Содержание

Италия. Тоскана

Часть 6: Пиза. Поле Чудес

 

 

Перелет, дорога
Флоренция
Порчеллино
Площадь Синьории –
Лоджия Ланци

Галерея Уффици
Базилика Санта-Кроче

Колокольня Джотто
Санта-Мария-дель-Фьоре

Сиена

Флоренция
Купол Брунеллески
Старый мост
Палаццо Питти
Сады Боболи
Площадь Микеланджело

Прато
Пистойя
Лидо-ди-Камайоре

Мраморные карьеры
Каррары


Пиза
Поле чудес

Лукка
Ливорно
Аквариум
Старая крепость
Дом-музей Модильяни

Винчи
Монсумано-Терме
Пиза
Голубой дворец

Генуя

Гроссето
Фьюмичино
Тиволи

Остия
Рим
Домой

Забронируйте отель по ссылке и получите 1000 рублей от booking.com!

 

К началу поездки

Сегодня жарко, а у нас по плану – Пиза и Лукка. Сложно сидеть на пляже, когда совсем рядом находится знаменитая Падающая башня. О Лукке пока мало что знаем, но путеводители посвящают этому местечку не одну страницу развернутого текста. Надо ехать! Вообще, на изучение каждого из этих двух городов мы планировали отвести по целому дню, но не сложилось. Стартуем только после обеда.

Лидо-ди-Камайоре – Пиза: 26 км, 30 мин

Пиза

В Пизу въезжаем с севера по via Pietrasantina, едем до знаков Traffico Limitato, в ужасе разворачиваемся и сразу же паркуемся на удачно подвернувшейся стоянке небольшого магазина D'Pui (типа наших магнитов-пятерочек) под знаком "Только для клиентов". Ну, а чем мы не клиенты? После знакомства с достопримечательностями Пизы обязательно исполним свой клиентский долг!

Выгружаемся из кондиционированной машины в самое пекло. Идем в сторону центра. Знаменитый силуэт падающей башни уже вскорости появляется за домами. Путь наш составил всего ничего, но как же тяжело дается такая прогулка по жаре! А нам еще на башню лезть! "В Пизу надо приехать во время дождя, чтобы лучше понять ее особенную красоту. Сделать же это нетрудно, ибо Пиза – один из самых дождливых городов во всей Италии," – издевается над нами Павел Муратов в своей знаменитой книге "Образы Италии", написанной еще в начале ХХ века. Ее и будем читать по ходу нашей прогулки.

Наконец, выходим на Piazza dei Miracoli, Поле чудес по-нашему. Впрочем, словосочетание "Поле чудес" у русского читателя в первую очередь ассоциируется со Страной дураков из сказки про Золотой ключик, и название кажется не вполне уместным для столь замечательного места (если, конечно, не считать за дураков толпу туристов, фотографирующихся на фоне Пизанской башни с нелепо вытянутыми в сторону руками). На самом деле, Полем чудес площадь стали называть совсем недавно, ее историческое наименование банально – Соборная.

Мы решили выделиться из толпы – вместо того, чтобы
"поддерживать" башню, мы пытались наклоняться вместе с ней.

Завидев посетителей на самом верху колокольни, бежим покупать билеты на этот аттракцион. Касса расположена в самом дальнем от нас углу, и цены на посещение главной пизанской достопримечательности совсем не радуют: 18 евро с человека, не считая других памятников на площади. Подняться на башню можно лишь в определенное время, нам достается ближайший сеанс в 16:30, до которого еще два с половиной часа. Волей-неволей приходится покупать билеты на другие достопримечательности: конечно же, собор и баптистерий, из опций берем кладбище "Кампосанто" и музей синопий (что это такое, нам еще только предстоит узнать). За рамками нашего интереса остается музей собора (возможно, зря, но на тот момент потоки шедевров культовой скульптуры уже переполняют озера нашего восприятия).

Старая Пиза до сих пор способна внушать благоговейное удивление, потому что до сих пор цела площадь на окраине города, где стоят созданные ее гением собор, Баптистерий, наклонная башня и Кампо Санто. Другой такой площади нет в Италии, и даже венецианская Пьяцца не производит первого впечатления настолько же сильного, полного и чистого. Bо всем мире трудно встретить теперь место, где могла бы так чувствоваться, как здесь, прелесть мрамора.

