Содержание

Высокопетровский монастырь

 

 

Апрель 2007 г.

Среди московских достопримечательностей монастыри играют основную роль. Не познакомившись с ними, нельзя понять Москву – набожную, суетливо-строгую, с поджатыми губами неодобрительно покачивающую головой: не суйся, мол, с чужим уставом. Что ж, отложив чужой устав в сторону, посетим с подобающим почтением один из монастырей-сторожей, доминирующих в своем возвышенном положении над окружающей местностью – Высоко-Петровский.

Название его частью происходит от высокого, крутого берега Неглинной, протекавшей когда-то рядом, а другой частью воздает дань своему основателю, митрополиту московскому Петру. В свою очередь, улица Петровка, проходящая рядом с его стенами поверх заключенной в трубы речки, обязана своим именем монастырю. Таков круговорот имен в природе!

Митрополит Петр – личность настолько важная в отечественной истории, что упомянуть его мимоходом было бы непростительным пренебрежением. Думаю, не будет преувеличением сказать, что именно этому религиозному деятелю Москва обязана своим столичным статусом. Дело в том, что в те годы на Руси не было патриарха, а митрополиты назначались из далекой Византии (лишь после падения Константинополя русская православная церковь стала автокефальной). Разумеется, статус города, где пребывал глава русской церкви, был несоизмеримо выше иных городишек, даже и с кремлями, князьями и монастырями. Таким городом был Владимир, столица сильнейшего русского княжества. Именно владимирский князь величался Великим.

В 1325 году Петр перенес митрополичью кафедру из Владимира в Москву. Он же считается основателем Высоко-Петровского монастыря.

Ему и посвящен старейший собор монастыря, построенный в 1514 году итальянским архитектором Алевизом Фрязиным.

Боголюбская церковь

Расцвет монастыря приходится на время рождения другого Петра, лишившего впоследствии Москву столичного статуса, а Русь – патриарха.

В честь рождения сына у царя Алексея Михайловича в 1672 году монастырь был "обновлен".

После стрелецкого бунта 1682 года царица Наталья Кирилловна похоронила здесь двух своих братьев, Ивана и Афанасия, убитых стрельцами. Здесь же, в Боголюбской церкви, в 1691 году был погребен и ее отец, Кирилл Полуэктович Нарышкин. Так монастырь стал усыпальницей Нарышкиных.

Обустраивал монастырь и сам царь Петр: в память о его спасении в Троице-Сергиевой Лавре во время известного заговора царевны Софьи была построена церковь преподобного Сергия Радонежского.

Позднее здесь появилась церковь Толгской иконы Божией Матери, празднуемой в тот день, когда Петр укрылся в стенах Лавры.

Все эти постройки, выполненные в вычурном стиле нарышкинского барокко, несут, тем не менее, явственный итальянский след: что монастырский дворик, что церковь Сергия Радонежского (как когда-то и Боголюбская) – все окружено аркадами и галереями. Излюбленный прием итальянских архитекторов!

В 1812 году наполеоновский маршал Мортье, назначенный военным губернатором Москвы, выносил здесь смертные приговоры москвичам: перед монастырской стеной по обвинению в поджогах французы расстреляли 13 человек.

На четвертый день пожары начались на Зубовском валу.

Пьера с тринадцатью другими отвели на Крымский Брод, в каретный сарай купеческого дома. Проходя по улицам, Пьер задыхался от дыма, который, казалось, стоял над всем городом. С разных сторон виднелись пожары. Пьер тогда еще не понимал значения сожженной Москвы и с ужасом смотрел на эти пожары.

В каретном сарае одного дома у Крымского Брода Пьер пробыл еще четыре дня и во время этих дней из разговора французских солдат узнал, что все содержащиеся здесь ожидали с каждым днем решения маршала. Какого маршала, Пьер не мог узнать от солдат. Для солдата, очевидно, маршал представлялся высшим и несколько таинственным звеном власти.

Эти первые дни, до 8-го сентября, – дня, в который пленных повели на вторичный допрос, были самые тяжелые для Пьера.

Л.Н. Толстой "Война и мир"

* * *

Монастырь был изрядно разорен в годы Советской власти. Сейчас идет восстановление, но продлится оно, судя по всему, еще долго. В целом, впечатление остается тяжкое – сколько не удалось уберечь, и сколько сил надо еще приложить, чтобы поднять из руин то немногое, что каким-то чудом сохранилось!

Выйдя из ворот монастыря, мы свернули на Крапивенский переулок. Над ним гордо реял флаг ислама, зеленый с полумесяцем – здесь, прямо под стенами православного монастыря расположилось алжирское посольство. Оригинально!

Дальше по переулку – Церковь Сергия в Крапивниках. В ней хранится христианская святыня – никоновский крест-мощевик, содержащий 300 частиц мощей святых. Интересна колокольня, выступающая за красную линию переулка. Из-за нее поребрик (ой, простите, бордюр) делает плавный изгиб, деликатно обходя строение. Но удивительно не это – к причудливой расстановке московских зданий мы уже привыкли. Удивительно, что строители новой Москвы не снесли колокольню, чтобы выпрямить линию.

Мучимый подозрениями, прошерстил Интернет. Действительно, колокольню в советское время разобрали... оставив нижнюю часть! М-да, выпрямление бордюров явно не было первопричиной разрушений!

Церковь окружают дома Константинопольского патриаршего подворья, привлекающие внимание разноцветной крипичной кладкой. Флигель, выходящий на Петровский бульвар, так и блещет новизной! А остальная часть подворья пребывает в запущенном состоянии. Так часто бывает на Руси – красивые фасады скрывают неаккуратность и небрежение к старине...

Выходим на Петровский бульвар... Но о нем мы расскажем в следующей прогулке!

 

Другие монастыри Москвы и Подмосковья:

Новоспасский монастырь.

Новоиерусалимский монастырь в Истре.

Троицко-Мариинский монастырь в Егорьевске.

Звенигород. Саввино-Сторожевский монастырь.

Знаменский монастырь на Варварке.

Даниловский монастырь.

Новодевичий монастырь.

 

 
Назад Яндекс.Метрика

К содержанию