Содержание

Иерусалим

Под небом голубым есть город золотой...

 

Часть 1:
Послание к Евреям

День 1: Исход
New Imperial Hotel
Армянская таверна

День 2: Песнь песней
Цитадель (башня Давида)
Стена Плача
Храм Гроба Господня
Ресторан "Эвкалиптус"

День 3: Завет Авраама
Храмовая гора
Туннель Хасмонеев
Виа Долороза
Мистерия в крепости Давида

Часть 2>>
Послание к Филистимлянам

День 4: Книги Пророков
Прогулка по стенам
Дамасские ворота
Садовая могила
Пещера Седекии
Львиные ворота
Елеонская гора
Могилы пророков

День 5: Бытие
Вифлеем
Храм Рождества Христова
Молочный грот
Check-point

День 6: Притчи Соломоновы
Могила царя Давида
Дормицион

День 7: Бегство в Египет
Горница Тайной Вечери
Тель-Авив
Яффо

День 8: Псалом 136

Похожие путешествия
Ссылки по теме

 

Январь 2015 г.

Маршрут: Москва (Внуково) – Тель-Авив – Иерусалим (+ Вифлеем) – Тель-Авив – Москва (Домодедово)

Экипаж: Ворчун, жена Ворчуна, дочь Ворчуна (15 лет)

Транспорт: самолет, такси, автобус (для поездки в Вифлеем)

Продолжительность: 8 дней

 

Послание к Евреям

– Ви-таки слышали, что в Иерусалиме летом температура достигает 45 градусов в тени?
– Но я же не собираюсь все время сидеть в тени…

Ви не поверите, но чтобы не сидеть все время в тени, ми-таки съездили в Израиль на Новый Год! И теперь я не могу удержаться, чтобы не рассказать вам пару-тройку анекдотов. Но если я вам надоем своими анекдотами, то – держите меня семеро! – я буду серьезен как никогда, и тогда ви будете плакать над моими историями даже больше, чем над моими анекдотами.

 

3 января: Исход

Начнем с анекдота про Внуково… я хочу сказать, с анекдота про японцев и красивых детей. В общем, все, что в новом терминале Внуково «А» сделано руками, не очень хорошо. Вернее, все очень красиво, но то, что остается, если вычесть красоту, просто из рук вон плохо. Рассказываю:

На регистрации перестали работать транспортеры для багажа, пришлось самим тащить чемодан туда, где принимают негабаритный груз. "Не сомневайтесь, ваш багаж улетит." – "Как же нам не сомневаться?"

В зале ожидания у гейтов нет ни вай-фая, ни информационных табло – номера выходов постоянно меняются, люди мечутся, по громкой связи все время ищут потеряшек. Все при деле!

Спустя два часа, когда объявляют рейс,
не дергайся; потянись и подави зевоту.
В любой толпе пассажиров, как правило, есть еврей
с пейсами и с детьми: примкни к его хороводу.

Иосиф Бродский – "Приглашение к путешествию"

Да, кстати, места в самолете нам почему-то достались не рядом. При том, что мы пришли на регистрацию за 3 часа до вылета. Неужели все зарегистрировались через Интернет? Ничего подобного, очередной сбой: у всех так. В салоне все еще потом долго пересаживались, менялись местами.

– Второе – тефтель с рисом или котлета с картошкой.
– О, йес! Мне тефтель с картошкой.
– Тефтель – с рисом!
– Все в порядке, все хорошо, мне тефтель с рисом, ему котлету с картошкой, потом поменяемся…
– Меняться – нельзя!!!

Цитата из к/ф "Дежа вю"

Мы, собственно, летим самолетом «Трансаэро»: с потолка капает конденсат, стюардессы не знают слов вежливости, сосед храпит и воняет. Не знаю даже, как буду обедать при таком амбре…

– Мойша, от вас опять плохо пахнет.
– Что ви, я – человек чрезвычайно чистоплотный и, надо это или нет, обязательно раз в год принимаю ванну.