Здесь можно забыть на время даже о самой архитектуре всех этих зданий, помня только о священной белизне их стен и о свежей зелени окружающего их луга. Так пизанские мореплаватели, беззаветно преданные гибеллинской вере в Империю, воскресили в своем городе тот античный восторг перед мрамором, который испытывали некогда обитатели далеких греческих островов и граждане императорского Рима. Для них Тоскана уже явилась в мечте новой Аттикой, и Каррара сделалась ее Паросом и Пентеликоном.

Павел Муратов "Образы Италии"

Позволим себе чуть подробнее задержаться на процитированном фрагменте книги Павла Муратова, посвященном пизанской архитектуре. Начнем с простого: Парос и Пентеликон были древнегреческими месторождениями мрамора, ставшего ключевым элементом эллинского наследия. Намного сложнее для неподготовленного уха звучит пассаж про пизанских мореплавателей. Сегодня это кажется несколько странным: ведь Пиза находится на некотором удалении от моря. И тем не менее тысячу лет назад Пиза была крупной морской державой!

На самом деле, Пиза была основана на побережье, в месте слияния великих итальянских рек Арно и Серкьо, практически сразу став главным портом всего побережья: от Остии на юге до Генуи на севере (у нас, кстати, в планах посещение и той, и другой).

Постепенно ее флот становится все более весомой силой в регионе, но подлинный расцвет Пизанской республики начинается с XI века: Пиза захватила Сардинию, арабский Карфаген, Корсику, Калабрию и часть Сицилии. Разграбление Палермо позволило пизанцам заложить архитектурную жемчужину своей столицы – кафедральный собор на площади Чудес. Высказывается также мнение, что сюда попал мрамор аж из далекого Карфагена – впрочем, зачем, если рядом были каррарские каменоломни?

Пизанская площадь кажется созданной и чудесно и внезапно в одну ночь, – настолько непонятен нам теперь длительный прилив художественных сил, великой гордости и высшей энергии, пережитый когда-то пизанцами. Никакие исторические сведения не в состоянии так ярко изобразить расцвет Пизы, время ее военной славы и морского могущества, как эти памятники ее архитектуры XII века. За три столетия до Брунеллески здешние зодчие уже предчувствовали возрождение классических форм и возможность новой органической архитектуры на итальянской земле. История искусства верно оценила их дело, назвав его "проторенессансом".

Павел Муратов "Образы Италии"

Баптистерий
(на самом деле, в отличии от колокольни он никуда не падает,
так получается при попытке включить в кадр все Поле чудес).

Внутри несколько пусто для столь обширного пространства. Здесь только две достопримечательности, но каждая из них достойна хотя бы беглого осмотра.

Восьмиугольная купель в центре была создана мастером Гвидо да Комо Бигарелли в 1246 году. С этим скульптором мы уже знакомы – его маленький сгорбленный человечек, подпирающий кафедру в церкви св. Варфоломея, запал нам в душу в Пистойе... В центре кафедры – бронзовая скульптура Иоанна Крестителя (что неудивительно – кому же еще мог быть посвящен баптистерий?).

Вторым привлекающим внимание объектом наверняка будет кафедра баптистерия. С ее автором мы тоже знакомы – это Никколо Пизано, его работе принадлежит аналогичный шедевр в Сиенском соборе. Есть компетентное мнение, что именно с 1260 года, когда скульптор завершил работу над этой кафедрой, начинают отсчет итальянского Возрождения, ни больше, ни меньше!

В общем, задержитесь у нее прежде, чем подняться на хоры – там вас ждет вознаграждение в виде замечательного вида на собор.

Пизанский собор посвящен Успению Пресвятой Девы Марии. Время его строительства совпадает с возведением не менее знаменитого венецианского собрата, Сан-Марко, правда, тот выполнен в куда более ярко выраженных византийских формах. Здесь же исследователи видят не только Византию, но и влияние арабского Востока, Леванта и даже Армении. Позже тяжелые формы романской базилики-крепости, украшенные витиеватым узорочьем аркад, назовут романо-пизанским стилем.

Укрывшись от немилосердно палящего солнца "самого дождливого города Италии", осматриваем интерьеры собора – без особого, впрочем, энтузиазма, надо скоротать время до подъема на башню.

