Содержание

По левому берегу Москвы-реки

 

 

Июнь 2007 г.

Маршрут: Москва – Быково – Раменское – Гжель – Егорьевск – Воскресенск – Москва

После посещения Дубровиц к памятникам, требующим осмотра, требования возросли непомерно – шутка ли, увидеть Дубровицы и не умереть! Еще одним культовым сооружением, достойным украсить обложку путеводителя по Подмосковью, оказалась церковь в Быково. Неслучайно оказались в Быково и мы: долгие метания перед июньскими праздниками – а выпало, как известно, три выходных дня подряд – кончились тем, что вкусные многодневные автопробеги были отменены по причине закрытости почти всех музеев. Решили остаться в Москве и продолжить исследование ближайших окрестностей.

Архитектор здания гостиницы на Рязанском шоссе явно находился под впечатлением от Пизанской башни.

Выбрались на Рязанское шоссе, долго ехали по нему, увидели указатель на Быково, повернули налево, въехали в Жуковский и сразу при въезде обнаружили улицу Баженова. Неспроста, должно быть!

Так и оказалось. Впрочем, без помощи местных церковь нам найти не удалось. К слову, местные почему-то говорят Быково. А как же Внуково? Почему не Внуково? Почему на схеме московского метрополитена рядом две станции – одна Марьино, другая Люблино? Почему Строгино, но не Митино? Почему Бородино, наконец, хотя, не изучай я в пятом классе Лермонтова, я решил бы назвать это село Бородино. Опять же, на карте соседствуют Орехово-Зуево и Ликино-Дулево. Нет, не Дулево, а Дулёво! Тогда почему не Орехово-Зуёво?

Бородатый анекдот в тему:
Приехала лиса из Китая и рассказывает: "Меня там называли Луй, а тебя бы, Волк, называли бы Вуй, а тебя, Заяц – Зуй…" Хорек говорит: "А я тогда в Китай не поеду…"

Долгие размышления по этому поводу почти довели меня до безумия, но судьба сжалилась надо мной, и секрет гуляния ударений был разгадан на примере… Ленинградской области. Дело в том, что после войны для доказательства исконности русских земель на отвоеванном у Финляндии Карельском перешейке почти все финские названия были заменены на русские. Поэтому фактор исторических традиций можно смело отбросить и понять, почему же на карте появилось Орехово (просто Орехово, без Зуева), а рядом – Сосново (а не Сосново, как должно было бы оно звучать по аналогии).

Мне представляется вот какая штука: если при изменении числа в слове перемещается ударение, то ударным будет суффикс –ов. Если нет, то суффикс будет безударным. Например:
бык – быки – Быково
внук – внуки – Внуково
орех – орехи – Орехово
сосна – сосны – Сосново
ёж – ежи – Ежово
медведь – медведи – Медведево
и т.д.

Впрочем, как объяснить путаницу в словах Марьино и Люблино, я еще не понял…

Итак, мы тем временем повернули на улицу Баженова сразу после таблички [Жуковский] и по правую руку узрели дивные шпили Быковской церкви.

Баженов был, бесспорно, мастером. До наших дней дожили безусловные свидетельства его мастерства – постройки в Царицыно, готические, почти масонские, наполовину сказочные и немного загадочные. Ему же приписывается авторство проекта Михайловского замка в Петербурге, наряду с Бренной и даже Его Величеством императором Павлом Петровичем. Нам же показалось, что сомневаться в авторстве Баженова может лишь тот, кто в Быково ни разу не был. Более того, складывалось ощущение, что предприимчивый архитектор продал проект замка второй раз, затерев масонские знаки и украсив постройку христианской символикой.

Да, это не церковь, а настоящий замок – так кажется, если отойти немного назад и охватить взглядом все здание. А сомневающиеся пусть посмотрят на колокольню – именно она является подражанием стилю, в котором построена церковь. И возведена она на 100 лет позже…

Хотя… в 1789 году, когда строительство церкви в Быково уже было закончено, Павел Петрович о Михайловском замке не мог даже и помышлять, ибо был тогда наследником престола и сидел в Гатчинском дворце в ожидании своего звездного часа. А в специальной литературе авторство Баженова недвусмысленно оспаривается! Перемудрил архитектор с масонскими символами – и стал загадкой: и сам, и творения его, и авторство его!

Поехали дальше.

Вернулись в Жуковский, порылись в бездонных запасниках, извлекли на свет путеводитель «Выходные в Подмосковье» серии «Ле пти фюте». О Быковской церкви речь идет в 10-м маршруте «Левобережье Москвы-реки». Его и выбираем в качестве ориентира.