Приносят еду. Повар не подвел – еда под стать аромату вонючего соседа. Я не знаю, чем питается повар в той компании, которая загружает обеды на борт самолетов «Трансаэро» в аэропорту Внуково, но я бы искренне пожелал ему всегда есть то, чем он кормит пассажиров…

Очередь на паспортном контроле – только два окошка для неграждан Израиля. Стоим с полчаса, устали. Наконец, все израильтяне проходят, освобождаются окошки, куда предлагают перейти говорящим по-английски.

– Куда?
– В Иерусалим.
– Надолго?
– 7 дней.
– И что ви-таки собираетесь делать неделю в Иерусалиме?
Протягиваю пограничнику увесистую распечатку экскурсий с сайта guide21.ru, там как раз семь маршрутов.
– Серьезно подготовились! – с уважением говорит офицер и протягивает наши паспорта с визами. Из-за того, что наличие израильских отметок в паспорте может осложнить жизнь его владельцам, визы эти представляют собой вкладыши со штрих-кодом, которым надо воспользоваться для прохода через турникет. Их, кстати, рекомендуем сохранить не только как сувенир – они потребуются для обратного прохода и в некоторых особо правильных гостиницах.

Делаем селфи в аэропорту у меноры, чек-инимся в Фейсбуке – все по-взрослому!

Сели в такси. Таксист сразу признался, что "немного говорит по-русски". Поинтересовались, сколько будет стоить поездка. – "Сейчас скажу". Уже отъехали от аэропорта, когда он, наконец, выдал цену – 370 шекелей. Мы прифигели – в исследованных накануне отъезда источниках фигурировала цена раза в полтора меньше (источники, правда, оказались 2010 года выпуска). "Что за дела, мол? Разворачивайся, будем разбираться!"

Таксист беспрекословно подчинился, правда, через какое-то время поинтересовался, за чей счет будет этот крюк. – "Оплатим, не волнуйся!"

По показавшимся бесконечными развязкам вернулись в аэропорт. Наш водитель объехал всю длинную очередь ожидающих таксомоторов, по ходу извиняясь перед ними за свой дерзкий трюк. Выскакиваю, спрашиваю у "разводящего", что почем. Тот молча подходит к справочному терминалу, что стоит прямо перед стоянкой такси, спрашивает меня адрес, количество пассажиров и чемоданов и выдает чек. На нем тариф – 370 шекелей.

Пристыженный, возвращаюсь в машину. "Ну что?" – "Вы правы. Поехали". Таксист, кстати, оказался весьма адекватным человеком, и весь путь от Тель-Авива до Иерусалима мы беседовали о том, о сем. Он, горский еврей, оказался в Израиле еще в 1970-х. "Вам понравится Израиль!" – сказал он нам на прощание. Поездка обошлась в 400 шекелей (бесценный опыт инклюдед).

Гостиница New Imperial Hotel
Old City – Jaffa Gate, Jerusalem, 14085, Israel
Tel.: +972 2 6282261
E-mail: info@newimperial.com
Сайт: www.newimperial.com

Главное достоинство отеля – в его расположении. Находится он в Христианском квартале старого города у Яффских ворот. Особенно мы это оценили, когда из-за капризов погоды и проливных дождей приходилось несколько раз на дню менять теплую одежду на более легкую и наоборот, а также мокрую на сухую.

Отель этот исторический. Из наиболее почетных постояльцев – кайзер Вильгельм II и мама Нильса – Сельма Лагерлеф. Видно, с момента их посещения более и не стирается пыль ни с мебели, ни с зеркал…

Уборка в номерах – отдельная грустная тема. Ее просто не делают. Ни разу в течение недели нашего пребывания. Возможно, это такой способ не вмешиваться в жизнь постояльцев? Но когда на улице то дождь, то снег, да и удобства нужно иногда приводить в божеский вид…

Истины ради стоит отметить, что на нашу просьбу хотя бы принести чистые полотенца их вручили такую стопку, что несколько из них к моменту отъезда так и остались невостребованными. Кроме того, у нас осведомились, чего мы еще изволим. В общем-то, ничего было не нужно, но нам принесли добрую горсть отельного мыла и гелей для душа/шампуней, а также мощный запас туалетной бумаги.

Из-за сырости и некомфортной погоды в номерах было очень холодно. Пришлось врубать кондей на полный обогрев. Для просушки обуви на ресепшн попросили фен, работавший, казалось, на последнем издыхании.

