В поисках Хитровки



Июнь 2007 г.

Летом в выходные дни центр Москвы практически безлюден. Прогуляться и пофотографировать – одно удовольствие: ни машин, ни людей... Это вам не Венеция какая-нибудь и даже не Петербург – там в центре от наплыва туристов яблоку негде упасть...

Каким-то образом очутились на Солянке – есть в Москве улочка с таким странным названием. Кажется, что солянка – это любимое блюдо москвичей: его едят на первое и на второе. Вообще, находясь в Москве, нужно спрашивать, что именно подразумевается под солянкой в меню: "солянка мясная сборная" (это нам, петербуржцам, близко и понятно), "солянка рыбная" (почти то же самое, но лучшая рыба – это колбаса) и, наконец, "солянка на второе" (тушеная квашеная капуста).

А название улицы связано с соляным двором, который здесь был когда-то. И варили там обычную поваренную соль. Сейчас на месте этого двора – огромный доходный дом, напоминающий лучшие образцы петербургского модерна. В нем расположена арт-галерея "На Солянке".

Кстати, о Венеции и, не побоюсь этого слова, Петербурге: в галерее "На Солянке" как раз проходила выставка петербуржского фотохудожника Алексея Титаренко. И основная тема его фотографий – Венеция и Петербург... В одном из залов показывали фильм о его работе – Васильевский остров, Коломна, знакомый нам с детства город. Сидели, ностальгировали, умилялись... Вот так неожиданно мы нашли уголок Петербурга в самом центре Москвы... И, что самое интересное, после просмотра фотографий Алексея Титаренко нам тотчас же захотелось устроить свою собственную фотосессию. И не потому, что мы хотели с ним состязаться, нет, ни в коем случае! Просто вдохновение пришло.

Неожиданно поняли, что проводить фотосессию с пленочным фотоаппаратом есть занятие расточительное и, в общем-то, никчемное. Что ж, значит, пришло время сменить технику. Развернулись с Солянки, поехали покупать цифровую фотокамеру. После некоторого колебания выбрали Nikon CoolPix P5000. Вернулись на Солянку и начали испытания.

Так что – не судите строго, это наш первый опыт съемки "на цифру".

Храм Рождества Пресвятой Богородицы на Кулишках
(на стрелке Подколокольного переулка), 1800-е гг.

Надпись на прикрепленной к дому табличке:
"Памятник древнерусского зодчества: Палаты Шуйских.
Образец каменной жилой постройки Москвы XVII века.
Внутри здания сохранились сводчатые палаты
с первоначальной архитектурной декорацией".

Конечно, лучше один раз увидеть, чем два раза прочитать, да только кто же нас пустит внутрь?

Перепады высот, разные уровни улочек

Вышли в Хохлов переулок – просто-таки образец "московской изогнутой улицы" – он дважды меняет свое направление. Трехколенный, так сказать... Вокруг тишина – и почти никого, лишь изредка попадаются парочки с фотоаппаратами. Наверное, их тоже посетило сегодня вдохновение (а может, просто развлекаются).

На изгибе первого "колена", впереди вдалеке слева – небольшое белое здание. Это палаты дипломата и государственного деятеля дьяка Е.И. Украинцева (XVII в.). В 1768–1870-х гг.здесь размещался архив Коллегии иностранных дел, ставший местом "альтернативной службы" для дворян, не жаждущих военной карьеры. Бывал в архиве и сам Александр Сергеевич – об этом сообщает памятная доска.

На углу следующего поворота стоит церковь Троицы Живоначальной, что в Хохлах.

То ли здесь действительно жили хохлы, то ли так за глаза называли дьяка Украинцева.

С Хохловского переулка попадаем на одноименную площадь. Практически рядом – площадь Покровских ворот.

Так вот вы какие, Покровские ворота! Ничего схожего с тем, что нам показывали в известном фильме.

На площадь выходит огромный доходный дом Рахманова: ленты, бантики и полоски, мужские и женские лица. Буйство модерна, чрезмерно перегруженное деталями.

Удаляемся в скверик напротив.

Памятник Чернышевскому. Мыслитель мучительно ищет выход из создавшегося положения: "Что же делать?". И, так и не найдя ответа, впадает в тяжелый 4-ый сон Веры Павловны...

Идем по Покровскому бульвару. По левую руку – здание Покровских казарм. Сейчас здесь располагаются офисы (чем не казармы?).

Напротив, на углу с Трехсвятительским переулком – доходный дом родной сестры небезызвестного Саввы Морозова Юлии Крестовниковой.

Помнится, в тех же "Покровских воротах" мотоциклист Савранский ехал здесь в противоположном потоку направлении. В этом месте Покровский бульвар переходит в Яузский. Переход отмечен домом, стиль и время постройки которого ни у кого сомнений вызвать не может!

С такими дебильно-радостными лицами людей, "уверенных в завтрашнем дне", по мнению скульптора, наши деды должны были войти в светлое будущее. Да минует нас чаша сия!

Повернем направо, на Подколокольный переулок. Здесь-то и находилась когда-то знаменитая Хитровка, центр нищеты и преступности посреди фешенебельного района, окруженный усадьбами богатейших москвичей, то самое "дно", запечатленное Максимом Горьким в его хрестоматийном произведении. Разумеется, "только Октябрьская революция покончила со злополучной Хитровкой", а заодно и с богатейшими москвичами, их домами, усадьбами, церквями и многим, многим другим....

Идем до конца Хитровского переулка к церкви Трех святителей, давшей название двум близлежащим улочкам.

Церковь Николы в Подкопаеве с колокольней

По Подкопаевскому возвращаемся на Подколокольный переулок (интересно, почему они под-?).

Обращает на себя внимание столь нехарактерно для Москвы обшарпанный дом на Подколокольном переулке в таком же нехарактерном для этого района классическом стиле. Неужели здесь, среди "московских изогнутых улочек" нам опять повстречался уголок Петербурга? Или всего лишь померещился?

По Подколокольному переулку возвращаемся обратно на Солянку.


См. также:

Путеводитель "Москва". Изд-во "Вокруг Света". Маршрут "По московским полям и горкам".

На длинной выдержке. Статья о творчестве Алексея Титаренко.



Назад Яндекс.Метрика

Дальше