглушительной скоростью.

Бремен

Признаться, длинные и ровные дороги начинают утомлять. Решено заехать в Бремен. Съезд с автобана по-немецки ”ausfart”. При первом указателе на Бремен выезжаю на этот самый ausfart. Судя по всему, неверно – указатели на Zentrum есть, но, возможно, совсем не на центр Бремена. Блуждаю по промзоне, понимаю, что лучше у кого-нибудь спросить.

Мой немецкий – ein, zwei, polizei – тем не менее, приводит к положительному результату. В этой поездке в очередной раз убедились, что язык до Киева доведет – причем любой язык. Попытка переговоров с немцами в кафешнике привела к тому, что они посмотрели карту и сказали мне номер этого самого аусфарта.

17:00. Вторая попытка. Долго стоим в пробках, наконец, въезжаем в центр Бремена. Живописный старинный немецкий городок поражает своей ухоженностью и уютом. Хочется вернуться сюда снова, чтобы неспешно побродить по его улочкам. Мы же оказались здесь, чтобы всего-навсего показать детям памятник бременским музыкантам. Штурман узнал о его существовании еще в детстве от папы-мореплавателя и с тех пор мечтал увидеть братьегриммовских героев воочию. Памятник ищем более часа.

Опять полиция. Мы в сомнениях – стоим на вымощенной брусчаткой площади одни, как три тополя на Плющихе – вокруг ни машины. Предпочитаем сматываться. Озираясь, паркуемся под знаком «Остановка запрещена». Впрочем, там стоит еще пяток машин, и мы надеемся, что нам это сойдет с рук.

Пешком идем к памятнику, и я начинаю дергаться – а вдруг машину утащат на эвакуаторе? (Вот так всю жизнь и мучаемся – то забиваем на все и лезем, куда ни попадя, то вдруг дергаться начинаем на ровном месте – комментарий штурмана). По ходу пытаемся выяснить, где же, собственно, сам памятник. Бременцы дают совершенно противоречивые указания. Спрашиваем у миловидной блондинки: «Die bremerstadt Musikantische?» Ответом было: «Не знаю, неместная я».

Выходим на рыночную площадь. Перед нами величественный собор и ратуша в стиле Возрождения. В атмосферу гармонично вливается классическая музыка. Вот где сердце замирает!

Наконец, находим искомый памятник, прилепленный к углу ратуши, потерянный под тенью главного собора на площади. Да, памятник. Ростом чуть выше высокого человека. Ноги и уши животных затерты руками туристов до блеска. Но детям, конечно же, нравится. Хоть что-то из поездки запомнится. А родителей больше впечатлили собор и ратуша.

Я, издерганный возможными последствиями неправильной парковки под знаком, бегом возвращаюсь к машине, оставив жену с детьми гулять по площади. У меня просят сигарету по-немецки. Отвечаю по-русски. Просят сигарету по-русски. Иду дальше. На пешеходной улочке на каких-то странных инструментах играют музыканты. Похоже на гусли. Странно! Девушка бросает им денежку. «Спасибо!» – отвечают ей гусляры. М-да…

Машина, слава Богу, на месте. Жду жену с детьми. Вот и они! Садимся, сзади подъезжает Мерседес и бибикой сгоняет нас с места парковки. Может быть, это парковка только для жильцов дома?

6 часов вечера. Едем дальше, периодически зависая на светофорах. Сам Бремен – городишко с населением чуть больше полмиллиона, а как медленно ползем!

Время уходит. Пора в Ахен. Нас там ждут в гости, и негоже заваливаться к ним поздно вечером. С сожалением транзитим мимо Кельна, тщетно вглядываясь в темноту – а вдруг увидим гигантский шпиль колоссального собора? Нет, не увидим.

Ахен

Штурман с умным видом ковыряется в распечатках Авторута. Вот-вот, еще один съезд, а там еще один, и вот, кажется, наш. Ах! Путаюсь на развязке – не попадаю на Европу-платц, въезжаю черт знает откуда черт знает куда. Одно неловкое движение – и… вы уже в Голландии. «Королевство Нидерландов приветствует Вас» – «Здрассте! Приехали». Ищу съезд с автобана, иду на разворот. Вспышка озаряет небо – меня фотографируют. А может и не меня, а может, и не фотографируют вовсе. Самое главное, непонятно, за что. До свидания, Голландия! Да, к слову, Ахен в самом деле находится на границе с Нидерландами и Бельгией, поэтому заплутать немудрено. Направляемся обратно в Ахен. На часах уже почти 10 и очень темно. Вокруг весьма и весьма своеобразные запахи – не иначе, в клошарники заехали. Позже нам пояснили, что Ахен стоит на каких-то полезных источниках (между прочим, самых горячих в Западной Европе. Не без сероводорода, разумеется) – отсюда и амбре. Хватаюсь за мобильный, нас едут встречать.

Долго пытаемся встретиться на площади у городского театра. Наконец, это нам удается, и вот мы в гостеприимном доме русских эмигрантов в Германии. Как говорится, пользуясь случаем, хотим передать им горячий и пламенный привет, а также сказать отдельное спасибо. Очень приятно было после утомительной дороги получить радушный прием, вкусный ужин и мягкую постель.

 

День 4, вторник, 12 августа 2003:

Ахен – Кельн – транзитом Бельгия – Париж (Мезон-Лафит)

Расстояние 570 км

Ахен (продолжение)

Утро прошло в неспешных сборах. Нас явно не хотели отпускать, уговаривали, чтобы мы ненадолго остались в Ахене. Честно говоря, мы вовсе не планировали задерживаться – нашей целью был Париж. Но нас убедили, что мы просто обязаны увидеть гробницу самого Карла Великого. Поддавшись уговорам, мы отправились к Дому (собор, значит, по-ихнему), где в золотом саркофаге и хранятся останки знаменитого монарха.

Обогнув собор, мы вышли на рыночную площадь, где нашему взору во всем своем великолепии предстала городская ратуша. Во времена Карла Великого она была соединена с собором. Таким образом, все вместе представляет собой огромный дворец. Именно здесь, почти до середины XVI века долгое время проходили коронации немецких монархов. Фасад ратуши весь украшен скульптурами 50 немецких королей, что производит достаточно сильное впечатление.

Закупаем воду (жара стоит неимоверная) и прощаемся с хозяевами, которые отпускают нас с тихой грустью. Несмотря на середину дня, все-таки едем обратно в Кельн, наверстывая пробелы во вчерашней экскурсионной программе. Жарко!

Кельн

Въезжаем в город. Да-а… Собор трудно не заметить... Ахренеть! Паркуемся прямо под ним. Впервые платим за подземную парковку бездушному автомату – ничего, получилось. Правда, при этом рядом с нами стояла чета добродушных бюргеров и подсказывала, что куда пихать.

Пытаемся сфотографироваться рядом с собором – не влезает. Зашли внутрь – красотища! Благодаря ажурным светлым витражам все здание внутри кажется очень легким, воздушным и устремленным ввысь. Как-то в мыслях не было покорить эту вершину, мы вообще-то не особые любители лазить по верхотурам, но тут что-то нашло. Уж мы лезли на него и лезли, лезли и лезли. Где-то на полпути возникла мысль: почему, собственно, предприимчивые торговцы не организовали продажу прохладительных напитков где-нибудь под одним из шпилей. Там и место есть. Наверное, посчитали это кощунством. Но учитывая жару, которая охватила Европу этим летом, не грех было бы…

На полусогнутых слезли с собора и снова в путь! Теперь уже никуда не сворачивая. Вечером нужно правдами-неправдами оказаться в кемпинге под Парижем, иначе бронь могут снять.

Бельгия

Под Льежем попадаем в пробку. По радио слышу, что многокилометровый затор вызван серьезной аварией, и по старой петербургской привычке начинаю метаться в поисках ближайшего съезда с автобана – может, лучше ехать через Люксембург? Но поздно – нам не удается пробиться в правый ряд, да и страшно – немудрено заблудиться в незнакомой местности. Забиваем, стоим в пробке. Все дают друг другу перестраиваться, благодарят – почти французская любезность. Но почему-то невольно вспоминаются популярные у французов анекдоты про бельгийцев – они выступают там в роли наших чукч. Действительно, народ несколько заторможен – все-таки это Бельгия.

Не теряя время даром, штурман достает из продуктовой сумки провиант, и мы учиняем легкий импровизированный обед прямо в дороге. Постепенно поток набирает скорость, и мы видим причину затора: на обочине стоит покореженный и почерневший от огня автомобиль, пожарные, скорая, полиция и потерянный водитель. Ужас!

К счастью, пробка не сильно задержала нас в дороге – но я на всякий случай звоню в кемпинг, предупреждаю их о нашей задержке и прошу не снимать бронь. Мне обещают радушный прием до 10 вечера – а дальше сами виноваты…

Приходится слегка «притопить» – и вскоре мы подъезжаем к французской границе.

Ура! Франция

Платная дорога. Пробочки и пробчонки под Парижем. Звоню в кемпинг, предупреждаю, что опаздываем, пусть не снимают бронь.

Maison-Laffitte

Благодаря легенде с сайта кемпинга без особых проблем нахожу его.

Camping International
Адрес: 1 rue Johnson, 78600 Maisons-laffitte
Tel: +33 1 39 12 21 91
Сайт: www.maisonslaffitte.net

Кемпинг приютился на островке реки Сены в небольшом городке под названием Мезон-Лафит. Конечно, был соблазн искупаться в реке, на которой стоит Париж, да вода в Сене больно грязная и подходящего пляжа не нашлось. Кемпинг открыт с апреля по октябрь; 4 звезды подразумевают дополнительные услуги: ресторанчик, прачечная, различные игровые площадки, телефон/факс/интернет и прочие удовольствия для желающих выбраться на природу, не отрываясь при этом от цивилизации. С другой стороны, эта «звездность», безусловно, несколько увеличивала цену – нам же эти прелести были ни к чему, когда рядом нас ждал Париж.

Насчет рядом я, конечно, несколько преувеличил – Париж находился примерно в получасе езды от кемпинга, и ежедневные поездки на пригородной электричке несколько облегчили наши карманы. (Билет на электричку сети RER или SNCF стоит 16 е туда и обратно. Дошкольники ездят бесплатно).

О сетях RER и SNCF:

Пригородное железнодорожное сообщение Парижа обслуживаются двумя системами поездов: “Национальной Компанией Железных Дорог (SNCF)” и «Сетью Региональных Экспрессов (RER)». Разницы в цене (там, где присутствуют две системы) нет, принципиальное отличие – в организации сообщения: SNCF обслуживает не только пригородные, но и междугородные железнодорожные перевозки, их поезда приходят на вокзалы и нет станций в черте Парижа. Подходят и желтые билеты SNCF, и сине-зеленые RER. RER – расширенный аналог метрополитена, поезда обслуживают не только Париж, но и ближайшие пригороды. В черте Парижа билеты на RER стоят столько же, сколько и обычные виды транспорта (1,30 евро), дальние расстояния аналогичны SNCF. Катят как обычные сине-зеленые билеты общественного транспорта (в черте города), так и билеты SNCF.

Как эта информация может помочь обычному путешественнику? Скажем, вы остановились в кемпинге Maison-Laffitte и хотите поехать в Париж. На вокзал города приходят и электрички SNCF, и поезда RER. Если вы сели на поезд SNCF, то в Париже вы сможете выйти лишь на конечной станции Gare (вокзал) Saint-Lazare, в то время как RER имеет несколько станций в черте Парижа: это и Defense, и площадь Шарля де Голля (Звезда), Auber, Chatelet – Les Halles, Лионский вокзал, Nation, Vincennes – и, если не выйти вовремя, можно проехать весь Париж насквозь и оказаться в Диснейленде.

Еще несколько полезных советов: билет любого перевозчика (будь то SNCF, будь то RATP) из пригородной зоны в Париж действителен и для одной поездки на метро в черте Парижа. Например, купив в кассе того же вокзала в Мезон-Лафите билет до Парижа и приехав на Gare Saint-Lazare, можно перейти на станцию метрополитена и засунуть в турникет тот же билет. Он будет действителен. То же самое касается пересадок между станциями метро и RER – один и тот же билет можно неоднократно запихивать в турникеты на переходах. До той минуты, пока вы не покинете метрополитен.

И второй совет – билеты без компостера недействительны. Даже если проход на перрон не перекрыт турникетом, озаботьтесь поиском компостера и прокомпостируйте билет – в Париже любят учинять охоту на зайцев. Контролеры встречаются и в метро, поэтому билеты лучше сохранять. Одеты они, как и украинские экологи, в форму цвета хаки, кучкуются в незаметных местах. В пригородных электричках важные кондукторы появляются, как правило, на популярных линиях (например, на линии С в Версаль), штраф суров и практически неизбежен (имею печальный опыт далеких студенческих лет) :-)

И последнее – на станциях RER в черте Парижа легко заблудиться. Нас зачастую выручало лишь знание французского. Поэтому при поездке на «экспрессе» закладывайтесь на дополнительное время и старайтесь уточнить, идет ли ваш поезд в нужном направлении – всегда есть риск уехать не туда.