Бесплатный Wi-Fi с трудом справляется с жаждущими прорваться в Сеть: хочет работает, хочет не работает. Телевизором воспользоваться не удалось: заморочно там все как-то, а звать специально обученного человека было недосуг. Может, оно и к лучшему.

Балкон в нашем номере, как обещалось на Букинге, обнаружен не был (на самом деле он представлял собой окно до пола с кованой решеткой за ним), зато имелось два этажа с ванной и туалетом на втором.

Клиент – квартирному маклеру:
– Послушайте, вы уверяли меня, что это – дом с садом. Но какой же это сад – три метра в длину и пять в ширину?
– Ну, большим его не назовешь, но высоким – да!

Большой плюс – наличие холодильника и чайника с прилагающимся к последнему набором пакетиков чая, растворимого кофе и сахара. Персонал несколько заторможен (зима, знаете ли), но неизменно любезен и на все просьбы весьма отзывчив (незамедлительно предоставляли старые газеты для просушки обуви, куда-то затерявшийся в номере пульт от кондиционера, фен, разогрев трапезы в микроволновке, восполнение запасов пакетиков чая и т.п.).

Рядом с отелем есть магазинчик, где можно затариться продуктами на ужин, а также пекарня с веселыми арабами, у которых всегда прекрасная выпечка, пицца, пирожки.

В шабат рестораны обычно закрыты, и мы рисковали остаться без ужина. Для кого-то, может быть, это нестрашно, но нам после продолжительного перелета и прочих дорожных волнений хотелось где-то уестествиться. На ресепшн порекомендовали Армянскую таверну, и впоследствии мы побывали там еще пару раз.

Ресторан "Армянская таверна"
Адрес: Armenian Patriarchate Rd., 79,
Armenian Quarter, Иерусалим

Найти ресторанчик несложно. Он находится в армянском квартале, по правую руку от Яффских ворот. Нужно обогнуть цитадель царя Давида и идти прямо буквально 200–300 метров.

Меню состоит из блюд ближневосточной кухни (долма, кебаб, ассорти из мясных деликатесов, чурчхела и т.п.). Цены вполне демократичны. Сытно и вкусно. Ребята-официанты обслуживают быстро и любезно. Ресторан, пожалуй, понравится ценителям прекрасного: трапеза проходит в окружении старинных артефактов.

Тот вечер мы решили завершить небольшим моционом по еврейскому кварталу. То и дело нам навстречу попадались ортодоксальные иудеи, как и положено в лапсердаках, с пейсами и в широкополых шляпах. Одеты они были празднично. Почти все в белых рубашках и при галстуках. Их спутницы выглядели более скромно: в платках и длинных юбках. Но все они, встретившись с тобой взглядом, неизменно радостно и приветливо улыбались. Мы постепенно осваивались с этим местным колоритом и в последующие дни уже вполне обыденным взглядом взирали на очередного хасида.

Вышли на площадку, с которой открывался вид на Стену плача. Вся она была освещена, и было видно, что несмотря на поздний час к ней подходят люди. Удивили белые пластиковые стулья, стоявшие на разном удалении от стены. Видимо, молящиеся присаживались на них и затем оставляли там, где завершали свои молитвы.

Неожиданно ливанул дождь, да так сильно, что нашу прогулку пришлось немедленно сворачивать. Мы еще не знали об этой местной особенности: дождь здесь настолько мокрый, что за несколько минут без зонта ничего не стоит вымокнуть до нитки.

Вернулись в отель. Так закончился наш первый вечер на земле обетованной.

Совет по зимней экипировке: обязательно возьмите с собой две пары обуви!
Промокшую обувь можно высушить феном или напихав в нее старые газеты.

 

4 января: Песнь песней

Утро. Завтраки в отеле производят приятное впечатление: весьма разнообразный арабский "шведский стол". Кофе нет, но чай можно заварить с мятой или чабрецом. Порадовали сезонные фрукты: хурма и мандарины. Единственный недостаток – окончание завтрака в 9.30. Строго. Постояльцы дружною гурьбой вваливаются примерно в девять и все сметают. Обновление ассортимента производится крайне неторопливо. Либо ешь то, что осталось, либо приходишь до 9.00.