Как мы уже сказали, строительство собора стало возможным благодаря победе над сарацинами: в 1063 году пизанцы грабят Палермо, вывозят из мечетей коринфские колонны и делают их центральной опорой своего храма.

Benvenuti Pietro – Martirio di Signoretto Alliatа

Интересно, что в уже в относительно новые времена на стенах собора появилась композиция в стиле «а зато у вас негров линчуют»: барочное полотно Пьетро Бьенвенути «Мученичество Синьоретто Аллиата» (1802). Картина повествуют о трагической гибели пизанского отшельника, проводившего свои дни в молитве и аскезе, от рук сицилийских сарацин. В общем, ох как не напрасно славные парни из Пизы разграбили Палермо!

После опустошительного пожара 1595 года облик собора претерпел серьезные изменения, особенно пострадали интерьеры, но кое-что сохранилось до наших дней – например, в центральной апсиде уцелела мозаика, изображающая Христа с Богородицей и Иоанном Богословом, а также кафедра, выполненная Джованни Пизано в 1302–1310 годах – один из лучших дошедших до нас образцов итальянского проторенессанса и ранней готики. После пожара кафедру разобрали, и она пылилась на задворках храма до 1926 года. При сборке, как иногда бывает, некоторые детали оказались «лишними», а четырех колонн и вовсе не досчитались. Новые опоры, по легенде, были преподнесены собору в дар диктатором Муссолини.

К слову, прием визуального увеличения пространства за счет чередования полос белого и черного мрамора некоторые исследователи считают заимствованием из магометанской архитектуры.

* * *

Кампосанто

Следующим объектом приложения нашего внимания было старое пизанское кладбище Кампосанто (дословно: "святое поле", в действительности это слово переводится просто как кладбище).

На самом деле, если бы не вынужденное ожидание времени подъема на башню, мы бы сюда вряд ли пошли (как и не доходит большая часть туристов). И были бы совершенно не правы – здесь не только малолюдно, но при некотором знакомстве с историей края можно проникнуться значимостью места.

Даже спешащие путешественники считают своей обязанностью видеть этот грандиозный памятник искусства, поглощенного острой и грозной мыслью о смерти. В нем снова поражаешься суровостью и величием чисто пизанскими, но еще и глубокое скорбное чувство примешивается здесь к этому. На этом кладбище покоится сама историческая судьба Пизы.

Павел Муратов "Образы Италии"

Что ж, сделаем краткий экскурс в историю – без него понять грандиозности увиденного мы не сможем.

Итак, в XI веке происходит расцвет Пизы – одной из четырех Великих морских республик Средиземноморья (помимо Пизы, в их число входила Венеция, Генуя и Амальфи). Вообще, странно увидеть название этого города среди таких "грандов" (я уже не говорю про богом забытую Амальфи), но так проходит мирская слава...

Пизанский флот бороздит воды Средиземного моря от Атлантики до Палестины. Именно его корабли доставляют на восток участников Первого Крестового похода. Местная знать желает быть похороненной в Святой Земле – и пизанцы насыпают целое кладбище из грунта, привезенного из Иерусалима. Так возникает Кампосанто.

Освободив Сицилию от арабских пиратов, Пиза выходит на оперативный простор, становясь сильнейшей морской державой Европы. Разумеется, возникает конфликт интересов с другими морскими республиками: и если с Венецией пизанцам после нескольких стычек как-то удалось договориться, разделив сферы влияния (Венеция не лезла в Тирренское море, а Пиза – в Адриатику), то с Генуей они провоевали следующие два с лишним столетия.

Параллельно Пиза пыталась вести и сухопутные войны, в которых она была не столь искусна, как в морских. Так, первая война между двумя итальянскими городами произошла как раз между Пизой и соседней Луккой, тогда – столицей Тосканы. А чуть дальше к востоку уже начинала восходить звезда Флоренции, поддерживающей гвельфов и папу, в то время как Пиза была на стороне гибеллинов и императора.

К концу XIII века Пиза уже ведет войну на два фронта – на море против Генуи, на суше против Флоренции и Лукки. Решающая битва происходит в 1284 году у острова Мелория.