Что ж, довольно о пригородных электричках, вернемся к описанию нашего путешествия.

В кемпинге Мезон-Лафит я забронировал домик mobilhome (французы произносят как мобилём). Из 3 типов я выбрал «Экономик»: 2 спальни, холл, кухня с холодильником, газовой плитой и мойкой, разнообразная посуда, туалет с душем. Просто шикарное размещение! Единственный минус – относительная удаленность от Парижа.

Ужинаем в пиццерии на территории кемпинга и ложимся спать – утром нас ждет Париж.

 

День 5, среда, 13 августа:

Париж

Что сказать о городе, в который влюблена добрая половина мира, в то время как остальная половина ей тихо завидует? Утверждение «я не люблю Париж» похоже на признание старой девы: «Я не люблю мужчин». В конце концов, у всех есть причины на то чтобы любить или не любить что бы то ни было. Ну что, скажите на милость, находят в этом Париже?

У этого города обольстительнейшая аура обаятельнейшего ловеласа или изысканной куртизанки: и обжечься не хочется, и устоять невозможно.

У каждого свой Париж, как и свой Петербург, свой Пушкин… Мы в Париже не впервые. Мы проводили здесь свой медовый месяц, и теперь, как и поклялись когда-то, привезли сюда своих детей, чтобы и они нашли свой Париж.

Прогулка на речном трамвайчике по Сене, неизбежная Эйфелева башня, необходимый Лувр, для тонких ценителей Орсей, незатейливые прогулки по Латинскому кварталу. Париж открывался перед нами с высоты Монмартрского холма. Причудливые мансарды и характерные ставни на окнах, старинные фонари… Мы жадно вдыхали этот особый парижский воздух, чтобы он задержался в легких как можно дольше. Мы силились понять, что же притягательного в этом неповторимом городе? В нем не так чисто, как, скажем, в финских городах, в нем очень много арабов, что, с одной стороны, привносит своеобразный колорит, с другой, – некоторое беспокойство за собственную безопасность, наконец, клошары здесь уже давно представляют скорее местную достопримечательность, нежели язву на теле общества. Здесь не придет в голову подшучивать над суровыми, но вежливыми полицейскими и спорить с бабушками, охраняющими в музеях мировые художественные ценности как собственную добродетель.

Парижане очень неравнодушные люди. Им чужда английская холодность. Им претит итальянская вездесущность. Наверное, французов во всем мире уважают именно за присущее им чувство меры, такт. Да, иногда они кое-что себе позволяют как-то: продолжительный французский поцелуй прямо посреди улицы, справление естественной нужды неподалеку от оживленного людскими потоками места, занятие любовью на скамейке в глуши городского парка. Но это не дешевый эпатаж. Просто, что естественно, то не без…

Парижане знают толк во всем. Чувство меры это и чувство стиля. Никто не будет спорить, что байкер в фенечках и художественно разорванных джинсах где-нибудь в районе Рошешуар не менее крут, чем брюнеточка в шанелях и шиншиллах на Елисейских полях. Истинный парижанин всегда отличает доброе вино от другого, впрочем, тоже неплохого, но все же менее выдающегося.

Истинный француз – гурман. Будучи в Париже, вы просто не имеете права осквернять свой желудок какими бы то ни было фаст-фудами. Еда должна быть неторопливой, только тогда она приносит наслаждение.

Вообще умение наслаждаться – это главная черта парижан. Этот город создан для наслаждений, для получения разного рода удовольствий от жизни. И толпы туристов устремляются именно сюда, чтобы позволить себе наслаждаться жизнью и на какое-то время слиться с такими кажущимися беззаботными парижанами, которые то тихо насвистывают популярные мелодии, то сидя в кафе рассматривают прохожих или сочетают чашечку кофе со свежим номером «Фигаро».

Наверное, больше всего люди и любят Париж за то, что он не мешает им брать от жизни все. Париж, как виртуозный любовник, жаждет доставить вам максимум наслаждения. Он желает продемонстрировать все свои возможности. И все зависит от вашего темперамента и привычек, какие ласки принять, а какие отвергнуть.

Можно и к Парижу остаться равнодушным, но это равносильно признанию в нелюбви к жизни.

Париж мы исследовали несколько избитыми туристическими маршрутами – что ж, было бы странно показать этот город нашим детям как-то иначе.

Наше знакомство с Парижем началось, естественно, с его сердца, острова Сите. Именно здесь во времена римского владычества осело племя кельтских племен паризиев и основало городишко, прозванный римлянами Лютецией. Кельты со временем романизировались, но в память о далеких предках в порядке борьбы с иностранными названиями постановили переименовать город в Парис. Вследствие такого переименования путаница началась у русских: было совершенно не понятно, о чем идет речь, то ли о хранцузской столице, то ли о проказнике Парисе, виновнике осады и гибели Трои... Люди плутали, возницы завозили свои кибитки вместо Франции в Малую Азию, Европа стояла на пороге нового демографического потрясения... Было решено, «дабы не путать Парис и Трою, переименовать сей город из Париса в Париж». Другой приличной буквы на кончике языка русского человека в те суровые годы просто не нашлось...

Остров Сите буквально напичкан достопримечательностями – здесь даже когда-то располагался королевский дворец – но среди них выделяется одна, наиболее близкая сердцу русского человека после душераздирающей постановки про несчастного горбуна, цыган, ручных медведей, с песнями, плясками и прибаутками – собор Парижской Богоматери, Notre-Dame de Paris. Наверное, это не самый большой в Европе собор, наверное, близость к королевскому дворцу не раз служила причиной искажения его облика... Но как влечет он туристов!

От Нотредама мы спустились к пристани. Для перемещения по городу жарким летом 2003 года как нельзя более подходили речные трамвайчики Парижа – батобюс (наши «трамвайчики» здесь превратились в «автобусы») и бато-муш («кораблик-муха»). Кораблики эти плавают по Сене взад и вперед (по кругу), делая остановки возле каждой достопримечательности то на правом, то на левом берегу Сены.

Билет на Bateaubus (так пишется этот самый батобюс) стоит 10 евро взрослый, 5.5 – ребенок (дошкольники бесплатно). Дороже, конечно, по сравнению с билетом на метро, но, во-первых, этот билет действителен целый день – можно неограниченное количество раз выходить на берег, осматривать достопримечательности и продолжать поездку, во-вторых, кабели в тоннелях метро мои дети могут посмотреть и в Петербурге, и, в конце концов, что может быть прекраснее освежающей водной прогулки в жаркую погоду!

Проследовав мимо Лувра, под мостом Александра III (этот мост назван именем русского царя, преподнесшего городу такой царский подарок. Французы, впрочем, не остались в долгу и подарили Петербургу в честь его двухсотлетия Благовещенский мост (позже – Николаевский, ныне мост Лейтенанта Шмидта). Как видно, русская память оказалась намного короче – французы сохранили имя, которое мы так решительно вычеркивали из памяти), и вот вдалеке показывается ажурный силуэт Эйфелевой башни. Дети – в восторге!

Выгружаемся с катера ("мама, купи мороженое. Ну, пожалуйста-а-а-а!"), покупаем мороженое ("папа, купи пить. Ну, пожалуйста-а-а-а!"), газировку и идем на покорение архитектурной доминанты города. Глядя на нее сверху вниз, с боку, снизу вверх, удивляешься, как могло это сооружение получится таким изящным! И каким нападкам оно подвергалось со стороны современников!

На башню можно попасть на лифте и по лестнице. В студенчестве мы ползали на башню по лестнице – экономили франки. Сэкономить удалось лишь до второго этажа – на третий нас не пустили. Боялись нашей смерти. Впрочем, мы и сами к тому времени ее боялись. Поэтому в этот раз решаем не глупить и идем к лифту. Очередь приличная. Правда, движется достаточно быстро: по мере того, как быстро посетители соображают, что они хотят получить у кассира. А толпа многочисленна, многолика и многонациональна. Особенно интересными нам показались жены богатых арабов, в черных бесформенных балахонах, с чадрой, прикрывающей лицо, – и непременно с дорогой сумочкой от Версаче на плече.

После покупки билетов на третий этаж (взрослые по 10,50, дети по 5, дошкольники, слава Богу, бесплатно. На второй этаж – дешевле) мы еще некоторое время тусуемся на площадке в ожидании лифта (здесь легче – работают кондиционеры), и вот мы взлетаем ввысь (ребенок прижимается ко мне – страшно!) – весь Париж у наших ног!

На третий этаж за один присест попасть нельзя – необходима пересадка на втором уровне. У поднимающихся наверх лифтов опять очередь. Стоять лень, и мы начинаем знакомство с Эйфелевой башней со второго этажа.

Дети, естественно, опять хотят потратить наши деньги и тащат нас в пиццерию. Пицца заканчивается, хот-догов, гамбургеров и сэндвичей уже давно нет – удивительно, как быстро падает уровень обслуживания в таких местах. Нет, неудивительно – интурист сам идет в руки, зачем еще заморачиваться? Забираем остатки пиццы, идем на свежий воздух – столики все забиты под завязку. Кстати, именно здесь впервые за долгие годы увидел столики, за которыми едят стоя. Раньше был уверен, что это – изобретение советских привокзальных закусочных. Впрочем, благословленный воздух Парижа отвлекает от грустных мыслей – и мы уже с жадностью впиваемся в панораму этого города.

Наверное, неуместно пересказывать все ощущения, которые испытывает обычный турист, поднявшийся на Эйфелеву башню. У каждого они, наверное, в чем-то разнятся, но в целом слово «восторг» мне кажется наиболее уместным. Скажу лишь, что на третьем этаже (куда мы попали, отстояв длинную очередь к лифту) показаны расстояния до крупнейших городов мира. До Петербурга – 2 169 км (знаю эту цифру наизусть!), и на схеме он нарисован рядом с Улан-Батором.

На первом этаже есть музейчик, посвященный строительству башни. В числе прочих медиа-ресурсов там есть маленькие окошки, в которых на фоне Парижа гуляет господин Гюстав Эйфель (ударение на последний слог). Зачем он там гуляет, что говорит и как это соотносится со строительством башни – непонятно, но дети провели возле этих окошек больше часа и были в полном восторге.

В общем, на башне мы провели большую часть дня, а когда спустились с нее, мне почему-то очень захотелось в кемпинг, где можно было бы выпить кружечку-другую пивка и лечь спать. Не тут-то было! Моя жена не была в Париже уже 10 лет – и ей было жаль тратить на такую ерунду как сон драгоценные парижские дни. Мы пошли в Лувр.

Лувр, конечно, уступает Эрмитажу в богатстве коллекции (самодовольное питерское снобство!), но его залов и шедевров хватит на то, чтобы провести в нем весь отпуск. Мы, к сожалению, не располагали такими возможностями, поэтому ограничились банальнейшим обзором наишедеврейших творений рук человеческих: Ника, Джоконда и Венера Милосская.

Кстати, маленькая подсказка: тем, кто хочет видеть сами шедевры, а не окружающие их неприступные толпы японцев, я бы рекомендовал идти в Лувр поближе к вечеру. К относительной малолюдности музея добавляется еще некоторая экономия: в понедельник и среду музей работает до 21.45. Цена на билеты по этим дням с 18.00 ниже – 5 евро вместо стандартных 8,50. (Кстати, смотрю на сайт музея http://www.louvre.fr/ – ребята подняли вечерний ценник до 6 евро. Зато сделали поблажку тем, кто не достиг 26 лет – для них вход в музей по понедельникам с 18.00 вообще бесплатен. Дети до 18 – бесплатно в любое время. Так что планируйте исходя из собственного возраста и свободного времени).

Джоконда, наверное, является самым почитаемым шедевром Лувра. Она защищена здоровым футляром, ограждена толстым канатом и надписи о запрете фото и видео появляются задолго до самой картины. Я же, пользуясь знанием французского, поинтересовался, почему это все остальные произведения Лувра можно фотографировать и снимать без ограничений, а здесь такая дискриминация? На что мне было сказано буквально следующее: «Видите ли, мил человек, когда здесь толпа япошек косоглазых, к ней вообще не пробиться. А ежели мы еще супостатам съемку разрешим, так они же здесь часами торчать будут, нехристи желторожие! А вам же, мил человек, за облик ваш христианский и хоть плохонький, а французский, мы сымать разрешим безо всяких там яких!». Чем я и не преминул воспользоваться. Вот только фотография не получилась:-(

Картинам же, оказавшимся в одном зале с Джокондой, не повезло категорически: Мона Лиза настолько приковывает к себе внимание посетителей, что остальным картинам просто не уделяют внимания. Мы – уделили.