Цитадель (башня Давида)

Наше знакомство с Иерусалимом мы начали с осмотра цитадели (башни Давида). Разумеется, к самому Давиду эта башня (как и вся цитадель) не имеет никакого отношения и была построена, судя по всему, во времена арабского владычества. Весьма похожее укрепление – рибат – мы видели в некоторых тунисских городах.

Еще в Москве закачали на телефон бесплатный аудиогид «Иерусалим. Старый город». Очень полезная штука оказалась. В ней есть подробная аудиоэкскурсия плюс текст. Гуляли по предлагаемому маршруту часа два с половиной. Часть экскурсии проходит в помещениях, где воспроизведены вехи истории государства Израилева, часть на свежем воздухе. Со стен цитадели хорошо виден весь город – и старый, и новый. Можно запечатлеть себя на фоне.

– Зачем ты взял с собой эту дурацкую шапку?
– Чтобы не надевать засаленную кипу.

Вид на новый Иерусалим.

Иерусалим – город царя Давида.

...И сказал Саул Давиду: иди, и да будет Господь с тобою. И одел Саул Давида в свои одежды, и возложил на голову его медный шлем, и надел на него броню. И опоясался Давид мечом его сверх одежды и начал ходить, ибо не привык [к такому вооружению]; потом сказал Давид Саулу: я не могу ходить в этом, я не привык. И снял Давид все это с себя. И взял посох свой в руку свою, и выбрал себе пять гладких камней из ручья, и положил их в пастушескую сумку, которая была с ним; и с сумкою и с пращею в руке своей выступил против Филистимлянина. Выступил и Филистимлянин, идя и приближаясь к Давиду, и оруженосец шел впереди его. И взглянул Филистимлянин и, увидев Давида, с презрением посмотрел на него, ибо он был молод, белокур и красив лицем.

Первая книга Царств, гл. 17

Давид в молодости. Флоренция.

Тридцать лет было Давиду, когда он воцарился; царствовал сорок лет. В Хевроне царствовал над Иудою семь лет и шесть месяцев, и в Иерусалиме царствовал тридцать три года над всем Израилем и Иудою. И пошел царь и люди его на Иерусалим против Иевусеев, жителей той страны; но они говорили Давиду: «ты не войдешь сюда; тебя отгонят слепые и хромые», – это значило: «не войдет сюда Давид». Но Давид взял крепость Сион: это – город Давидов. [...] И поселился Давид в крепости, и назвал ее городом Давидовым, и обстроил кругом от Милло и внутри. И преуспевал Давид и возвышался, и Господь Бог Саваоф [был] с ним.

Вторая книга Царств, гл. 5

В билетной кассе приобрели билеты на вечернее световое шоу. К его описанию мы еще вернемся. Забегая вперед, скажем, что время и деньги были потрачены не зря: музей дает неплохую возможность хоть немного разобраться с основными вехами истории города, что будет небесполезным для понимания других достопримечательностей.

Арабский ресторанчик в суках

Прогуливаясь по стенам цитадели, успели нагулять аппетит, к тому же настало время обеда. Особых идей по поводу места для трапезы у нас не было. В сторону Стены плача направились через арабские суки. Там, немного помявшись (боязно как-то принимать пищу в незнакомом-то месте), нашли неплохое заведение (польстились на приличное количество посетителей в довольно просторном зале), где были накормлены за умеренную плату (салат бар + кебаб с картошкой фри + кофе).

О кофе надо сказать отдельно. В Иерусалиме его варят с кардамоном. Говорят, он нейтрализует действие кофеина, что актуально для тех, кому он не показан, и придает напитку сказочный аромат. Теперь дома мы тоже так делаем.

