Содержание

Концерт "Green Day"

Хельсинки. Катаянокка

 

 

8 июня 2010 г.

 

Welcome to a new kind of tension.
All across the alienation.
Everything isn't meant to be okay.
Television dreams of tomorrow.
We're not the ones who're meant to follow.
For that's enough to argue.

Green Day "American Idiot"

Как-то пообещали сыну по окончании учебного года отвезти его на концерт американской рок-группы "Green Day", страстным поклонником которой он является. В рамках европейского турне музыканты собирались посетить несколько стран, и мы довольно долго выбирали между стоимостью, удобством и нашими скромными возможностями отпроситься в это время в отпуск. В итоге ценовой параметр оказался ключевым: решили поехать в Хельсинки. Это позволяло по ходу решить транспортную задачу по доставке детей бабушкам в Петербург, а при удачном стечении обстоятельств я мог бы обернуться за 36 часов, отпросившись с работы всего на один день.

Пока думали-гадали, все билеты на концерт оказались раскупленными спекулянтами. В итоге пришлось покупать их через www.vizit-travel.ru.

Следующим шагом было решение транспортной задачи. Каким образом дешевле всего добраться из Москвы до Хельсинки и вернуться обратно за 36 часов? Вариантов было два: самолет и поезд. Но тут возникала накладка с обратным рейсом. Во сколько кончится концерт? Понятно, что при таком раскладе вырисовывалась ночевка в хельсинской гостинице, что делало бюджет мероприятия совсем уж запредельным. В итоге в конкурсе жадности победило предложение той самой конторы, где мы покупали билеты: они за толику малую предлагали и транспорт из Питера до концерта и обратно.

Бюджет мероприятия и так зашкаливал, поэтому решили, что отвезти ребенка сможет один папа.

Логистика мероприятия выглядела в итоге следующим образом:

Вечером 7 числа папа с сыном и дочкой вылетает из Москвы в Петербург. "Авианова" дала хорошую цену на самолет, и оставалось лишь молиться, чтобы не было никаких накладок с новоявленным дискаунтером.

Дочка остается у бабушки, а папа с сыном (а также с севшим им на хвост другом сына) рано утром отправляются на автобусе фирмы "Визит-Травел" в Хельсинки.

После концерта автобус забирает довольных фанатов и везет их обратно в Питер. Планировалось, что автобус уже в 8 утра будет на пл. Восстания, и можно было лететь в Москву утренним рейсом "Авиановы".

Пока все складывалось более-менее удачно. Упал начальству в ноги, выпросил день отгула. Его и получил... Но только один!

Как бы то ни было, в назначенный день мы поехали в наш тур. Аэроэкспрессом добрались до Шереметьево, там автобус довез нас до терминала Д. Наблюдая, какие круги он нарезает по эстакаде, решил на будущее ходить от остановки поезда до терминала пешком.

Авианова не подвела – задержка вылета, разумеется, была, но настолько незначительная, что на нее даже и не стоит обращать внимание.

Отъехали от гостиницы "Октябрьская" в 6 утра на маленьком автобусе. За рулем – финн, вторым водителем – его русская жена. За долгие годы брака муж уже научился говорить по-русски, чего не сказать про его супругу... Так они и катаются из Финляндии в Россию и обратно. Все время вместе. Даже завидно!

После затянувшегося перехода границы остановились заправиться/отдохнуть/перекусить на заправке "АВС". После еды на столах остались подносы с грязной посудой – разумеется, после нашей группы – русские люди, видимо, настолько избалованы домашней прислугой, что убрать за собой не в состоянии!

В Хельсинки въехали уже после полудня. На вокзальной площади нас распустили в "свободную программу". Часть народа сразу расползлась по окрестным магазинам.

Здесь сын встретился с еще одним своим приятелем – теперь уже московским. Тот приехал с мамой из Москвы поездом, и они собирались задержаться в Хельсинки на несколько дней.

В итоге сын с друзьями отправился по своим делам, деликатно дав мне понять, что я там буду вроде как не в тему. Слегка попрепиравшись, мы расстались, и я, оставив мать приятеля моего сына в одном из магазинов, отправился болтаться по Хельсинки в гордом одиночестве.

Альберт Эдельфельт, классик финской школы живописи.

Герои Калевалы скульптурно украшают одно из зданий.

Ильмаринен кует Сампо, Вяйнямейнен играет на кантеле.

Мы – кузнецы, и дух наш молод!

Virgin Oil Co. Интересно, здесь добывают нефть или оливковое масло?

Как и положено добропорядочному туристу, я немного пофотографировал все движущиеся и недвижущиеся объекты, помещающиеся в объектив моего фотоаппарата, а потом отправился на Эспланади.