 

День 6, четверг, 14 августа 2003:

Париж

Второй день по каким-то причинам начался поздно. Возможно, наконец-то пришло время немного передохнуть от дорог, плюс сказалась необходимость пополнить запасы провианта.

Для этого рекомендуем использовать супермаркеты (наиболее распространены две сети: “Auchan” и “Carrefour”). В самом Париже супермаркетов нет – все они расположены за парижской кольцевой (peripherique).

В Париж из нашего кемпинга мы отправляемся во второй половине дня. Маршрут получился немного странноватым. Вычитали в путеводители, что где-то в районе Монмартра находится музей восковых фигур Гревена. Этакий аналог лондонского Мадам Тюссо, но с поправкой на местный колорит. Восковые персоны, увы, пока нашим детям понятнее иных шедевров. Все же решили для начала подняться на фуникулере к Сакр-Кер – отсюда открывается еще один шикарный вид на Париж. Затем неспешно стали спускаться вниз. Присев на скамеечке где-то на полпути, стали свидетелями занятной сценки: уличный воришка выдернул сумочку у увлекшейся своим спутником француженки. Но она оказалась дамой проворной: «Месье, кажется, это не ваше!» – твердо и настойчиво произнесла она. «Пардон, мадам», – было ей ответом, и сумочка волшебным образом была возвращена негодующей владелице. «Ни за что!» – гордо ответила та и обиженно придвинулась к своему vis-a- vis.

Добредя, наконец, до бульвара Монмартр, на котором, собственно, и располагается вышеобозначенный музей, мы обнаружили его закрытым. Признаться, взрослая часть публики с некоторым облегчением вздохнула, а старшего ребенка утешили порцией десерта в соседней кафешке. Слегка перекусив, двинулись дальше. Было решено отправиться в музей д’Орсей. Честно говоря, штурман давненько испытывает некоторую слабость к работам представленных в нем мастеров. В этот день д’Орсей работал до 22.00. Это мы тоже вычитали в путеводителе. Для знатоков излишняя реклама ни к чему. Тем, кто не в курсе, но питает некоторый интерес к модернистскому искусству XIX–XX вв., очень рекомендуем.

Достойно посещения также кафе музея – достаточно щадящие цены и великолепный вид на Сену и Лувр, отрывающийся с балкона.

 

День 7, пятница, 15 августа 2003:

Марн-ля-Валле, Диснейленд

Третий день был отдан на откуп Диснейленду. Куда ж без него, когда в салоне автомобиля двое детей! Правда, поехали мы туда не на автомобиле, а воспользовались услугами железной дороги, о чем ни на минуту не пожалели. Скептически настроенные родители были моментально вовлечены в атмосферу детства, праздника и безудержного веселья. Там есть чем заняться, право слово!

При входе любезные диснеевские герои выдают вам карту парка аттракционов. Парижский Диснейленд поделен на четыре зоны развлечений: Приключения, Дикий Запад, Открытия и Сказки. Сначала мы чисто случайно оказались в зоне «Открытия». Большинство аттракционов посвящены там сюжетам книг Жюля Верна: «Полет на Луну», «Подводная лодка капитана Немо» и все в том же духе. Слетав для разминки на Луну (ужасные американские горки в замкнутом пространстве, с зависанием в самом интересном месте), мы решили, что детки у нас еще небольшие, и, пока они не выросли из сказочного возраста, отправились в «Страну Сказок». Старший немного посопротивлялся, но был еще раз запущен на Луну и тем самым утешен. Кстати, эта самая «Луна» относится к наиболее популярным аттракционам, посему рекомендуем заранее запастись билетом fastpass, на котором указано время «полета».

В «Стране Сказок» мы провели все оставшееся до закрытия время. К сожалению, не попали на «Полет Питера Пена» (видимо, аналог полета на Луну) – вовремя не сориентировались с «фастпассом». Зато насладились всеми домиками сказочных принцесс, летающими слониками и сумасшедшим миром Алисы, который по недоразумению назван Страной Чудес.

К десяти вечера все аттракционы постепенно закрываются, и дабы мирным путем вывести главных потребителей диснейлендовских услуг из состояния мечты, в половину одиннадцатого на центральной аллее парка начинается парад диснеевских героев. Родители кисло переминаются с ноги на ногу с затекшими шеями, на которых восседают восторженные дети. Примерно к одиннадцати этот ужас заканчивается и в 23.15 начинается апогей программы – сказочный салют. Дети опять-таки в восторге, родители постепенно приходят в себя и благостно ждут завершения этого головокружительного во всех отношениях дня.

Все довольны и, засыпая практически на ходу, умиротворенно покидают эту Страну детских грез.

 

День 8, суббота, 16 августа 2003.

Еще один день в Париже. Еще один компромисс. Приходится совместить наши личные интересы с пожеланиями детей. От «Гревена» просто так не отделаться, поэтому снова отправляемся в район Монмартра. Решено было временно разделиться: папа с дочкой отправились в кафе поедать мороженое, а мама с сыном пошли обозревать восковых персон. Про мороженое в Париже более или менее понятно. Что касается музея Гревена, то он, в принципе, по своей идее немного напоминает Мадам Тюссо в Лондоне, если подобное сравнение корректно. Те же местные и иные знаменитости, монархи, президенты, писатели, художники, артисты; несколько инсценировок трагических событий истории Франции (Варфоломеевская ночь, Жанна д’Арк на костре, Наполеон на Ватерлоо). В заключение что-то типа планетария: огромные экраны, на которых переливаясь мерцают различные созвездия. Сын доволен, мама умиротворена, папа с дочкой услащены.

Далее было решено отправиться в Латинский квартал. Поехали на метро, так как это другой берег Сены. При выходе из метро обнаружили изумительный по красоте фонтан Сен-Мишель. Десять лет назад мы фотографировались рядом с ним и в фас, и в профиль. Понеслись воспоминания… Рядом с фонтаном оказался огромный книжный магазин. Мы, как истинные библиофилы, не могли в него не зайти. Напрасно – пятидесяти евро как не бывало.

От духовной пищи самое время перейти к плотской. В Латинском квартале, с давних времен облюбованном студентами, можно вкусно и недорого поесть невзыскательному туристу. Неплохое обслуживание и демократичная публика. Хозяева, в основном, греки и арабы, поэтому наряду с традиционным луковым супом можно заказать кебаб или так называемую «греческую тарелку» – огромное блюдо с бараниной, картофелем фри и салатиком – ужасно вредно, зато безумно вкусно.

После сытного обеда была предпринята прогулка в сторону Люксембургского сада, который оказался закрыт. День клонился к закату. Вовремя подошедший автобус отвез нас к Тюильри, где наши неутомимые дети раскрутили уставших и потерявших бдительность родителей на новую порцию аттракционов. Не Диснейленд, конечно, но некоторые незамысловатые развлечения собирали вокруг себя праздных зевак (например, тарзанка наоборот: выстреливание резко вверх корзины с двумя добровольцами-«космонавтами»).

 

День 9, воскресенье, 17 августа 2003:

Париж – Брюссель

Расстояние 330 км

Последний день в Париже. Гру-устно. Кажется, мини-программа выполнена, но нет ощущения пресыщенности. Может, это и к лучшему. В следующий раз снова встретимся с этим удивительным городом и откроем для себя его новые грани.

После нескольких дней железнодорожного и метрополитеновского отдыха поехали на машине, благо было воскресенье и пробок не наблюдалось. Какое это облегчение, сесть, наконец, за руль автомобиля! (Прежние четыре дня мы носили нашего спящего трехлетнего киндера на руках от вокзала до кемпинга с постоянной мыслью: «Своя ноша не тянет, ох не тянет!»). Проехали под Дефанс, мимо Триумфальной арки, по Елисейским полям, острову Сите… Везде-везде-везде. Но пора было расставаться с этим бесконечно далеким и таким близким городом.

Прощаться с Парижем было решено с крыши центра Жоржа Помпиду, музея современного искусства. Десять лет назад мы наткнулись на него в темноте, возвращаясь с салюта, посвященного дню взятия Бастилии. Признаться, немного испугались. Разноцветная громадина с торчащими в разные стороны трубами – неужели завод в центре Парижа? Уже после выяснили, что внутри хранятся Матисс и Дали, Шагал и Малевич, опусы русских футуристов (причем, пожалуй, это самое понятное из всей представленной экспозиции). Хорошо, что сказать «до свидания» Парижу (надеемся, ненадолго) мы пришли именно сюда. Париж должен запомниться именно таким: смелым и раскрепощенным, современным и идущим вперед. Мы вышли на террасу, откуда открывается вид на весь город: слева готический Нотр-Дам, справа над Монмартрским холмом возвышается детище эклектики Сакр-Кер, а между ними вполне гармонично вписалась инженерная конструкция месье Эйфеля (и чем она Мопассану не угодила?). До свидания, Париж! Au revoir! Впереди другие города. Сравнятся ли они с тобой?

Едем в Брюссель.

Брюссель

Въехав в Брюссель, я даже забеспокоился, не заехали ли мы по ошибке в Северную Африку: арабы, женщины в платках и паранджах, арабские дети, арабские надписи на вывесках... Куда катится Европа?

Время, тем не менее, неумолимо клонилось к вечеру, в центр Брюсселя я так и не выехал, и пора было думать о ночлеге. При подъезде к Брюсселю мы обратили внимание на небольшой мотельчик, расположенный прямо рядом с автобаном. Туда и направились.

AC Restaurant & Hotel ***
Адрес: Autosnelweg E40 Liege – Bruxelles, Бельгия
Тел: +32 (0) 16 2008 16

Пожалуй, лучшая из гостиниц, в которых мы останавливались во время нашего путешествия: машина рядом, 4 кровати, отличные условия. Правда, цена соответствующая – 79 евро за 4-хместный номер (это при том, что еще я выторговал около 7 евро скидки). Минусы – древний дисковый телефонный аппарат (у нас не всюду такой найдешь) и отсутствие холодильника.

 

День 10, понедельник, 18 августа 2003:

Брюссель – Люксембург – Мерен

Расстояние 440 км

Утром мы плотно подкрепились завтраком в гостинице (входит в цену, что тоже неплохо) и продолжили знакомство со столицей Бельгии. Сначала натолкнулись на Сакре-Кер – подобие базилики на парижском Монмартре, даже называется также. Впечатление производит. Различие, конечно, есть – белый камень парижской церкви противостоит красному кирпичу брюссельской, а в остальном – откровенная псевдовизантия и сплошная эклектика. Две башенки-колокольни напоминают минареты магометанских храмов. Появление арабов на улицах Брюсселя все же оказалось неслучайным!

Долго искали центр города, блуждали по району, который, как нам пояснил случайный прохожий, называется Биржа. Как ехать в центр, так и не поняли, зато натолкнулись на очень интересную достопримечательность – площадь А.С. Пушкина. Какое отношение великий русский поэт имел к этому великолепному городу, неизвестно, но памятник есть. Пушкин (разумеется, в цилиндре) задумчиво смотрит на одно из окон выходящего на площадь домов. Весь в мыслях – то ли о любви, то ли о недвижимости.

Следующей достопримечательностью был Нотр-Дам дю Саблон, наполовину скрытый строительными лесами.

На пересечении улицы Режанс и бульвара Саблон поднимается самый красивый в Бельгии средневековый храм Нотр-Дам-дю-Саблон, или, как его еще называют, храм Победы (заложен в 1304 г.). Фасад храма украшает богатый орнамент, стреловидные башенки, фигуры святых над главным входом и по его сторонам. Внутри храма красиво отсвечивают разноцветные оконные витражи. В нем находятся мраморные надгробия, чугунные плиты над погребениями знатных людей города, некоторые из них были установлены еще в XV в.

Из путеводителя

После него мы, наконец, натолкнулись на указатель «Centre» и нырнули в нескончаемый тоннель имени Леопольда II. Колоссальное сооружение – таких мы еще не видел! Долго искали его на карте, но так и не смогли понять, откуда он идет, куда ведет и под чем проходит. Вынырнули из тоннеля и, наконец, оказались в центре. Поставив машину на подземную парковку, учинили небольшую пешеходную экскурсию по городу.

Очевидно, что Бельгия когда-то была испанской провинцией. В честь этого события близ Гранд Пляс появился памятник двум истинным бельгийцам – Дону Кихоту и Санчо Пансе. Другими причинами появление двух этих персонажей в центре Брюсселя я объяснить не могу. По дороге к Гранд Пляс мы натолкнулись на еще одно (даже не одно!) замечательное произведение современного искусства – памятник коровам. Несколько совершенно безумных животных (в очках, в жилетах, оранжевых, в клеточку, стоящих на задних копытах с писающим мальчиком на вымени) просто оккупировали небольшую площадь. Рядом с ними – обилие ресторанчиков. Неужели это был коллективный памятник бифштексу?