Стена Плача

Жил да был в давние, незапамятные, ныне именуемые «библейскими», времена один всем вам хорошо известный историко-литературно-мифологический персонаж по имени Давид. Читателям всего мира он известен прежде всего как автор пресловутых «псалмов Давида», а особо продвинутые, напрягшись, вспомнят, что, помимо поглощавшего все его свободное время поэтического труда, Давид по совместительству немножко шил подрабатывал царем Израиля. Уже совсем грамотные, напрягшись еще сильнее, припомнят, что оный Давид, кажется, победил какого-то Гитлера Голиафа. Зачем он его победил, за давностию лет совершенно неважно, но победа так встряхнула неокрепшую психику застенчивого юноши, что он стал прямо-таки настоящим поэтом.

Итак, победив Гитлера Голиафа, ставший царем Давид ни на минуту, в отличие от некоторых, не забывал, кто открыл второй фронт и гнал тушенку студебеккерами кому он обязан своей победой. Терзаемый воспоминаниями, Давид неустанно воздавал хвалу ее вдохновителю и организатору. Чувство горячей благодарности и любви к высокому патрону настолько обуяло Давида, что царь Израиля порвал два баяна неведомое число струн на своем киноре, умоляя патрона разрешить ему, Давиду, построить в честь него, патрона, храм.

Несмотря на то, что патрону такое рвение креатуры было весьма приятно, в ответ Давид услышал лишь твердое, хотя и полное любви – не подумайте чего, любовь была высокой, небесной, господней во всех ипостасях, – «НЕТ».

– Но почему, Господи?! – возоплял храбрый пастушок царь Давид, в тоске воздевая длани к небесам. – Почему, почему?!

– Успокойся, сын мой, – улыбаясь в бороду и качая седой шевелюрой, отвечал ему бог Израиля. – Тому есть много серьезных причин. Первая и главная причина в том, что руки твои обагрены кровью. Негоже строить Храм Господа такими руками. Кроме того, я, хоть и не покарал тебя мучительной смертью за кражу чужой жены, возлюбленной твоей, матери твоего обожаемого сына, Вирсавии, и за мужа ее, которого ты обрек на верную гибель, – но согласись, дорогой мой крестничек, – это было бы огромным, непоправимым ударом по моей репутации, разреши я тебе – тебе, такому вот, – строить Храм Господень. А рисковать своей репутацией я не могу. Ты же умный парень и понимаешь, что я прав, не так ли?

– Понимаю, Господи, – утирая слезы, всхлипывал Давид, вешая блондинисто-кудрявую голову между плеч. – Но очень хочется. Ну, хоть краеугольненький камушек, вот такой, – Давид показывал патрону щелку между пальцев шириной миллиметра два, – разреши, а? Ну, что тебе стоит?

– Репутации, – уже сурово цедил Господь, хмуря густые брови. – Репутации, пострел ты эдакий. Нет – значит, нет. Храм воздвигнет сын твой, Шломо, чьи руки не обагрены кровью, и будет Храм Мой так прекрасен, что узреть его смогут не только жители мира сего, но и мира горнего. Он будет так величествен, восхитительно красив и великолепен, что его будет видно из любого, самого удаленного уголка Вселенной. И станет сей Храм Домом Моим на вечные времена. И я буду настолько милосерден, что дам тебе на него полюбоваться – оттуда, куда отправишься ты, окончив земной свой путь. По рукам?

– По рукам, Господи, – кивал растроганный Давид, всхлипывая и улыбаясь сквозь слезы.

На том и порешили. Давид продолжал рвать струны на киноре, распевая хвалу Господу, а Храм был построен, как и обещал Господь, Соломоном Давидовичем Вирсавкером, и стал, действительно, одним из утраченных ныне чудес света. В общем, все не так уж плохо закончилось, как могло.

Вадим Давыдов – Сто тысяч «почему»

Статуя царя Давида у Дормициона.

Первый храм – храм Соломона – был разрушен вавилонским царем Навуходоносором в 586 год до н.э. Многие жители Иерусалима погибли, оставшиеся взяты в плен и угнаны в рабство в Вавилонию.

При реках Вавилона, там сидели мы и плакали,
когда вспоминали о Сионе;
на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы.
Там пленившие нас требовали от нас слов
песней, и притеснители наши – веселья:
"Пропойте нам из песней Сионских".
Как нам петь песнь Господню на земле чужой?

70 лет длились страдания бедных евреев, пока заборовший вавилонян персидский царь Кир Великий не разрешил им возвратиться на родину. Вернувшиеся восстанавливают Иерусалимский храм.