Была у меня странная мечта – приехать на выходные в Хельсинки, сесть за столик в уличной кафешке (причем именно на Эспланади) и выпить кофейку. Можно сказать, мечта детства. Однако по мере того, как я набирался опыта европейских поездок, моему пониманию открывалась юношеская наивность этих грез: кофе в Финляндии, прямо скажем, не самый выдающийся, Хельсинки тоже не бог весть что за мировая столица, да и Эспланади не отличалась особым уютом... Но сердцу не прикажешь – я все же понял, что, невзирая на явную абсурдность этого желания, пришло время его осуществить.

И что бы вы думали? На Эспланади самым активным образом велись дорожные работы! Не смолкали отбойные молотки и компрессоры, пыль стояла столбом, от стоящих в мертвой пробке автомобилей веяло раскаленным металлом и выхлопными газами... И самым парадоксальным в этом безобразии было то, что столики в уличных кафе были сплошь заняты! Финны с совершенно спокойными лицами пили свой кофе и не обращали на окружающий их шум и гам ни малейшего внимания.

Я так не смог. И дело, наверное, не в нордическом финском спокойствии, а в мечте, к которой дорожные рабочие пытались прикоснуться своими руками, сами того не ведая.

Я бежал! Пусть мечта останется мечтою... или найдет свое разрешение каким-то более щадящим способом! Я отправился фотографировать хельсинский модерн.

На башенке – год постройки: "1903".

Вход в квартиру в подворотне.

"Мягкие" формы модерна.

Классика модерна – все окна разной формы и обязательный растительный орнамент.

А потом... Потом мы вновь собрались на Вокзальной площади и поехали на концерт.

Специально для мероприятия часть старой рыбной гавани Kalasatama была переоборудована под концертную площадку (и, насколько я знаю, так ею и осталась). Вокруг – унылые индустриальные пейзажи.

Молодая часть нашей группы с радостным ржанием помчалась на встречу со своими кумирами, сопровождающие их взрослые вернулись в центр.

На этот раз мне не пришлось болтаться в одиночку: с мамой одноклассника моего сына мы сели на хвост нашему групповоду Евгению – тот обещал показать, где в Хельсинки подают достойное пиво.

Разумеется, через какое-то время мы оказались в английском пабе – за кружкой "Гинесса"... Проклятая глобализация!

Заправившись, пошли в центр.

В кои-то веки мне удалось зайти в Кафедральный собор.

По-лютерански лаконично. Единственное украшение интерьера – картина у алтаря.

Орган – непременный атрибут лютеранского собора.

"Хавис Аманда" – главный фонтан Хельсинки.

Вид на Кауппатори.

На заднем плане – Успенский православный собор.

Туда мы и направились.

Православный кафедральный собор был построен в 1868 году на самой высокой скале мыса Катаянокка по проекту известного петербургского архитектора А.М. Горностаева.

Внизу под собором, со стороны Канаваранта (Kanavaranta), стоят нетронутыми бывшие торговые склады, переделанные под рестораны.

Ravintola "Nokka".

В названии ресторана обыгрывается название полуострова: "катая" переводится как можжевельник, а "нокка" – это клюв.

Катаянокка (шведская диаспора называет его Скатта), или Можжевеловый мыс, – бывший полуостров, который был отделен от города Хельсинки в 1840-е годы каналом. Он расположен в нескольких метрах от Kauppatori, но заглядывают сюда немногие туристы, да и те, как правило, в сугубо практических целях: здесь находится терминал "Viking Line", и именно отсюда ходят паромы в Стокгольм и Таллин.

Прежде, чем углубиться в кварталы этого района, мы поднимаемся на корабль-ресторан – он стоит на приколе у моста, соединяющего Катаянокку с материком.

Вечереет, с залива дует пронизывающий ветер, и чтобы согреться, мы заказываем фирменный кофе – с дегтем (with tar). Подается в обжигающих пальцы металлических кружках. Гадость ужасная! Но согревает и добавляет колориту.

Пожалуй, этот кофе с дегтем в железной кружке на Канаваранте и был воплощением той самой мечты в ином, менее цивильном, но оттого более правильном варианте. Все же кофе в уличном кафе – это что-то французское или, возможно, итальянское... А здесь, в "приюте убогого чухонца", даже в июне нам потребовались пледы, чтобы уберечься от пронизывающего балтийского ветра! Ну какое кафе на бульваре в городе, где бульвар – это собственное имя улицы? Нет-нет, здесь правильно пить кофе именно на старой посудине, постукивая зубами о жестяную кружку и кутаясь в плед, периодически корча гримасу от отвратительного его вкуса.

Что ж, теперь можно продолжать прогулку.

В прошлом у Катаянокки была дурная слава. Здесь обитали рабочие доков, моряки, их любовницы, легкодоступные барышни и прочий сброд. Приличные люди сюда не заглядывали: Катаянокка была застроена убогими лачугами, в воздухе стоял стойкий запах лодочной смолы, селедки, махорки, портянок и бог весть чего еще, отваживавший от Катаянокки и горожан, и архитекторов, замысливших было на холме императорский дворец, но так и не решившихся прикоснуться к изгою. Первым дерзнул построить здесь морскую казарму Энгель, затем на месте, предназначенном для дворца, воздвигли Успенский собор, вокруг которого еще долго лепились сиротливые хижины.