Старый купеческий Брюссель предстал перед нами во всем своем великолепии на Гранд Пляс. Все здания, выходящие на площадь, по-своему интересны, но излишне вычурны, не в меру помпезны и разностильны. Нет единства композиции, широты размаха – площадь мала, здания велики, голова крутится до треска в шейных позвонках и не может объять необъятного. Непосильная работа для оператора любительской видеокамеры!

Одно из зданий чем-то напоминает венецианский Палаццо Дожей снизу – а сверху на него водружено что-то совершенно непостижимое. Огромный дворец напротив весь испещрен скульптурами каких-то значительных людей – глаза разбегаются! И все же Гранд Пляс потрясает. Откуда-то сверху льется волшебная музыка – в Брюсселе полдень, и часы празднуют это знаменательное событие раскатистыми звуками сотен колокольчиков.

Пошли к знаменитому Писающему мальчику, символу бельгийской столицы. Одни говорят, что бюргеры установили его в качестве протеста против косных обывателей (что вряд ли), другие утверждают, что это было всего лишь шуткой какого-то весельчака-скульптора. Как бы то ни было, с точки зрения культуры эпохи Возрождения это однозначно было вызовом.

В окнах дома за памятником – толпы его клонов в разных костюмах. В путеводителе написано, что все уважающие себя международные делегации считают своим долгом подарить юному озорнику обмундирование, форму вооруженных сил своей страны или просто национальные костюмы.

Еще в Брюсселе есть писающая девочка. Новодел. Забрана решеткой с амбарными замками. Весь рiss кончился – фонтан не работает. Найти ее непросто – в каком-то закоулке, в противоположной от Манеккена Пис стороне за центральной площадью, после целого квартала ресторанчиков (в половине из которых "есть меню на русском").

Сделав еще пару кругов по центру города, мимо королевского дворца, покидаем Брюссель. Берем курс на Люксембург. На лобовом стекле появляются капельки дождя.

Люксембург

Люксембург был после Брюсселя. Почти вечером. В этот день после изнуряющей жары пролился дождь, и сразу стало как-то прохладно. Дождь, дорога, горы – так встретила нас эта маленькая, но гордая страна. Неудивительно, что герцогство так долго сохраняло свою независимость – к нему действительно непросто пробраться: название города и переводится как «маленькая крепость».

Сделав несколько кругов почета, поколесив по городу, мы несколько раз спустились и поднялись вниз и вверх – Люксембург делится на верхний и нижний город – и, наконец, нашли подземную парковку под Театральной площадью. На паркинге мест почти не было. Несколько машин так же, как и мы, сновали в поисках пристанища. Остановились напротив въезда на очередной этаж. Наверху было сыро. Пришлось вернуться за зонтом. Он один, а нас четверо. Отдали его детям. Погода не располагала к длительным пешим прогулкам. Решили отсидеться в ресторанчике на одной из центральных улиц верхнего города. Время было что-то около пяти – ни обед, ни ужин. Парочки вокруг потягивали пивко (или винцо). Пришло время подкрепиться – брюссельский завтрак давно переварился. Захотелось повторить изумительный луковый суп, так понравившийся в Париже. Для полноты желудка была заказана лазанья детям и кордон-блё с гарниром нам.

Обслуживание более чем неторопливое. За это время дети успели раскрасить довольно большие листочки, любезно принесенные официанткой вместе с набором фломастеров, и вытребовать по новой порции прохладительных напитков.

Когда мы уже доедали свой обед/ужин, столы вокруг стали накрывать хрустящими белоснежными скатертями и украшать их вычурно сложенными накрахмаленными салфетками.

Отведав дорогой, но неторопливой и невкусной люксембургской кухни, мы чуть-чуть пробежались по улочкам, убедились в том, что после 6 вечера все-все-все в Люксембурге закрывается, и, изрядно промокнув, спустились к своей машине. Удивительно, но всего лишь два часа назад мы не могли найти и узенькой щели для парковки – сейчас же во всем многоэтажном паркинге осталась лишь пара-тройка автомобилей.

Подъехали к вокзалу с грустной мыслью – все закрыто, даже сувениров не прикупить. И вдруг (о, чудо!) мы увидели странным образом незакрытый магазинчик – и сразу же кинулись туда тратить свои кровные, отложенные на приобретение открыточек, сувенирчиков и прочей туристической лабуды.

Решили познакомиться с городом поближе, спустившись в знаменитый овраг Люксембурга. Массивный виадук соединяет склоны оврага, повсюду видны стены укреплений города.

Город Люксембург получил свое имя от замка Lucilinburhuc, построенного графом Зигфридом I на древнем римском пути из Реймса в Трир. Поселение вокруг замка впервые упоминается в летописях в 963 году, который принят за дату основания города. В концу средних веков за обладание городом Зигфрида боролись правители Бургундии, Испании, Франции, Австрии и Пруссии. Более двадцати раз за 400 лет город захватывали, разрушали и отстраивали заново, и, в итоге, этот город стал сильнейшей крепостью Европы после Гибралтара.

Считавшийся во время Наполеоновского правления "лесной провинцией" Франции, Люксембург был включен вместе с Бельгией в состав вновь созданного Соединенного Королевства Нидерланды в 1814 году. Оно распалось 16 лет спустя, когда Бельгия отделилась от Нидерландов, прихватив часть Люксембурга. Это решение побудило народ Великого Герцогства бороться за независимость, и в 1830 году голландская часть страны стала самостоятельным государством. В 1867 году Лондонский Договор подтвердил её автономию. Вскоре после этого страна объявила о своем нейтралитете во всех международных делах и в честь этого знаменательного события жители разрушили свой многострадальный форт. Остатки этих укреплений и служат сегодня объектом особого туристического внимания.

Из путеводителей

Горы и замки на них производят сильное впечатление, но город оставил неоднозначные чувства... Что-то, граничащее с разочарованием – то ли дождь и серая погода, то ли раздражение из-за того, что все (включая замки и музеи) было закрыто. Может быть, мы неправильно расставили акценты – Люксембургу следовало предварять наш триумфальный въезд в Париж, на десерт же оставлять его явно не стоило!

Вот с такими сложными чувствами мы покинули маленькое, но крепкое сердце старушки-Европы. Единственным скромным утешением был дешевый бензин – я, естественно, залил полный бак своего автомобиля на выезде из герцогства.

Германия

Тапка в пол в темноте германской ночи, заставшей нас при подъезде к Мерену.

Съезжаем с автобана, плутаем по холмистым дорожкам. Долго ищем кемпинг, ничего не находим. Останавливаемся у заправки, обращаемся к мужикам. По-немецки я нихт ферштейн, те по-английски почти не говорят, но я каким-то образом понял, что меня спрашивают, откуда я.
– Руссланд, – говорю.
– О, мой жена русский. Поехали к нам, – неожиданно отвечает один из них...
В общем, проводил он нас до кемпинга, добрый человек. Даром что немец!

Hotel Schneider am Maar
Адрес: Maarstrasse 22, Schalkenmehren 54552
Тел.: 06 592 955 10
Сайт: www.hotelschneider.de

В кемпинге бунгало нет, а у нас нет палатки. Приходится останавливаться в гостинице, что при кемпинге (все это принадлежит одной семье). Намного дороже, конечно, но делать нечего – вокруг ночь и горы. Бабуля-божий одуванчик типично немецкой внешности, милейший человек, помогает нам разместиться в двухместном номере... вчетвером. Она очень расстраивается из-за того, что мы не можем разместиться с комфортом, ибо в номере только двуспальная кровать, а раскладушек у них нет.
Она показывает мне на пол:
– А здесь вы можете положить... – она делает характерное движение рукой, как будто стелет что-то. – А здесь вы можете положить... – видно, она никак не подберет нужного слова.
– Матрацен? – демонстрирую я чудеса сообразительности.
– Я, я, матрацен. Вы так хорошо говорите по-немецки!

Матраса у нас не было, и разместились мы на ночлег без комфорта, вчетвером (с детьми) на двуспальной кровати. Нельзя сказать, что та ночь была прекрасной во всех отношениях, но других вариантов у нас не было – не ночевать же в машине! (Хотя чуть позже и пришлось).

Утром мы поняли, почему это место было облюбовано любителями отдыха в кемпингах – рядом раскинулось живописное горное озеро, на глади которого здесь и там развевались паруса небольших яхт, виндсерфингов и прочих плав. средств.

Schalkenmehren. Кемпинг у горного озера

 

День 11, вторник, 19 августа 2003:

Мерен – Кобленц – Лейпциг

Расстояние 510 км

Кобленц – город на земле Рейнланд-Пфальц, расположен в месте слияния Рейна и Мозеля. Привлекает гостей средневековым центром, готическими церквями Св. Кастора (IX-XII в.), иезуитской церковью и колледжем (XVII в.), средневековым Мозельским мостом (XIV в.) и замком Кобленц (XVIII в.).

Из путеводителей

Большинство крупных немецких городов было существенно повреждено бомбардировками союзников во время прошлой войны, поэтому в архитектуре центральной части города зачастую соседствуют старые и новые здание, причем не очень гармонично. Кобленц – не исключение, хотя большое количество соборов, безусловно, привлекает. Немного поплутали по центру, пересекли воспетый немецкими поэтами Рейн – но так ничего особенного не запомнили. Замок на горе выглядит очень привлекательно, но что-то нам мешает. Наверное, уже пресытились впечатлениями.

Действительно, SerPop как-то писал об этом месте: "Магнетизма хоть отбавляй, но тем не менее стоит приезжать сюда подготовленным – без знания истории, без знания того, что происходило на этом месте, впечатления будут неполными." Так и получилось – не подготовились к встрече с прекрасным!

На одном из светофоров у соседней машины опускаются стекла – и сидящие в ней "немцы" приветствуют нас на чистом русском: "Молодцы! Откуда?" – "Из Петербурга." – "Здорово! Классно! Как доехали?"... Похоже, именно обилие русских в Германии и объясняет тот непонятный интерес, с которым на нас таращились немцы на автобанах, завидев наши номера. Впрочем, я до сих пор связываю это в большей степени с немецкой бестактностью.

Выезжаем из Кобленца и решаем поехать дальше по местным дорожкам – автобаны надоели. Дорога завела куда-то в горы, и после бессчетного количества поворотов мы въехали в какой-то заповедник, заблудились – и не солоно хлебавши понуро поплелись обратно на магистраль, потеряв немало времени.

Выезжаем на автобан, продолжаем наш путь на восток. Дорога – затяжные спуски и подъемы, где грузовикам жестко запрещено покидать правый ряд, меловые горы, замок на холме справа – замок на холме слева... Удивительно, насколько иначе представлял я себе Германию! Задумался – оказывается, я себе никак ее не представлял. Даже знаменитые немецкие автобаны на деле выглядят совсем не страшно – я уже наловчился почти как настоящий немец заваливать стрелку спидометра за отметку 160 км/ч и не краснеть. Впрочем, знакам я все же верю и послушно снижаю скорость до плюс десяти к обозначенному. И не напрасно! Из-за ограничивающего обочину отбойника высовывается человек в форме и машет мне палочкой с красным кружочком. Притормаживаю, включив правый поворотник. Через несколько метров второй полицай, видя мое намерение остановиться, показывает, что нужно следовать дальше. Еще через сотню метров – съезд с автобана на площадку для отдыха. Ее-то и заняла полиция для каких-то своих полицейских дел. Перед въездом на площадку еще один полицейский показывает мне, что мне нужно именно сюда, в распростертые объятия стражей закона. Все серьезно – несколько полицейских машин, готовых в любое мгновение устремиться за непослушным ездоком, пара плотно упакованных микроавтобусов и несколько полицаев с автоматами вдоль проезда.

Въезжаю на площадку досмотра, и нам сразу показывают, где нужно остановиться. Четкость их действий и понятность жестов поражает – сразу на ум приходит сравнение с невнятными взмахами палками российских гаишников, привычно по-русски раскоряченные на пол проезжей части кучи машин в местах массовой проверки документов и понимание того, что здесь, в Германии, проигнорировать указания полицаев чревато.

Нас поставили за машиной с польскими номерами. Судя по всему, человека основательно "проверили": с потерянным видом ходил он вокруг кучи вещей, вытряхнутых из его багажника, видимо, не очень хорошо представляя себе, как все это запихать обратно. Мы с ужасом думаем, что нас будут трясти таким же образом. У-у-у-у, фашисты!

