Содержание

Петербургские зарисовки

Елагин остров. Михайловский замок

 


Летний отпуск 2005 года прошел без путешествий – мы провели его в Петербурге и окрестностях, пытаясь ощутить себя туристами в своем родном городе. И, конечно, развлечь детей.

Елагин остров

Совместить развлечения и культурную программу нам показалось вполне разумным на Елагином острове – Центральном Парке Культуры и Отдыха. Так пытались называть остров в советское время, добавляя к этому и без того занудливому словосочетанию имя Кирова. Но это название так и не прижилось – все поколения петербуржцев-ленинградцев знают этот остров прежде всего как Елагин.

Но это не первое наименование острова: на допетербургских, шведских картах он назывался Мистуласаари. В книге Н.А. Синдаловского "Петербург. От дома к дому... от легенды к легенде" * высказывается мнение, что в переводе это означает Медвежий остров. Однако на этот счет у современных краеведов имеются определенные сомнения:

Во-первых, медведь по-фински karhu (карху, ударение, как и всегда, на первый слог).

Во-вторых, в финском языке слова mistu нет. Впрочем, оно могло быть ижорского или водского происхождения.

В-третьих, в местах соседства разных народов нередко названия из одного языка проникали в другой, приспосабливаясь под его звучание. Так появился Далянь в далеком Китае (преобразовавшийся из русского Дальний), или близкие нам Раасули, переделанные финнами из "рассолов".

"Последним из островов дельты является [...] Мистуласаари [...]. Название указывает на то, что в своё время остров находился во владении деревни Мистула [...]: Мишутино (1500), Misutina by (1619), Misuttala By (1643), – которая находилась в северо-восточной стороне Парголово (Parkola)", – читаем мы в книге С. Кепсу "Петербург до Петербурга. История устья Невы до основания города Петра." **

Действительно, Мистулла намного ближе к Мишутино, нежели к карху. Позднее тот же Мистулласаари русские переделали в Мишин остров.

Он так и назывался до того времени, пока в 1777 году остров не приобрел обер-гофмейстер императорского двора Иван Перфильевич Елагин. Имя прижилось – остров сохранял это название и при всех последующих хозяевах. Сам же дворец в том виде, в котором он дошел до нас, к самому Елагину имеет мало отношения – в начале XIX века он был выкуплен Александром I для своей матери императрицы Марии Федоровны, которой было уже тяжело ездить в загородные резиденции Павловска и Гатчины. Перестраивать Елагин дворец было поручено знаменитому зодчему Карлу Ивановичу Росси. Садовый мастер Дж. Буш (помните, я уже упоминал его имя при прогулке по Пулковской обсерватории?) превращает остров в пейзажный парк с искусственными прудами и каналами, живописными островками, мостами и прогулочными аллеями. Можете себе представить, как здорово кататься на лодках по такому парку! И, пообещав детям скорое развлечение, мы идем созерцать интерьеры Елагина дворца.

После смерти Марии Федоровны Елагин дворец постепенно снижает свой стаутс – сначала он становится запасной царской резиденцией, потом – местом отдыха премьер-министров России. В нем бывали С.Ю. Витте, П.А. Столыпин и И.Л. Горемыкин.

Во время блокады города дворец сильно пострадал – из-за снаряда, попавшего в дымоход, начался пожар. Сразу же после войны реставраторы, собрав вместе уцелевшие куски мрамора и фрагменты лепных украшений и росписи, принялись за восстановление отделки внутренних помещений Елагина дворца.

Угловой (Фарфоровый) кабинет

Стены в большинстве помещений дворца облицованы искусственным мрамором (стюком). В одной из комнат был использован стюк чисто-белого цвета, внешне очень похожий на фарфор, из-за чего комната была названа Фарфоровым кабинетом. Мраморные стены других помещений были расписаны цветами, орнаментами и сценами из античной мифологии, а на потолках изобразили резвящихся купидонов. 

Голубая гостиная

Малиновая гостиная

На верхних этажах дворца – выставка интерьера XIX – начала XX веков. Это полностью соответствует его официальному названию: Елагиноостровский дворец – Музей русского декоративно-прикладного искусства и интерьера. Тем, кто озабочен вопросами меблировки своего жилища – очень рекомендую! Это намного интереснее, чем покупать толстые глянцевые журналы со спорными советами новоявленных дизайнеров. Как сказал кто-то очень умный: "Если вы придумали что-то гениальное, поищите это у древних. Если не найдете, значит, это не гениально, а банально!"