Строительство собора изменило отношение к Катаянокке: к бывшему району бедняков вдруг стали приглядываться граждане побогаче. Сюда охотно перебрались купцы, к великому счастью, не мешавшие архитекторам творить, что в голову придет.

С приходом архитекторов югенда район претерпел удивительную метаморфозу, вмиг оказавшись востребованным и ценным.

Вид от Успенского собора на Кафедральный.

Представитель французского автопрома.

Сейчас на Катаянокке множество уютных кафе и ресторанов и масса интересных местечек.

Katajanokan Kasino.

Заведение открылось незадолго до революции для офицеров императорского флота. В смутные времена здание переходило из рук в руки. Сначала, в феврале 1917 года, восставшие матросы казнили здесь флотских офицеров и подняли над Kasino черный анархистский флаг. Затем, в 1918 году, здание облюбовали немцы – участники белого штурма Хельсинки. В конце концов, еще год спустя многострадальное Kasino отошло Союзу офицеров Финляндии, а впоследствии на смену рулетке и расстрелам пришел мирный шведский стол. На втором этаже устроен миниатюрный музей – кабинет маршала Маннергейма, постоянного посетителя.

А что находится в доме напротив, я даже стесняюсь предположить...

Hotel Katajanokka.

Довольно дорогая гостиница расположена в здании бывшей городской тюрьмы. "Толстые стены обеспечат спокойный сон," – обещают на сайте отеля.

Трамвай – единственный источник шума в этом сонном царстве...

Новые кварталы, застроенные в конце 1970-х – начале 1980-х годов.

Самыми престижными в городе считаются квартиры с видом на море – учитывая, что с Катаянокки этот вид может открываться с трех сторон, нетрудно догадаться, сколько желающих здесь жить.

Национальный кинофонд у Katajanokan terminaali занимается бюрократической работой, поэтому посмотреть финское кино здесь не удастся.

Выставочный центр Vanha Satama.

От кинофонда тянется череда бывших оптовых магазинов при гавани, впоследствии превращенных в офисные центры: мрачный коричневый кирпич, сдержанная функциональность.

"Тяжелый индастриал".

Бывшая таможня Густава Нюстрёма с плавными башенками и острыми фронтонами на фасаде; здесь сегодня обитает Московский торговый дом.

* * *

В условленное время взрослая часть группы собралась на Кауппатори, мы сели в наш автобус и отправились забирать молодежь с концерта. Подъехали к самому финалу.

Охрана тщетно пытается отогнать зевак-безбилетников.

Финальные аккорды, фейерверк, долгие сборы – и мы, наконец, едем домой!

* * *

Довольно долго загоняли фанатов в автобус, медленно ползли в пробке тянущихся с концерта людей, муторно переходили границу, неспешно заправлялись, с удовольствием посещали туалет... В итоге автобус пришел в Петербург существенно позже запланированного. Я всю ночь почти не спал – не могу спать сидя, – поэтому все остальное помню как сквозь туман...

Помню, как приехал в аэропорт и там купил билет на ближайший рейс – моя "Авианова" уже давно улетела... Помню, что пытался сдать обратный билет "Авиановы" – они не возражали, но потребовали заверенную банком выписку операции по кредитной карте, шутники!

Разумеется, меня уже искали по работе – и, конечно же, батарейка в моем телефоне села именно в ту минуту, когда мне позвонил недовольный шеф... Полет не помню – я вырубился, как только сел в кресло самолета. Очнувшись в Шереметьево, кинулся на поиски зарядника. Пришлось купить еще один, чтобы тут же, в салоне связи, хоть немного зарядить телефон в ожидании аэроэкспресса.

Когда я к обеду вышел на работу, коллега, усмехнувшись, сказал: я понимаю, можно выпить немного, ну литр, ну два, но зачем же вот так-то нажираться?

Впрочем, не будем о грустном. Слово отца я сдержал, ребенка на концерт "Грин Дей" отвез. Feci quod potui, faciant meliora potentes!*

_________________________
*Сделал, что мог, кто может, пусть сделает лучше! (лат.)

 

Полезные ссылки:

Видеозапись с концерта "Green Day" в Хельсинки на youtube.com.

 

Другие путешествия в Финляндию:

Лаппеенранта. Ноябрь 2009 г.

Первомай в Хельсинки. Апрель – май 2009 г.:

Визит к Санта-Клаусу. Январь 2008 г.

Поездка в Иматру. Май 2003 г.

Савонлинна. Отдых в коттедже. Сентябрь 2001 г.

 

Все равно по пути:

Парк Монрепо. Прогулка по Выборгу. Июль 2005 г.

 

 

Назад Яндекс.Метрика

К содержанию