К нам подходит полицейский. Опускаю стекло, но тот открывает мою дверь и говорит что-то на неведомом мне языке.
– English, please, – отвечаю ему я.
– Выньте ключи из замка зажигания и положите их на торпеду. Пожалуйста, оставайтесь в машине. Ваши паспорта и документы на автомобиль, – без труда переходит он на английский.
Даем документы, он смотрит их – и вдруг:
– Оh, Sankt-Petersburg! Я знать, это есть красиви горотт.
Я уж не стал спрашивать, русский ли его жена:-)

Полицай забирает наши документы и скрывается с ними в одном из микроавтобусов. Рядом с нами остается немец с автоматом наизготовку и сурово следит за нашими движениями. Нервно...

Минут через десять, проверив документы, полицай возвращает их нам. Перебросившись парой-тройкой фраз с ним по-русски, трогаемся с места, а фриц с автоматом как закричит: "Белтрайнен!" (или что-то в этом роде) и выразительно хлопает себя по плечу. В ужасе останавливаемся и пристегиваем детей. Уезжаем, с облегчением вдыхая свободный немецкий воздух...

Въезжаем в Восточную Германию – и это заметно. В небольших городках вдоль дорог невесть откуда появилось обилие убогих панельных многоэтажек. Впрочем, почему это «невесть»? Вестимо, откуда.

Въезжаем в Лейпциг, успеваем немного прошвырнуться по магазинам и тут же находим неплохую гостиницу "Stern". Она оказалось одной из самых дешевых гостиниц в нашем путешествии (42 евро за двухместный номер и доп. кровать).

Stern Hotel
Адрес: Merseburger Strasse 158, Leipzig 04179
Тел.: +49 341 477 40 90
Сайт: www.stern-hotel-garni.de

 

День 12, среда, 20 августа 2003:

Лейпциг – Дрезден

Расстояние 115 км

Лейпциг

Утром покидаем нашу гостиницу. Уже чувствуется легкая утомленность от долгой дороги и обилия впечатлений. Не спеша грузимся, обращая внимание на окружающий гостиницу ландшафт, похоже, типичный для Восточной Германии – как все это знакомо! Потрескавшиеся бетонные плиты, сквозь которые обильно пробивается трава, на заднем плане – заброшенные корпуса какой-то фабрики – как будто и не заграница вовсе.

Двойным контрастом выглядят усилия хозяев этой гостиницы в мучительных попытках облагородить прилегающую территорию – а ребята действительно стараются! Хозяин, размещавший нас накануне, очень гордился набором услуг, предлагаемым путешественникам – душ, туалет, телевизор, фен и сейф в номере, чистенько и аккуратненько. И неплохой завтрак в придачу. И все это за 42 евро! Очень достойно!

Прощаемся с радушными хозяевами и расстаемся с нашим скромным, но уютным пристанищем. Как впоследствии выяснилось, совершенно напрасно – надо было оставаться здесь на вторую ночь и уже отсюда ехать в Дрезден. Но мы почему-то неосмотрительно решили, что нам удастся найти такой же хороший ночлег и на следующую ночь.

Отводим полдня на шоппинг. В Германии действительно очень приятные цены на одежду и обувь. Туристического снаряжения по удивительным ценам, на которые мы так рассчитывали еще в России, нам на глаза, к сожалению, не попалось.

В удушливом зное жаркого французского лета у меня-таки накрылась магнитола, доставшаяся мне вместе с машиной – неоригинальная, наспех воткнутая в торпеду шаловливой рукой литовского кудесника. Не жалко, но без музыки скучно. Решаем купить новую и заодно установить ее. Покупаем автомагнитолу тут же, в одном из магазинчиков при «Реале» (сеть супермаркетов Германии). С трудом выясняю, где тот чудо-мастер, который может ее поставить – он обретается с обратной стороны супермаркета.

Его английский чуть лучше моего немецкого. Общаемся при помощи всемирно известных немецких слов – «магнитола капут», «динамики капут», нужны «нойе». Иду покупать нойе динамики, мастер сопровождает меня, помогает выбрать. Ставит все достаточно быстро. Сквозь его англо-немецкий понимаю, что он в советское время неоднократно бывал на каких-то заводах в России, энергично киваю, приговаривая «я, я!». Установив музыку, мастер поднимает капот, доливает охлаждающую жидкость, говоря о том, что даже такой почтенного возраста Пассат прослужит еще долго, главное, это постоянно контролирен айн уровень дер жидкости. В общем, пообщались! Отблагодарил его бутылкой водки, он меня – надувным шариком и скидкой, особенно когда узнал, что мне не нужна счет-фактура. (Для справки – установка магнитолы и двух колонок обошлась мне в 30 евро).

Едем в центр Лейпцига. Видно, что город был ужасно разрушен во время войны: слева здания постройки XIX века, справа – уродливая советская панельная застройка.

Одна из главных достопримечательностей города – собор св. Томаса с могилой Баха. Направляемся туда.

И.С. Бах долгое время был капельмейстером Лейпцигского университета и пожелал покоиться в главном соборе родного города. Собор этот был уничтожен в одну из адских бомбардировок города, и прах великого композитора был перенесен в собор святого Томаса. Рядом с собором – памятник Баху. Внутри – огромный орга'н. Кто знает, может быть здесь когда-то сам Иоганн Себастьянович исполнял свои знаменитые фуги. В пол вмонтирована могильная плита. Современная. Убранство собора достаточно скромное, особенно в сравнении со скульптурной роскошью католических храмов.

Поехали дальше, мимо здания Имперского верховного суда, где, как утверждают историки, видный деятель болгарской коммунистической партии и болгарской народной республики Г.Димитров каким-то чудесным образом отбился от оголтелых толп нацистских прокуроров, обвинявших его в поджоге рейхстага.

Поразило обилие «львиной скульптуры» в архитектурном убранстве города – наверное, в противовес вчерашнему нашествию коров на Брюссель.

Знаменитый фонтан города Mendenbrunnen удивительным образом вписан на Augustusplatz, окруженный до боли знакомой застройкой практичного XX века – сплошное смешение стилей и эпох. Да, интересный город Лейпциг – остатки былого величия настойчиво проступают сквозь современную застройку.

Поехали к Памятнику битве народов. На пути встречается непонятное сооружение с красной звездой на высоком шпиле. Прямо мавзолей какой-то! Что-то явно советское, но что именно, так и не выяснили.

Памятник битве народов – мощнейшее сооружение из серого камня – находится относительно далеко от центра. Путь к нему лежит по настолько раздолбанным улицам, что порой закрадываются сомнения – неужели мы действительно в Германии?

На месте нынешнего памятника союзная армия русских, австрийских и прусских войск дала генеральное сражение Наполеону в 1813 году – состоялась знаменитая лейпцигская битва народов. Пруссаки затем отгрохали совершенно гигантское сооружение – Памятник битве народов, гимн прусскому могуществу. Ацтекские пирамиды отдыхают!

Неподалеку от монумента битвы народов – русская церковь – храм-памятник русской славы, построенный во имя святителя Алексия, митрополита московского, по проекту архитектора Покровского через сто лет после сражения. Надпись на стенах храма гласит: «В память 22'000 русских воинов, павших под Лейпцигом за освобождение Германии. В битве под Лейпцигом 47 октября 1813 года участвовали 127'000 русских, 89'000 австрийцев, 72'000 пруссов, 18'000 шведов. В этих боях пало 22'000 русских, 16'000 австрийцев, 12'000 пруссов, 300 шведов...»

Солнце садилось, тени удлинялись, дело близилось к вечеру – пора было ехать в Дрезден.

Продолжаем путь на восток.

Drang nach Osten im Volkswagen,
Drang nach Osten kaine Schluss...

– надрывается Кустурица из новых динамиков. На одном из мест для отдыха, прямо рядом с автобаном останавливаемся на перекус: разводим горячей водой из термоса "нажористые химикалии" в пластиковых баночках.

Вдоль всех магистральных дорог расположены места для отдыха – таковы жесткие требования международных стандартов. Назвался магистралью – обеспечь достойные условия! Площадки для отдыха оборудованы совершенно по-разному – одни сопряжены с заправками, на других раскинулись целые "гастхаусы" – гостевые дома с трактирами, гостиницами и прочими удовольствиями, третьи – это всего лишь столы со скамейками, мусорными баками и кабинками туалетов неподалеку. Есть и такие, где нет ни столов, ни туалетов – лишь дальнобои остановились здесь на короткий отдых (но такие нам не нравятся).

Вечереет. Приближаемся к Дрездену, вглядываясь по ходу в указатели на кемпинги, гастхаусы – ищем место для ночлега. Съезжаем с автобана – и, о радость! видим указатель на кемпинг. Едем прямо. Потом еще прямо. Потом еще немного прямо и опять видим указатель – кемпинг направо. Верим ему и продолжаем ехать. Приезжаем в какую-то промзону. Развилка. Вокруг – ни души, куда ехать, непонятно. Бензин кончается. Едем обратно к указателю, повторяем итерацию, ничего не находим. А бензин кончается еще больше. Заблудились!

Возвращаемся обратно, молясь, чтобы бензина хватило до заправки. Где мы и куда ехать – представляем более чем смутно, и вот нам навстречу из какого-то богом забытого проселка выезжает машина. Бросаюсь к ним (за рулем девушка, рядом парень, не испугались, притормозили), спрашиваю, где петрол. За углом, говорят. Радостный выезжаю за угол – заправка не работает. Время близится к полуночи. Бензин на нуле, где ночевать – неясно. Первое желание – так и остаться спать здесь на заправке, потому что бензина нет, и куда ехать – непонятно... Но как-то стремно – уж больно неприветливая местность нас окружает. Поехали куда глаза глядят – и, о чудо! через каких-то пять минут въехали в Дрезден. Тут нас и ожидало счастье в виде заправок на каждом углу. То-то та пара так удивилась, когда посреди ночи какой-то чел срывающимся голосом спрашивал их о ближайшей бензоколонке.

Дрезден

Сразу заправиться не удалось – на заправке кредитку не принимали, пришлось плеснуть десяток литров за наличные и ехать искать другую, более цивильную. Работники на заправках по-английски ни бум-бум, поэтому расспросы о дешевом ночлеге результата не дали. Удивило обилие тусовок молодых людей на стареньких фольксвагенах – эти ночные гопники тоже не смогли дать мне внятного ответа на вопрос о недорогих гостиницах.

Решили найти ночлег опытным путем, поочередно объезжая все попадающиеся на пути гостиницы. Было уже за полночь. На третьем заходе мы "сломались" – дешевле, чем 100 евро за ночь, нас размещать никто не хотел. Возвращаемся обратно на автобан, останавливаемся у первого же гастхауса, узнаем цену (80 евро), смотрим на часы – полвторого ночи – и слышим противно-квакающий голос "жабы"... Экономим деньги, спим в машине.

Спать вчетвером даже в Пассате – занятие не из приятных. Долго не могу заснуть – педали не дают ногам вытянуться. Вижу, как парковку у гастхауса методично объезжает полицейская машина. Вспоминаю напутствия участников конференции: дескать, неположено у них ночевать в машинах – и готовлюсь дать врагу достойный отпор. Полицейская машина, видимо, почувствовав это, с гордым видом уезжает... Потом сквозь дремоту я видел еще несколько приближений полицаев – и каждый раз они молча проезжали мимо нас, нарезая бессчетные круги по парковке. Может быть, действительно, выполняли свою прямую обязанность – охраняли наш покой?

 

День 13, четверг, 21 августа 2003:

Дрезден – Берлин – Франкфурт-на-Одере

Расстояние 305 км

Утро было ранним. Подъем, несмотря на ночь, проведенную в машине, легким. В гастхаусе, рядом с которым мы заночевали, оказались "все удобства" с душем, кафешкой, мини детской игровой комнатой и небольшим сувенирным магазинчиком. Горячий бюргерский завтрак стал залогом хорошего настроения, и мы отправились осматривать дрезденские достопримечательности с должным вниманием и пиететом.

Дрезден, как и многие крупные немецкие города, подвергся разрушительной бомбардировке союзнической авиации во время II мировой войны. В феврале 1945 года Дрезден был практически полностью уничтожен во время авианалета. Однако время лечит раны, город отстроили заново, но до сих пор в центре есть руины исторических памятников, которые медленно и кропотливо восстанавливают. Из руин восстановлен и Цвингер – бывшая королевская резиденция, а ныне один из крупнейших музеев Европы, известнейшая Дрезденская картинная галерея, куда мы и направились.

Машину оставили прямо рядом с галереей. Стоянка, само собой, платная, но за время нашего путешествия мы уже привыкли к этой странной европейской традиции – платить за парковку – и не сильно опечалились по этому поводу. Пока дети носились по лужайке вокруг фонтана во дворе Цвингера, мы пытались определиться, что же осматривать в первую очередь. Остановились, как всегда, на компромиссном варианте: Рыцарский зал (для детей и для себя) и Сикстинская Мадонна (для себя и для детей). Осмотреть все (как и в любом крупном музее Европы) возможно, но не сразу.