Интерьер конца XIX века – дамский кабинет

Интерьер в стиле "рококо" – охотничий кабинет

Резьба, конечно, очень богато украшает этот массивный стол, но страшно представить, сколько уйдет времени, чтобы вытереть всю пыль на многочисленных изгибах. Впрочем, еще сложнее представить себе владельца такого кабинета, который с тряпкой в руках на карачках ползает под столом, вытирая пыль... 

* * *

На втором этаже дворца разместилась выставка Завода художественного стекла, коллекции которого были переданы музею после ликвидации предприятия. Фотографировать там почему-то не разрешают. Поэтому вкратце попытаюсь описать увиденное: тяжелые вазы в стиле сталинского ампира с соответствующей эпохе символикой – кремлевские звезды, профили вождей, гербы "нерушимого и неделимого".

Оценив любовь предков к изящному, мы отправились кататься на лодках. Но об этом – в другой экскурсии.

 

Михайловский Замок

20 сентября 1754 года в летнем деревянном дворце, построенном архитектором Растрелли для Елизаветы Петровны – очевидно, чтобы царской семье было где жить, пока все тот же Растрелли строил Зимний дворец – родился Павел Петрович, наследник российского престола. Поговаривали, впрочем, что он совсем и не Петрович, да чего только не говорили... Например, что матушка Павла Петровича самолично отдала приказ папеньку молодого наследника придушить без особых церемоний, а потом, в обход традиционного порядка престолонаследования, посадить на царство своего внука, Александра Павловича. Но на этот счет имеется два совершенно официальных опровержения: первое, манифест о смерти Петра Федоровича, утверждает, что император скончался "от геморроидальных колик", вторым является само воцарение Павла – не мог же самодержец столь неучтиво отнестись к подписанному его матерью завещанию? Или, все-таки, мог?

Все та же людская молва свидетельствует, что по какой-то ему одному понятной причине Павел, став императором, вдруг возжелал "умереть там, где родился". И – как по заказу – пошли видения: прибегает часовой и, вытянувшись во фрунт, докладывает:

"Государь-император, разрешите обратиться! Сегодня, во время несения караула у Летнего дворца ея императорского величества, мною видим был ангел. И на словах передать просил, что старый Летний дворец должен быть разрушен, а на этом месте построен новый, пуще прежнего, и назван быть Михайловский. И еще надпись какую-то непонятную по верху пустить велел".

А Павел ему: "Да, знаю, служивый. Я тебе, конечно, верю. Я и сам все это видел. Это наш с тобой секрет. Наш с тобою секрет".

И точно – Павел немедленно вызывает своего любимого архитектора и поручает ему строительство замка. Как раз на том самом месте, где был дворец, в котором и родился Павел Петрович. Но здесь свидетели часто путаются в своих показаниях – одни утверждают, что любимым архитектором Павла был Бренна, другие – что, наоборот, Баженов. Вполне возможно, что причиной таких противоречий был непредсказуемый характер императора – сегодня он называл любимым одного, завтра другого. В дни общей меланхолии и тотальной мизантропии любимым Павел называл себя. Так и повелось – в совершенно разных путеводителях и справочниках авторство замка приписывается то одному, то другому, то третьему.

В полном соответствии с видением императора, косвенно подтвержденным докладом часового, на фронтоне главного фасада была сделана  надпись: "Дому твоему подобаетъ святыня Господня въ долготу дней". Что она означает, не имеет никакого значения, ибо смысл ее совершенно в другом: оказывается, число символов в этом изречении оказалось равным числу прожитых Павлом лет – 47. И это лишь часть загадки. Дело в том, что надпись эта исчезла с фронтона в начале века. "В 1901 году текст этот еще существовал... <После 1913 года> упоминания о нем исчезают. Исчезает и сама надпись, от которой осталась таинственная петербургская легенда да темные точки на чистом поле фриза," – читаем мы у Синдаловского в книге "История в преданиях и легендах", выпущенной в 2003 году*. А на фотографии выше, сделанной летом 2005 года, эти мистические знаки проступают вновь... Загадка!