Едем через Жуковский в Раменское по тенистой дороге. Время обеденное. В Раменское въезжаем по указателям на центр города. Натыкаемся на ресторан «Олимп». Обедаем. Наилучшие рекомендации – вкусно, без долгих пауз между блюдами, отличные интерьеры… Следует, правда, сделать скидку на местный контингент, но если есть возможность уединиться в отдельном кабинете, матерная речь завсегдатаев туда не донесется.

Из Раменского выезжаем по Егорьевскому шоссе.

Часовня не фаянсовая, но что-то ненавязчиво напоминает...

Неожиданно для себя въезжаем в поселок Гжель. Начинаются магазинчики с огромным выбором посуды из фаянса, расписанной кобальтом на белом фоне. Благодаря этому селу и получили название чудесные изделия в бело-синих переливах… Или, наоборот, по названию продукции стало село называться Гжелью. Во всех магазинчиках – угрожающие надписи большими буквами: "ФОТОГРАФИРОВАТЬ ЗАПРЕЩЕНО". Почему, спрашивается? Разве не будет хорошая фотография их товара лучшей рекламой?

Купив сувениры, едем по шоссе, разглядывая то здесь, то там высящиеся храмы. Их достаточно много – разбогатевшие на «гжели» фабриканты благодарили господа на ниспосланное им богатство. Удивила церковь со странными куполами в селе Хотеичи – позже видел такие же купола-чаши во Владимире.

Въехали в Егорьевск, бывший старообрядческий город. Говорят, старообрядцы славились трезвым образом жизни и высокой работоспособностью. Не знаю, сильны ли старообрядческие традиции в наше время, но, несмотря на выходной, пьяных в городе не наблюдалось.

Понравилась центральная улица с традиционным названием Советская: двухэтажная застройка, домики покрашены разными цветами. На одном из них надпись с «ерами» и «ятями». Ничего выдающегося, но как уместно!

Церковь Александра Невского стала главным храмом города после уничтожения Красного и Белого соборов.

Троицко-Мариинский монастырь поднимается из таких руин, что взглянуть не на что. Монастырская ограда – единственное, что достойно осмотра, особенно башенки, копирующие Царскую башню московского Кремля. Внутри следы такого ужасного запустения, что виден культурный слой. Территория монастыря разделена надвое – за отделяющей мирское от духовного решеткой бывшие монашеские кельи, в которых ныне (?) пребывает какое-то арктическое летное училище. В аккуратном, будто в противовес выпотрошенной монастырской площадке дворике – памятник Чкалову, первому летчику, преодолевшему Северный полюс на беспосадочном перелете из России в Америку.

Поехали в Воскресенск. По дороге – индустриальные пейзажи.

В Воскресенске путеводитель обещал нам две усадьбы: Кривякино и Спасскую. Как их найти? Пришлось долго кататься взад-вперед по городу, периодически выспрашивая дорогу у местных. И каждый раз оказывалось – то недолет, то перелет. В конце концов удалось сориентироваться – дорога к усадьбе мало походила на предназначенную для езды на автомобиле, поэтому и промахивались. Еще раз уточнив дорогу у аборигенов весьма помятой наружности, мы оставили машину и, с опаской озираясь, пешком прошли по берегу давно уже нечищеного пруда. Тропинка вывела нас к бывшему господскому дому.

Читаем путеводитель: «В 1790 г. усадьбу Кривякино приобрел коломенский купец первой гильдии Лажечников, отец будущего писателя. Красивый торжественный дом объединяет в себе черты барокко и классицизма. Частично сохранился парк с системой прудов».

Вход уже был закрыт – в усадьбе располагается культурный центр. В это время здесь проходила выставка художника Гончарова «Храмовая живопись». С малой надеждой на успех обратился к охраннику – не пустит ли он нас сделать пару снимков? Каково же было наше удивление, когда он охотно согласился спросить разрешения у своего начальства, а начальство это разрешение нам благосклонно дало!

Усадьба пребывает в плачевном состоянии – дом, сохранивший черты былого великолепия, невообразимо обшарпан, один из флигелей, в котором некогда была церковь, тоже не в лучшем состоянии. Но прогресс виден – второй флигель уж приведен в порядок, в нем и проходят теперь выставки. Да и трепетное отношение руководства к усадьбе видно невооруженным взглядом – дай Бог, все у них получится!

Сердечно поблагодарив охранника, едем домой – на вторую усадьбу сил уже не хватает. Выезжаем на Рязанское шоссе и по странному чередованию двухполосных дорог и широких магистралей едем в Москву. Очередная часть Подмосковья приоткрыла для нас свои тайны.

 

Похожие отчеты:

 

 

Назад Яндекс.Метрика

К содержанию