Особый интерес рыцарский зал вызвал, конечно же, у сына. Он посещает детскую изостудию при Эрмитаже и, естественно, частенько перед занятиями захаживает в рыцарский зал (ну есть такая слабость у мальчика). Ему есть с чем сравнивать: эрмитажное собрание намного скромнее дрезденского. Что ж удивляться – рыцари в больших количествах на берегах Невы не обретались, а если и доплывали, их успешно топили русские князья – то в Неве, то в Чудском озере. Вот доспехов-то и не сохранилось. Зато в Цвингере экспозиция завораживает. Чего здесь только нет! Одна сцена рыцарского турнира чего стоит! Расписывать, впрочем, особого смысла нет – лучше один раз увидеть.

Также не стоит, наверное, подобно описывать каждую из увиденных картин – уверен, что многие из них более чем известны по многочисленным репродукциям, скажу лишь, что был поражен, увидев, как много шедевров хранится именно в Дрездене (а сколько еще было вывезено советскими войсками!).

Центр города – вечная борьба старого и нового в архитектуре. Вышли из дворца и уперлись взглядом в здание банка в стиле хай-тек. Немного странно все это лицезреть рядом пусть и с реконструированным, но вполне барочным дворцом. За Цвингером – узнаваемое здание оперы, типично украшенное колесницей несущихся куда-то лошадей... нет, это не лошади, а какие-то диковинные саблезубые тигры! Тут же шарманщик для большего колорита.

Чуть-чуть прогулялись вокруг Цвингера – и, озабоченные истекающим временем парковки машины, побежали назад, намереваясь продолжить автомобильную экскурсию по городу.

Во всех немецких городах, в которых мы уже побывали за время нашего путешествия (а это были Бремен, Ахен, Кельн, Кобленц, Лейпциг...), обратили внимание на странную вещь – при незначительной, как нам показалось, загрузке города автотранспортом поток перемещается столь медленно, что можно было бы всюду опоздать – слава Богу, что мы никуда не спешили. Тому виной, на наш взгляд, крайне тормознутые немецкие светофоры и желание загнать весь поток в один ряд.

Неспешно передвигаясь по городу, несколько раз выруливали к симпатичной мечети. Магометане? Здесь?? Откуда??? За информационной поддержкой обратились к путеводителю. Оказалось – табачная фабрика, а минарет – попытка спрятать заводскую трубу.

Ехали мы, ехали и на Санкт-Петербургер-Штрассе приехали. Солидный такой штрассе! Пустячок, а приятно! Сделав несколько кругов по Дрездену, мы направились в столицу Германии.

Берлин

Берлинцы так и не пришли в себя после разделения Германии. Хит сезона, затянувшегося на десятилетия – разрушение Берлинской стены. Понятно, что это символ, означающий конец раздробленности Германии, символ определенной эпохи... И, вполне возможно, имеет смысл сохранить какую-то ее часть. Но тянущаяся на километры мрачная железобетонная безликая конструкция ничего, кроме уныния, не внушает. В нашем городе подобными стенами окружают стройки и промышленные зоны. Единственное, что отличает Берлинскую стену – попытка превратить ее в своеобразную картинную галерею под отрытым небом. Все остатки стены испещрены рисунками-граффитти.

Бранденбургские ворота зажаты послевоенной застройкой в советском многоэтажно-панельном стиле. Приходится отстраивать их из кадра для приличной фотографии.

Рейхстаг, простояв пятьдесят лет с дыркой вместо крыши, теперь накрыт стеклянным куполом. Подъем – бесплатно, но очередь такая, что жалеешь об этом. Едем дальше.

Пустырь на месте Берлинской стены за Бранденбургскими воротами застроен стеклянным хай-теком фирмы "Сони" и блочным убожеством "Мерседеса". Тоска! Выехали к памятнику Советской армии – огромный мемориал. Советские танки в центре Берлина! Странно, что немцы это еще хранят. Или нет, не странно, а наоборот – нормально. Ненормально – это разрушать памятники.

Вернулись обратно в центр, на Унтер-ден-Линден. Прошлись по сувенирным туристическим лавкам и прямо перед Бранденбургскими воротами натолкнулись на чудо враждебной техники – городской туалет. Чудо настолько интересно, что стоит задержать на нем взгляд (а при необходимости еще и воспользоваться). Он представляет собой массивную кабину с автоматическими дверями, напоминающую внушительных размеров лифт. Инструкция по эксплуатации весьма занимательна. Стоит почитать ее перед началом необходимых процедур. Интересный пункт: "Максимальная продолжительность пользования – 20 минут. Двери затем откроются автоматически". :-) Очень забавно! Решаемся протестировать. Бросаем монетку: двери открываются, свет сам включается. Ух-ты! Автоматический рукомойник. Подносишь руки к одной пиктограмме – льется мыло, к другой – льется вода, к третьей – включается теплый воздух. Фантастика!

Грузимся в машину. Едем nach Osten. Дети на заднем сидении уже начинают постепенно сходить с ума. Из-за обилия впечатлений, вероятно. Признаться, утомленность путешествием начинает проявляться и в поведении взрослых. Пора домой.

Не тут-то было! Надо было еще выехать из Берлина. Время было вечернее, берлинцы возвращались домой после трудового дня. Начались пробки, тормознутые светофоры и долгие плутания по автобанам некогда Западного Берлина.

Выезд из Берлина был каким-то бесконечным. Сколько времени мы плутали по берлинским магистралям, непонятно где начинающимся и непонятно где заканчивающимся, я даже боюсь сказать. В общем, вырваться из города удалось уже в сумерки.

Впервые по пути назад на глаза нам попались русские машины – это были дальнобойщики. Они стояли на отдыхе на какой-то подозрительно промышленной окраине Берлина. Интересно, – подумалось, – почему это я обратил на них внимание? Ответ нашелся сам собой – только у грузовиков из бывшего СССР номер нарисован на кузове. Наверное, для слабовидящих гаишников.

По дороге к границе, в городишке с названием Альтландсберг в кафе на заправке, наконец, попробовали сосиски. Правда, без пива – надо было еще доехать до Польши. Слышу, слышу ехидные усмешки знатоков – кто же ест сосиски без пива да еще и в придорожном кафе? А мне понравилось! И я обязательно вернусь сюда, в Германию!

Едем по указателям на Франкфурт (тот, что на Одере). В город, естественно, не въезжаем, а сразу едем на мост через Одер, переходить границу с Польшей.

Переход границы занял 1 час. Мне, уже успевшему избаловаться прозрачными границами Европы, показалось – долго.

Польша

Въезжаем в Польшу – уже темно. Немного отъехав от границы, валимся спать в ближайшем мотеле. 20 евро за двухместный номер. Красота! На радостях беру два.

День 14, пятница, 22 августа 2003:

Свечко(?) – Познань – Варшава

Расстояние 490 км

Позавтракав в кафешке при мотеле и в очередной раз порадовавшись славянским ценам, продолжаем свой путь домой. До выхода на работу остается два дня, времени еще, вроде, достаточно, и мы планируем дополнить приятные ощущения от поездки приятными сувенирами в виде недорогого польского барахлишка.

Не торопясь, едем по польским дорогам. В конференции неоднократно рассказывалось об их ужасном качестве, жуткой колейности и обилии фур, поэтому я, заранее настроившись на такие условия, со спокойствием дзен-буддиста плетусь за фурой, не превышая отметку в 80 км/ч. А дорога действительно не очень хороша. Во-первых, она узка. Во-вторых, действительно, продавлена фурами по самое не хочу. При обгоне машина перепрыгивает через весьма ощутимый ров, поэтому ее надо поймать прежде, чем она кувырнется в кювет. При обратном перестроении, естественно, тоже. Адреналин тратить впустую не хочется, да и на знаках все время написано: "Draga kolejna". Поэтому правильный настрой и спокойствие – условия, необходимые для успешного транзита по Польше.

Вдоль дороги – бесконечные мотели и... девушки. Они предлагают товар лицом – некоторые сидят на корточках, некоторые – в футболочках в сеточку. В общем, своими видами некоторым образом компенсируют водителю невысокую скорость движения :-).

Вдруг... блям-блям-блям-блям-блям! Останавливаюсь, заглядываю под машину. Сорвали глушитель. Едущая позади машина, завидев мою аварийку, сразу останавливается и предлагает помощь. Постояли, почесали затылки, сошлись на том, что нужен подъемник. Поляк говорит, что ближайший автосервис находится в деревне неподалеку. Приезжаю туда, мне тотчас же освобождают подъемник и крепят глушитель дополнительными хомутами (мастер был доволен, получив за труды двух-евровую монету). Доброжелательное отношение поляков очень приятно!

Подъезжаем к Познани. Под дорожным знаком – реклама "Реала": дескать, всего 12 минут езды строго налево. Мы только что с удовольствием закупились в магазине аналогичной торговой сети в Германии, поэтому незамедлительно принимаем решение ехать туда наверстывать упущенное в шоппинг-программе. Сначала стоим на безумно медленном светофоре, потом долго ползем в пробке. Интересно, как товарищи из отдела маркетинга этого магазина мерили время? Неужели на вертолете летали?

В общем, ехали, наверное, с полчаса. Потом еще полчаса искали этот магазин. Наконец, ворвались в супермаркет в надежде набить полную корзину безумно дешевым шмотьем. Не тут-то было! Потрясающего изобилия недорогой одежды не наблюдается. Тем не менее, кое-что удалось найти. Радостные, бежим к кассе. И – облом! Моя карта не хочет авторизовываться. Хоть плачь! Денежки тю-тю, головка бо-бо, что делать? С собой – куча бесполезной валюты: евро, датские и шведские кроны, – но их, естественно, не берут.

Поехали на поиски обменника. Исследовали весь центр Познани, проехали ее вдоль и поперек, и, наконец, решили забить на шоппинг и ехать домой. Только выехали на трассу – тотчас же наткнулись на пункт обмена валюты. Сбагрили ненужные уже кроны, и, переглянувшись, поехали обратно в "Реал" выкупать нашу аппетитную корзинку. Еще полчаса через тормознутые светофоры.

Поразвлеклись! Полдня, наверное, потратили на шоппинг в Познани. Поубивал бы гадов из отдела маркетинга "Реала"!

Измученные, возвращаемся на трассу, обедаем в "Макдональдсе" и спешим в Варшаву. Планы по своевременному возвращению домой несколько подпорчены.

Да, кстати, деньги на кредитке не так чтобы кончились. Просто в одной из гостиниц дважды прошла блокировка суммы. И лишние 80 евро оказались критичными для нашего не очень жирного бюджета. В общем, для спокойствия на карте нужно держать денег побольше, чтобы избегать таких ситуаций. Вот только где бы их взять, побольше-то?

Да, еще одно наблюдение. После облома с Познанью у нас сложилось стойкое ощущение, что весь польский "туристический" бизнес сосредоточен на транзитных трассах. Поэтому заезжать в крупные города (если в планы не входит знакомство с ними), наверное, не стоит.

В Варшаву въезжаем уже к полуночи и сразу впадаем "в цикл": дорожные указатели водят нас по кругу. Первому, второму, третьему... Я уже начинаю узнавать знакомые места, по которым проезжал 30... 20... 10 минут назад. Вот, блин, братья! Славяне! Раздолбаи...

Часовая стрелка приближается к двум. Ночь. Меня выносит то на задворки столицы с одноэтажными домишками, то на какой-то виадук, который я раз десять уже пересекал в самых разнообразных направлениях. И, что самое неприятное, нам никак не удается вернуться в исходную точку – месту въезда в город – а штурман уверен, что именно там был указатель на кемпинг. В конце концов, славянские боги или матка бозка сжалились над нами. Каким-то чудовищным усилием воли мне удается оказаться у того самого указателя на кемпинг. Преисполненные надежд, спешим найти ночлег. 

Подъезжаем к кемпингу. Нарисовано 3 звезды. Рядом (маленькими буквами) написано "Отель – 1 звезда". Не ахти, конечно, но, с другой стороны, где еще найдете гостиницу за 25 евро/3-х местный номер?

Девочка на ресепшн хочет говорить по-английски. Впервые в Польше мой русский не понимают. И евро брать не хочет. Но все равно я ей их всучил.

Все, спать! Завтра нас ждет дом.

 

Дни 15, 16, суббота-воскресенье, 23-24 августа 2003:

Варшава – Брест – Петербург

Расстояние 1350 км

23 августа, в субботу утром, мы проснулись в кемпинге в Варшаве. До дома было еще 1’500 км, в понедельник уже заканчивался отпуск. Долгие плутания в Кобленце и Познани, один дополнительный день в Париже и желание посмотреть и Дрезден, и Лейпциг, и Берлин несколько сдвинули наш график. В субботу я планировал быть уже в Петербурге, а оказался достаточно далеко от дома.