Буонамико Буффальмакко "Судный день и ад"

Генуэзцам удалось спрятать около трети своих кораблей за островом, и их атака в решающий момент боя решила исход сражения. Пизанский флот был уничтожен. Город лишился значительной части мужского населения: погибло более 5 тысяч человек, свыше 9 тысяч попало в плен. «Хочешь видеть Пизу, поезжай в Геную,» – говорили в Италии в последующие годы, намекая на то, что пленников было столь много, что они даже создали там свое сообщество.

Цепи Пизанского порта, захваченные генуэзцами
(возвращены в Пизу в 1860).

Природа довершила гибель Великой морской республики – в XIV веке ил и песок настолько забивают лагуну Пизы, что порт становится непригодным для судоходства. После таких ударов Пиза уже не оправилась никогда. Ее захватила возвысившаяся Флоренция. Пизанцы пытались вернуть себе независимость – как раз в те годы, когда во Флоренции буйствовал Савонарола (и им даже удалось восстановить республику на целых 10 лет), но вскоре этот мятеж был подавлен. Пиза окончательно стала второстепенным провинциальным городком, в середине XVI века ее население едва достигало 8500 человек.

Так ушел в тень великий город, и в начале прошлого века Павел Муратов пишет: "Исторически Пиза умерла давно; путешественник, видевший другие мертвые итальянские города, узнает это сразу..."

Флоренция и Сьена отплатили Пизе за дар ее скульптуры живописью на стенах Кампо Санто. Оно было закончено Джованни Пизано уже после несчастной битвы под Мелорией, где могущество благороднейшего города было сломлено корыстолюбивыми и ничтожными генуэзцами. Начатое с мыслью о прежней и грядущей славе, оно превратилось в последнее убежище, где укрылось под привезенной из Палестины святой землей столько несбывшихся замыслов, разбитых верований и погубленных надежд. В то время как на стенах Кампо Санто работали сменявшиеся поколения тосканских фресканти, оно видело на протяжении XIV века последние попытки Пизы подняться и ее медленное угасание. Кампо Санто видело ликование Пизы вокруг ее последнего защитника, вождя ее беззаветных гибеллинов, императора Генриха VII. Оно слышало плач города над телом этого безвременно скончавшегося венчанного паладина, нашедшего свой покой в его просторной ограде.

Павел Муратов "Образы Италии"

В июле 1944 авиация союзников зачем-то бомбит Пизу – совершенно неясно, какую стратегическую важность представлял этот город. Одна из зажигательных бомб попала в кровлю кладбища. Начался пожар, уничтоживший скульптурное и живописное убранство Кампосанто. Справедливости ради отметим, что американцы активно участвовали в восстановлении послевоенной Пизы. Часть фресок удалось спасти, собрав их буквально по кусочкам.

Буонамико Буффальмакко "Триумф смерти"

На одной из стен Кампо Санто находится знаменитая фреска неизвестного мастера XIV столетия, изображающая Триумф Смерти. Внимание, которое она привлекает, объясняется не столько ее художественными достоинствами, сколько тем, что дух времени можно прочесть по ней, как по раскрытой книге. Monito di penitenza, "наставление кающихся", – так более точно называют ее теперь иные ученые.

Павел Муратов "Образы Италии"

Вообще, эта тема была характерна для живописи средневекового искусства и, в частности, итальянского треченто: главный смысл фресок – напоминание о бренности жизни (memento mori – моментально в море помни о смерти). Пизанский «Триумф смерти» представляет собой ряд сцен, содержание которых, в общем-то, прозрачно: черти сбрасывают грешников в расщелины, из которых вздымаются языки пламени. Рядом ангелы ведут битву за людские души, а под ними расположилась группа изящно одетых кавалеров и дам, любующихся райским садом. Есть и аллегория, истоки которой – в известной в то время песне французских трубадуров о трех живых и трех покойниках: на фреске это – группа богатых охотников перед тремя гробами. В песне мертвецы обращаются к людям с пламенной речью: первый труп предупреждает господ, что они станут такими же уродливыми, как он, второй жалуется на ад, а третий говорит о неизбежности смерти. В общем, грустная история. Короче, все умерли... (с)

Интересна, кстати, аттрибуция фрески – еще 100 лет назад Муратов называет ее выполненной неизвестным мастером, сейчас искусствоведы пришли к мнению, что ее автор – флорентийский художник Буонамико по прозвищу Буффальмакко, т.е. Весельчак. Забавно, если действительно эту глубокую и мрачную картину выполнил балагур и острослов, шутки которого создали ему такую славу при жизни, что он (вместе со своим другом, художником Бруно д’Оливьери) стал героем нескольких новелл "Декамерона". Розыгрыши, правда, были довольно злыми – до истинного гуманизма эпохи Возрождения должно пройти еще немало лет.