Еще одна легенда пытается объяснить нехарактерный для северного Петербурга веселенький цвет замка. Сказывают, что якобы Павел, поднимая на балу оброненную некоей дамой перчатку, решил, что именно таким должен быть цвет фасадов его новой резиденции. И отправил перчатку своему любимому архитектору, лишив, таким образом, даму элемента гардероба. Я почему-то подозреваю, что легенда эта имела продолжение, неизвестное широкому кругу читателей. Продолжаться она должна была очевидным образом:

"1 февраля 1801 года нетерпеливый и категоричный в своем нетерпении Павел вместе с многочисленным семейством въехал в новую резиденцию. При приближении к замку императрица Мария Федоровна вопросительно посмотрела на мужа:

– Ваше величество, это еще что?

– Где? – Павел смекнул, в чем дело, но решил тянуть время, подыскивая наиболее разумный ответ.

– Что за колер, спрашиваю?

– Дык это... наиболее модный цвет в этом сезоне, Ваше величество.

– С чего это вы заключили, Ваше величество?

– Да вот и графиня Анна Лопухина такие перчатки носит.

– Ваше величество, да вы, похоже, совсем, того... Одно дело перчатки, другое – жилплощадь... Впрочем, что это еще за графиня?

Павел густо покраснел и наутро распорядился, чтобы кадеты Пажеского корпуса, проходя мимо дома фаворитки, целомудренно отворачивались."

При перепечатке легенды ссылка обязательна (с)

Павел, безусловно, был большим оригиналом. Его царствование продолжалось всего 4 года, 4 месяца и 4 дня, но, пожалуй, нет другого императора, который оставил бы за столь короткое время столько исторических курьезов. Впрочем, каким бы ни было его правление, он не причинил своему народу столько страданий и незаживающих ран, сколько другие, менее одиозные властители. И уж в чем его только не обвиняли, каких только невероятных историй про него не сочиняли, но, даже несмотря на оригинальный раскрас Михайловского замка, в отсутствии вкуса, на мой взгляд, Павла нельзя было обвинить. Достаточно прогуляться по Павловску, зайти в Мальтийскую капеллу Воронцовского дворца, посмотреть на дворец и Приорат в Гатчине – везде найдутся безусловные подтверждения пониманию Павлом прекрасного. Впрочем, это не мешало современникам считать Михайловский замок "ужасным, грубым несоответствием форм и тонов, странной смесью роскоши и крайней простоты и полнейшим отсутствием гармонии и артистического вкуса".

Ну, что здесь сказать? Либо вкус современников не был еще безнадежно испорчен эклектикой и модерном, либо Павел (а также Бренна и Баженов) сильно опередили свое время, либо злые языки не могли простить Павлу разборку на стройматериалы Исаакиевского собора...

Украшенный эмблемами царской власти ("в нелепом изобилии", как утверждали все те же злые языки), Михайловский замок был императорской резиденцией очень недолго – в ночь с 11 по 12 марта 1801 года Павел умер. "От апоплексического удара", как утверждал манифест о его смерти, подписанный его сыном. "Табакеркой по голове", – добавляли остряки. И рассказывали, что, застигнутый врасплох заговорщиками, он, якобы, умолял их повременить некоторое время, потому, что еще не успел... разработать церемониал собственных похорон. Даже из смерти этого человека судьба сделала курьез... А утром, узнав о гибели Павла I, вчера еще дрожавшие в страхе подданные радостно обнимались на улицах. (Через полтора столетия дрожавшие от намного большего страха подданные почему-то оплакивали смерть гораздо более кровожадного властителя. Мельчает человек...)

Но и после смерти легендарного императора появляются новые легенды. Утверждают, что его призрак до сих пор бродит по гулким коридорам замка – и даже официально приглашают на ночные экскурсии по дворцу во время летнего наплыва туристов.

 

Литература:

* Н.А. Синдаловский "Санкт-Петербург. История в преданиях и легендах". СПб, "Норинт", 2003 г.

* Н.А. Синдаловский "Петербург. От дома к дому... от легенды к легенде", СПб: 2000.

** С. Кепсу "Петербург до Петербурга. История устья Невы до основания города Петра". СПб: 2000.

Ссылки:

Михайловский (Инженерный) замок на официальном сайте Русского музея

Официальный сайт ЦПКиО им. Кирова

Елагин дворец в "Энциклопедии Петербурга"

Интерьеры Елагина дворца на "Бродячей камере"

 

Другие прогулки:

Петербург. Пригороды. Окрестности. Прогулки по городу и поездки выходного дня.

 

Назад Яндекс.Метрика

К содержанию