Но что такое 1’500 км? Чуть больше одного дня пути. Поехали смотреть Варшаву.

Пересекаем Вислу по огромному подвесному мосту. Справа – вид на старый город, слева – современная застройка. Поражает убитость дорог и руинированность зданий, обилие послевоенных (в большинстве своем убогих панельных) пятиэтажек, немного сталинского ампира. Досталось же Польше! Мы особо не обольщались, конечно, знали, что во время восстания 1945 года Варшава была практически уничтожена... Но все равно были потрясены, насколько – практически все, что мы видели, было блочной застройкой. 

Совершенно случайно заехали к памятнику героям гетто. В этом месте во время фашистской оккупации города было создано огромнейшее еврейское гетто. Надо ли говорить о том, сколько страданий приходилось выносить несчастным, прежде чем их направляли в газовые камеры. Однако странно было бы думать, что евреи безропотно ожидали своей участи. В апреле – мае 1943 г. вспыхнуло восстание в варшавском гетто, которое было подавлено лишь с применением танков и артиллерии. Оно стало символом еврейского сопротивления. "Сыны Израилевы" поставили памятник в этом скорбном месте.

Натолкнулись на еще один очень мрачный памятник: на рельсах стоит вагонетка, нагруженная кладбищенскими крестами. Сначала решили, что это дань памяти полякам, павшим в борьбе с фашизмом. Оказалось – это памятник погибшим в сталинских лагерях. У нас выразились бы туманнее: наплели бы что-нибудь о "жертвах политических репрессий".

Старе место (небольшой восстановленный участок старого города) мы так и не нашли. Зато заехали в Прагу. Сразу в памяти всплыли строки из незабвенного Швейка:

– Ты еврей? Так? – спросил он Швейка.

Швейк отрицательно покачал головой.

– Не запирайся! Каждый из вас, пленных, знающих по-немецки, еврей, – уверенно продолжал писарь-переводчик. – И баста! Как твоя фамилия? Швейх? Ну, видишь, чего же ты запираешься, когда у тебя такая еврейская фамилия? У нас тебе бояться нечего: можешь признаться в этом. У нас в Австрии еврейских погромов не устраивают. Откуда ты? Ага, Прага, знаю... знаю, это около Варшавы. У меня уже были неделю тому назад два еврея из Праги, из-под Варшавы.

Теперь Прага – это один из варшавских районов. От чешской столицы его легко отличить по написанию: Praga в Польше и Praha в Чехии.

* * *

После небольшого обзора города наши мнения разделились: я хотел идти на Гродно как наиболее близкий к Петербургу погранпереход; жена настаивала на Бресте – ей хотелось посмотреть на крепость и она рассчитывала отыграть расстояние большей скоростью на белорусском автобане М1.

Мне же, тем не менее, впечатлений от девяти стран и семи столиц уже было достаточно, и я настоял на том, что Брестскую крепость мы еще успеем посмотреть. В следующий раз. Искоса поглядывая на насупившуюся жену, решительно беру направление на Бялысток, на Гродно. Здесь надо отметить, что после четкой дорожной информации на западных дорогах я заболел топографическим кретинизмом. Плутал всюду, где только мог. Интуиция русского возницы глубоко заснула, и заблудиться в трех соснах, на двух развязках и одном перекрестке мне не составляло никакого труда. В общем, при первой же неоднозначности дороги на Бялысток я заблудился. Вчера вечером я потерял на запутках в Варшаве больше двух часов, и их у меня сегодня уже не было. Поэтому, не решаясь искушать судьбу и досадуя на собственную тупость, злясь на не к месту заснувшую интуицию и ругаясь на славянское разгильдяйство и отсутствие внятной дорожной информации, разворачиваюсь на Тересполь – Брест.

Надеемся, что во второй половине дня в субботу народу на границе будет немного: поляки, едущие в Белоруссию, должны были пройти ее еще с утра, белорусы еще не должны были вернуться из Польши. Действительно, машин на трассе мало, надежда крепнет, настроение улучшается. На часах, тем не менее, уже час дня.

В районе Бялой Подляски штурман задремал, а я только этого и ждал. Сразу же заблудился. Заболевание прогрессировало.

Подъезжаем к Тересполю. На развилке указатель, где сказано что-то про granicu. Иду по нему. Подъезжаю к длиннющей очереди на брестский погранпереход. Подхожу к белорусу:
– Надолго ли очередь?
– Надолго. Часов на десять в лучшем случае. Давно уже такой не видел.
– А почему на Домачево не уходите?
– Топлива нет.
– А сложно ли туда добраться?
– Нет. Езжай налево и все время прямо. В хвост и упрешься. Не проскочишь.
– Спасибо! Удачи!

Разворачиваюсь, ухожу на юг, на Домачево. Расстояние около 40 км прохожу за полчаса. Во время писс-стопа меня обходит пять машин. Начинаю нервничать. Развилка. "Granica" налево. Поворачиваюсь и упираюсь в хвост машин. Много машин с немецкими и бельгийскими номерами. Чувствую гордость за свою страну – туризм развивается. Напрасно! Это – перегонщики. (Интересно, а почему они не на транзитных номерах?)
– Надолго ли?
– Часов на пять. При самом благоприятном раскладе.

Грустно!

Передо мной – Матиз в московскими номерами. Ребята ездили отдыхать в Прагу.
– А зачем через белорусов?
– Все так ездят. И мы так поехали.
– А что, и мы, и перегонщики в одной очереди?
– Да.

Странно!

В это время мимо очереди проезжает три машины с белорусскими номерами. Иду дискутировать с пограничниками.
– Слухаю, пан!
– Я – турист. Возвращаюсь домой, в Петербург. В какую очередь мне встать?
– У пана своя машина?
– Да, зарегистрирована в России.
– Проезжайте сюда.

Бегом возвращаюсь назад, на ходу кричу москвичам ехать за мной. Меня обходят еще несколько машин с белорусскими номерами. Подъезжаем к погранцу, нам дают бегунок. Странно, я был уверен, что это российское ноу-хау. Присматриваюсь к бегунку – там все по-русски: ФИО, номер машины, из какой странны следуют, цель поездки, количество человек. Ничего себе!

По длинному фронту купе и кают
Чиновник учтивый движется.
Сдают паспорта, и я сдаю
Свою краснокожую книжицу.

Чиновник уносит пачку паспортов и через некоторое время возвращается с проштампованными. Штамп в бегунок. Москвичей на "Матизе" отгоняют в сторону. (Мне показалось, проверять на угон – у них новый агрегат. Ребята, в конце концов, могли бы поблагодарить меня – я сэкономил им несколько часов долгого стояния в очереди с перегонщиками).

Таможенник просит открыть багажник.
– Откуда едете?
– Из Парижа.
– Из Парижа? И что там бачили?
– Эйфелеву башню.

Ответом он доволен и просит открыть багажник. А здесь надо отметить, что мы возвращались из Франции, страны вина и сыра, и, разумеется, не смогли удержаться от искушения взять с собой домой для прекрасных вечерних воспоминаний десяток бутылок вина и пару-тройку головок французского сыра. Сыр, разумеется, лежал в сумке-холодильнике, и, разумеется, аккумуляторы холода уже давно перестали аккумулировать холод. И, естественно, запах сыра давно уже пропитал весь салон нашего "Пассата". Впрочем, если долго ехать, нос привыкал к этому едковатому запаху... Но когда после недолгих привалов мы садились в машину, мало кто мог сдержать резкий выдох с крепким восклицанием.

Как-то раз один из моих друзей купил в Ливерпуле несколько головок сыра. Это был изумительный сыр, острый и со слезой, а его аромат мощностью в двести лошадиных сил действовал с ручательством в радиусе трех миль и валил человека с ног на расстоянии двухсот ярдов. Я как раз оказался в Ливерпуле, и мой друг, который должен был остаться там еще дня на два, спросил, не соглашусь ли я захватить этот сыр в Лондон.

"С удовольствием, дружище, – ответил я, – с удовольствием!"

...Я купил билет и гордо прошествовал на платформу со своим сыром, причем люди почтительно расступались перед нами. Поезд был переполнен, и я попал в купе, где уже было семь пассажиров. Какой-то желчный старый джентльмен попытался протестовать, но я все-таки вошел туда и, положив сыр в сетку для вещей, втиснулся с любезной улыбкой на диван и сказал, что сегодня довольно тепло. Прошло несколько минут, и вдруг старый джентльмен начал беспокойно ерзать.

"Здесь очень спертый воздух", – сказал он.

"Отчаянно спертый", – сказал его сосед.

И тут оба стали принюхиваться и скоро напали на верный след и, не говоря ни слова, встали и вышли из купе. А потом толстая леди поднялась и сказала, что стыдно так издеваться над почтенной замужней женщиной, и вышла, забрав все свои восемь пакетов и чемодан. Четверо оставшихся пассажиров некоторое время держались, пока мужчина, который сидел в углу с торжественным видом и, судя по костюму и по выражению лица, принадлежал к мастерам похоронного дела, не заметил, что это вызывает у него мысли о покойнике. И остальные трое пассажиров попытались пройти в дверь одновременно и стукнулись лбами.

Джером К. Джером "Трое в лодке (не считая собаки)"

Вот в этот багажник и сунул свой нос таможенник. Очевидно, он был настолько поражен, что даже не стал искать наше вино...

Медленно продвигаемся в очереди. Опять таможенник. Вернее, таможенница. Машину перед нами останавливают, заставляют заполнять декларацию. Иду к таможеннице:
– Пропустите нас, пожалуйста!
– Откуда едете?

Она говорит без акцента, на бейджике – русские имя и фамилия. Почему русская работает на польской таможне?

– Из Парижа.
Ее глаза округляются, но она скрывает интерес.
– Что везете?
– Личные вещи.

Хлоп – печать в бегунок. Смотрю на печать – белорусская погранслужба. Оказывается, погранпост совместный. Не ожидал, не ожидал!

Белорусские пограничники сидят на завалинке, ковыряют в носу.
– Нам можно проезжать? – обращаюсь к ним, выходя из машины. Бумажник падает на асфальт, из него вылетают чеки, билеты, какие-то бумажки. Ветер разносит их по посту. Бегаю, собираю. Погранцы смеются.
– Ну что, пропустите?
– Щас оформим, поедете.
– Еще оформлять что-то нужно?
– Конечно! Откуда едете?
– Из Парижа.
– Из Парижа??? И что там делали?
– Путешествовали.
– И что там видели?
– Эйфелеву башню.
– И где там она?
– На Сене.
Недоверчиво качает головой (на каком это сене?), подозрительно просит открыть багажник. В багажник, тем не менее, не смотрит, ставит печать в бегунок.
– Проезжайте!

Ура! Граница заняла ровно час. Навстречу – длиннющий хвост покидающих родину белорусов. В конце хвоста – дядечка с красным кружочком. Просит остановиться. На Украине таких дядечек надо безусловно посылать подальше. Белоруссия – более мутная страна. Я не знаю, что это за дядечка, зачем-то останавливаюсь. Это – местный мытарь, сборщик податей. Пересечение Белоруссии транзитом по-прежнему стоит денег. 18 евро. Те же 20 долларов. Плюс областной сбор и страховка.

Страховка у меня своя – с тех пор, как Белоруссия вступила в зону «зеленой карты», ее можно не вычеркивать при покупке страховки на всю Европу. И сэкономить, таким образом, немного денег (5 евро).

18 евро за транзит сэкономить не удается – очевидно, это является существенной статьей пополнения белорусского госбюджета, белорусы даже ввели бланки строгой отчетности. Во время поездки прошлого года я заплатил без справки десятку. Теперь подобная ситуация с прикордонным сбором. Меня разводят на 10 долларов (в прошлом году было 5). Договариваемся о пяти без справки.

Едем домой. Но сначала – Брестская крепость.

Писать о Брестской крепости, пожалуй, намного сложнее, чем обо всех посещенных нами городах, вместе взятых. Слишком уж много противоречий, слишком странно все, что произошло здесь в Первую мировую, во Вторую мировую и после нее.

Именно здесь в 1918 году велись переговоры о выходе России из Первой мировой войны. Сепаратистские, между прочим, переговоры, предающие союзников – Англию и Францию. В результате этих переговоров Россия потеряла союзников, миллион квадратных километров своей территории, подверглась интервенции и в придачу была вынуждена заплатить контрибуцию в размере 6 миллиардов немецких марок. В результате этих переговоров, между прочим, была потеряна и сама Брестская крепость.