* * *

Что ж, приходит, наконец, наш черед подниматься на Падающую башню. Зачем-то выходим из кладбищенской тени немного раньше назначенного времени – и долго ждем своего часа под нещадно палящим солнцем.

Наконец, нас пускают внутрь, в спасительную прохладу. Туристов рассаживают по скамейкам и долго втирают что-то на непонятном языке – рассказывают об истории строительства колокольни и методах спасения падающего шедевра пизанской архитектуры.

Строительство кампанилы велось почти 200 лет. Проект был ошибочен с самого начала – сочетание маленького трехметрового фундамента и мягкой почвы привело к тому, что после завершения третьего яруса колокольня наклонилась. Для компенсации наклона следующие этажи делали с более высокими потолками коридоров с той стороны, куда башня заваливалась, постепенно придавая зданию форму банана.

В конце ХХ – начале XXI вв. благодаря уникальным работам падение колокольни не только остановили, но и даже немного выпрямили ее, уменьшив крен на полградуса. В 2008 году ученые заявили, что Пизанская башня больше не упадет.

Выбираемся на наружную галерею. Несмотря на относительно небольшую высоту сооружения немного страшно – а вдруг как сползем с наклонной поверхности – и моментально в море? Впрочем, от такого необдуманного шага путешественников спасает натянутая сетка, но инстинкты все равно велят держаться подальше от опасного края – что если ученые просчитались, и наши тушки станут той соломиной, которая ломает хребет верблюду опрокидывает башню на землю? Немного пофотографировав виды, возвращаемся на площадку для колоколов.

Задача сидящего на корточках персонажа по центру композиции – страшным голосом отгонять туриков от колоколов:
"Ничего, гады, не трогайте!" Мы потрогали :-)

Вид на площадь у фонтана Путти (фонтана Ангелов – а вы что подумали?)

Дворцовое здание на переднем плане – медицинской факультет Пизанского университета.

Честно говоря, виды с колокольни открываются не самые выдающиеся. Впрочем, отсюда хорошо видно, что слухи о смерти города явно преувеличены. Конечно, Пиза вряд ли станет когда-нибудь великой морской державой, но сегодня и критерии величия тоже несколько изменились.

* * *

Спустившись с башни, идем зачем-то в музей синопий. Ну как – зачем? Уплочено. Честно скажем, это точно было лишним.

Музей синопий

Так называется эскиз для фрески, который наносится под верхний чистовой слой штукатурки. В музее собраны синопии со стен Кампосантно, серьезно пострадавшего от бомбежки во время Второй Мировой войны. При восстановлении кладбища реставраторы обнаружили те самые эскизы, что выставляются сегодня в музее. Наверное, такие вещи представляют интерес для художников, но нам, откровенно говоря, было скучно.

Там же было развернуто несколько выставок, но, признаться, сил на их восприятие уже не оставалось. Отсиделись в кондиционированных залах музея, перевели дух, двинулись дальше.

После долго нахождения под палящим солнцем у штурмана разболелась голова. Заскочили в бар, выпили коньячку в гомеопатических дозах – с лечебной, так сказать, целью. Помогло!

Bar "Cannatella" di Mirko Domenico
Via C. Cameo, 34 Pisa
Tel.: 050 561931

Уже на пути к машине заметили рекламный щит: в Голубом дворце проходит выставка Модильяни. Так как у нас в планах стояло посещение музея художника в Ливорно, решили непременно сюда вернуться, чтобы обвязать общей идеей культурную программу. Забегая вперед, скажем, что ничего из этой затеи не вышло.

Зашли в магазин D'Pui, купили вино и сыр, рассчитавшись таким образом за парковку. Поехали в Лукку.


Продолжение: Лукка. Ливорно

 

 

К предыдущей части Яндекс.Метрика

Дальше