И сегодня, слушая тишину окружающего пространства, глядя на молчаливые фигуры людей, пришедших сюда поклониться этому обильно политому кровью месту, я испытывал странные ощущения.

С одной стороны, мне вспоминались первые уроки истории, на которых учителя рассказывали о беспримерном героизме советского народа... С другой стороны, пытливый взгляд в прошлое оставлял больше вопросов, нежели восторгов.

* * *

На часах уже восьмой час вечера, до Питера еще пилить и пилить. Принимаем решение ехать в ночь.

На заправке соглашаются взять рубли. Даю 500. Наливают 26 литров.

Выезд на Минск внятно обозначен указателями (слава Богу!). Вскоре начинается автобан. Ограничение скорости 120 км/ч для легковых автомобилей. Держу 130. День заканчивается. Мы продолжаем движение.

Впереди появляются знаки «Оплата проезда». Оборудовано все достойно, как во Франции. Подъезжая, готовлюсь взять талончик для оплаты на выезде. Не тут-то было! Это все же не Франция. Вместо автоматов – молодые люди в окошках. «Утром – деньги, вечером – стулья.» – «А можно сначала стулья, а потом деньги?» – «Можно. Но деньги вперед».

Платим 15 российских рублей. Странная валюта, эти белорусские зайчики! Парень в окошке долго ковыряется, выдает чек. Шлагбаум поднимается, едем дальше. В дороге рассматриваем чек. Да, социализм – это учет и контроль! На чеке, помимо суммы, проставлен номер машины, национальность – 2 (садись, два!) и еще какая-то белиберда. Зачем им это все учитывать, мне непонятно.

Ближе к Минску – еще один пункт оплаты. Опять 15 рублей, дядя в окошке, шлагбаум. Сразу за пунктом оплаты притаился гаишник с радаром. Шоб не думали, гады, шо по платной дороге можно безнаказанно гонять! Я, слава Богу, не думал.

Развилка на Минск и Москву. Меня одолевает жадность – мне мало семи столиц. Хочу присовокупить к списку еще одну – белорусскую. Пусть ночью, пусть транзитом, но хочется. Еду прямо, на Минск. На часах полдвенадцатого ночи. На дороге – ремонтные работы. Долго едем по встречке, затем встречка долго едет по нам. При приближении к Минску начинается бардак – разметки, ограждений, светоотражающих столбиков и красных треугольников нет. Ничего не видно. Вообще.

Вдруг впереди возникает схема развязки. Схема так схема – от кольца расходится аж целых восемь лучей! Останавливаемся, читаем. За схемой – пост ГАИ. Гаишник на посту, очевидно, заскучал: «И куда это мы крадемся?» Останавливает. Проверяет документы. «А почему подсветка номера не работает?» Начинается! Пол-Европы проехали нормально, в Белоруссии, как всегда, свои тараканы. С радарами. «А техосмотр имеется?» (Имеется, но просроченный.) «Под стеклом». – «Достаньте, покажите». – « Да вот же он». – «Нет, покажите!» Достаю. Внимательно читает. Отдает мне. (Хух, пронесло). «А страховочка имеется?» – «Конечно!» Даю ему гринкарту. Внутренне готовлюсь к бою, если будет настаивать на белорусской страховке. Не настаивает, внимательно читает.

«И что, вы думаете успеть доехать до российской границы за 20 минут?» Непонимающе смотрю на него, на часы, на документы. Зеленая карта действительна до конца дня 23 августа. На часах 23:40. Сегодня – 23 августа. Я попал! (Для несведущих – за отсутствие страховки гражданской ответственности автомобилистов в Белоруссии налагается штраф в размере 200 долларов). В калейдоскопе стран, столиц, городов и дорог совсем запутался в датах, днях недели и напрочь забыл о сроке действия своей грин-карты.

Я в шоке. Понимаю, что офисы Белгосстраха в Минске начнут работу не раньше понедельника. Ошалело смотрю на гаишника. Тот искренне мне сочувствует, говоря, что если я буду держать 120 км/ч, то покину Белоруссию не раньше, чем через два-три часа. Он имеет в виду московскую трассу. Мне по дороге на Питер еще часов 5 ходу. И все по Белоруссии. «По московской трассе у вас на пути еще 3 поста ГАИ. Но если не будете нарушать, вас и не остановят.» – «Но вы же остановили?» – «Просто слишком долго машин не было». М-да! Белорус полон сочувствия, но не забывает оштрафовать меня за отсутствие подсветки номера (сошлись на 100 рублях).

Мысли о том, чтобы заехать в Минск, проходят моментально. Еду в подавленном состоянии. Готовимся к бою – прячем деньги, запихиваем в дальнее отделение бумажника 100 шведских крон в надежде всучить их по курсу 1 к 3 евро (реальный курс 1 к 10), на ходу придумываем легенду о внезапной поломке, из-за которой… И так далее, и тому подобное. Вот блин!

Через час шок проходит (в это время мне встретилось две засады с радарами, но превышать скорость нет и в мыслях), и меня озаряет. Тройку несложно исправить на восьмерку! Скорее, пока не нарвались на другого «скучающего» дайца, останавливаемся у обочины и при подсветке салона пытаемся понять, каким цветом сделаны записи в грин-карте. Вроде синим. Находим синюю ручку, исправляем. Не очень попадаем в цвет. Это будет очень хорошо видно при дневном свете, а сейчас, при свете фонарика, надо очень хорошо знать, что именно было подправлено. У нас есть шанс проскочить до рассвета. Другого выхода я не вижу.

Лечу по московской трассе на Оршу. Оттуда надо будет уйти на север, на Витебск, а там до границы рукой подать. Адреналин, выплеснутый при потрясении, уходит, и меня начинает клонить в сон. Жена готовит кофе прямо на ходу. Кипяток уже остыл, но даже негорячий кофе помогает разомкнуть глаза.

Третий час ночи. Указатель на Витебск. Ура! (Хотя что-то быстро он появился). Схема развязки стандарта для Е95 в Белоруссии: съезд с магистрали, выезд на круговое движение, переход на другое круговое движение, выезд на трассу. Выезжаю на первое кольцо. Указатель на Витебск исчезает. Ухожу на второе кольцо, ориентируясь по карте. Указатель на Витебск отсутствует. Выезжаю по карте. Дорога явно не та! Густой туман ограничивает видимость тремя десятками метров. Беда! Повторяю итерацию. Возвращаюсь на кольцо. Чувствую, что еду не туда. Мой топографический кретинизм явно обостряется, рецидивы учащаются. Так, перебрав все выезды с этих колец и дважды выезжая на московскую трассу, теряю час. Рассвет приближается. Наконец болезнь отступает. Я внимательнее изучаю карту и понимаю, что до Орши еще с полсотни километров, и этот указатель приведет меня на Витебск третье- и четырехстепенными дорогами. М-да!

Возвращаемся на трассу, едем до Орши. Перед развязкой – пост ГАИ. Мои нервы не выдерживают, я опять путаюсь в знаках и поворачиваю в противоположном от Витебска направлении. Развернуться нельзя – я на дороге с односторонним движением, сзади – недремлющее око белорусского гаишника, который не преминет поинтересоваться «страховочкой». Еду на Гомель, ищу разворот на трассе. Нахожу его минут через десять, еду обратно. Рассвет приближается. Бензин кончается. «Все пропало, Лелик, все пропало!»

Бензин кончается. Заправок нет. Стрелка давно уже на красном, до Витебска – 70 км. Есть ли там семь литров? Вряд ли. Выключаю дальний, музыку, держу 80 км/ч на пятой. Рассвет приближается. Тоскливо!

Вот и Витебск. Заправка. Слава Богу, на заправке принимают рубли. Уже легче, но светает быстрее и быстрее. До границы 120 км. Заправившись, топлю 140. Дорога совершенно пустая, деревень нет. Ну и что? Гаишники не дремлют. После горки с поворотом я на скорости 120 км/ч попадаю в цепкие объятия стража порядка: "С вас 28 тысяч рублей". – "А сколько это будет в русских?" – "450". – "Вы смеетесь?" – "Нет, у нас такие штрафы." – "Инспектор, у меня всего 15 литров в баке и тысяча километров до дома. Денег нет. Еду домой, все потратив. Стольника достаточно?" Видно, что достаточно, но страж порядка мнется некоторое время. "Что вы мне деньги пихаете? Покажите документы сначала!" Показываю. Жду, когда будет спрошена заветная страховочка. Дожидаюсь: "А страховочка у вас имеется?" – "Конечно! Кто ж у вас ездит без страховочки с такими штрафами?" Долго ковыряюсь в бардачке, для порядка бужу жену и прошу ее присоединиться к поискам. Страховочка «находится». Гаец светит на нее вмонтированным в жезл фонариком (искоса наблюдаю, вижу, что ни хрена не видно), возвращается к разговору о штрафе. Стольник принят, «страховочка» возвращена, летим дальше. Уже два штрафа. Большая часть Белоруссии позади. Успеть бы до рассвета. Проигрываю варианты с пересечением границы – «страховочку» наверняка спросят. Вариантов всего два: давить бампером (отдает уголовщиной) или ползком пробираться в страховое окошко, покупать новую страховку, тем же ползком возвращаться к машине и ехать законопослушным (отдает партизанщиной).

Вот и граница. Посты спят. Медленно проползаю через «Стоп», «Весовой контроль», подъезжаю к последнему, открытому шлагбауму. Возле него стоит толпа людей в палочками, но без формы. Нет формы – нет полномочий, приходит мне в голову светлая мысль. Придаю уверенности взгляду, гордо проезжаю мимо. Тапка в пол: "Ура! Россия!"

Осталось доехать до дома.

* * *

6 утра. Деревни спят. На 120 км/ч влетаю в какую-то из деревень. На обочине голосует человек. Сбрасываю газ, ухожу влево, стараясь аккуратно объехать его. И вдруг за кустами вижу машину с мигалками. Гаишник! Его серое одеяние сливается с асфальтом в предрассветных сумерках. А мог бы и мимо проехать.

Торможу в пол, останавливаюсь. Интересно, доехал ли я до лишения прав (120 км/ч в населенке)? Показывают радар. На нем – 118 км/ч. Хух, пронесло. Впрочем, 3 штрафа за одну ночь – не слишком ли тепло меня встречает родина?

Давлю на жалость – дескать, братья белорусы только что на страховку развели. Целых 200 баксов содрали! Глаза гаишников наполняются алчностью ("Вот бы у нас такие штрафы!" – эта мысль буквально читается на их лицах). "И что, договориться не удалось?" – участливо спрашивают они. "Да нет, что вы, "батька" их сильно прижал". Гаишники мрачнеют. Составляют протокол, где в итоге мне занижают скорость до 72 км/ч. Совершенно безвозмездно.

В эту минуту мимо проезжает "БМВ", даже не взглянув в сторону гаишников. Они безуспешно свистят ей вслед, машут палками – но "БМВ" уже и след простыл. Пытаюсь объяснить гаишникам, что их не видно. В ответ получаю: "У нас же шапочки с кокардой..." М-да... Печально.

Едем дальше... Спать хочется, сил нет! Какая же все-таки у нас большая страна!

Как доехал до дома, уже помню сквозь туман постоянной дремоты...

* * *

Мы завтракали в Париже, обедали в Брюсселе и ужинали в Люксембурге. Мы встречали восход солнца на Псковщине, а закат – в Германии.

Мы восторгались открывающимися видами на меловые горы, растущие на камнях деревья, сельские пейзажи Франции и урбанистические громады Германии.

Мы испытывали радость и мандраж от пересечения границ "нашей необъятной". Мы искренне кричали: "Ура, Франция!" – когда ехали на запад – и так же искренне: "Ура, Россия!" – когда возвращались домой. 

У нас были внезапные ссоры и столь же внезапные и необъяснимые взрывы смеха. Мы искали ночлег на грани отчаяния и заправки на грани обсыхания. 

Мы проезжали через мосты, перекинутые через острова, и тоннели, проходящие под морем, неслись по ровным автобанам и петляли по горным дорогам. Мы ночевали в кемпингах, отелях, мотелях и гастхаусах. 

И все это было небольшими кусочками того, из чего состоит БОЛЬШОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ.


Другие автопутешествия в Европу:

- Штучки-дрючки в Новый Год: Хельсинки – Стокгольм – Брюссель – Амстердам. Сложнокомбинированный маршрут;

- Новогодняя Прибалтика: через Хельсинки паромом по прибалтийским столицам;

- В Ломбардию через Финляндию: автомобиль и Ryanair;

- Барселона (через Варшаву): Ryanair и Гауди;

- Литва и Польша: из Москвы на майские праздники (пока в процессе написания);

- В Европу на автомобиле: из Москвы в Париж и обратно (пока в процессе написания).


 

Назад Яндекс.Метрика

К содержанию