Второй храм – фото из музея "Башня царя Давида".

586 лет простоял Второй храм. При усмирении восставшей Иудеи в 70 году от Рождества Христова мстительные римляне сравняли Иерусалим с землей, Храм разрушили, а гору, на которой он стоял, распахали.

Римский Форум. Менора как один из трофеев на триумфальной арке Тита.

От знаменитого иерусалимского храма осталась лишь одна стена. Иудеи называют ее Западной, остальные, видя их скорбные лица – Стеной Плача.

Ну что тут сказать... И циники иногда испытывают трепет. Говорят, до расширения площади и сноса окрестных домов стена производила более сильное впечатление. Обладая воображением, и сейчас можно довести себя до состояния транса.

Перед тем, как подойти к сакральному месту, нужно омыть руки. Далее мужчины идут налево, женщины направо. При входе выдают Тору (или какие иные молитвословы). Молятся здесь, понятно, иудеи. Остальные фотографируются или просовывают в щели стены записочки разного содержания. О чем они, можно только догадываться. Люди чувствительные говорят, что место энергетически сильное. Наверное, да. Отходить от стены принято спиной. Многие так и делают.

Храм Гроба Господня

Иерусалимский храм Воскресения Христова стоит на самом том месте, где, как учит церковь, был распят, погребен и затем воскрес Иисус Христос. Вообще, после того, как будущий римский император Тит Флавий Веспасиан в 70 г. н.э. превратил город в руины, ориентироваться в библейских событиях на местности стало несколько затруднительно. Тем удивительнее, что святая царица Елена, мать будущего крестителя языческого Рима императора Константина, через три сотни лет после смерти Иисуса смогла установить не только место казни, но и место воскресения Христа...

Храм Гроба Господня, основанный во время пребывания Елены в Святой Земле, был разрушен сарацинами в начале Х в., что и послужило (в числе прочего) поводом последующих крестовых походов. Крестоносцы, отвоевав землю обетованную, построили в 1130–1147 гг. новый храм, который мы тоже с полным на то основанием можем назвать "вторым".

В итоге получилось довольно сложное сооружение, объединившее под одной кровлей различные приделы, посвященные событиям последних дней "земной жизни" Иисуса Христа. Именно это здание (разумеется, с поздними достройками и переделками) мы и можем созерцать сегодня.

Рассеченная благодатным огнем колонна.

В храме Гроба Господня находятся завершающие остановки крестного пути, поэтому, пожалуй, грамотнее включить его в маршрут по Виа Долороза. Но уже начало смеркаться, что могло стать помехой для фотосъемки.

Голгофа.

И взяли Иисуса и повели. И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа; там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса. Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски. Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский. Пилат отвечал: что я написал, то написал.

Евангелие от Иоанна, гл. 19

Прямо перед входом – камень миропомазания.

Согласно преданию, на этом камне ученики Иисуса обернули снятое с креста тело в умасленную миром и алоэ плащаницу.

Но так как [тогда] была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, – ибо та суббота была день великий, – просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их. Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода. [...]

После сего Иосиф из Аримафеи – ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, – просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, – приходивший прежде к Иисусу ночью, – и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи. На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко.

Евангелие от Иоанна, гл. 19

Мрачный придел сирийской церкви находится за Кувуклией.
За ним – пещера с захоронениями Иосифа Аримафейского и Никодима.

Наши опасения, что к святыням будет не пробиться, оказались напрасными. Народ рассредоточился по всему просторному храму, разные приделы которого отданы в ведение той или иной конфессии. Каждая из них по часам несет свою службу.

Мы как раз попали в «пересменку», когда католики передавали пост армянской церкви. Из-за этого пришлось надолго задержаться у гробницы Христа и наблюдать, как мощный католический орган буквально перекрывает пение армянских монахов. Еще бы, неужели представители папы римского, святее которого не найдется среди смертных, уступят кому-то другому? Другие же не лыком шиты – именно Армения первой приняла христианство как государственную религию, не то, что римляне какие-нибудь... Не знаю уж, как Господь, созерцая это соревнование, переходящее в какофонию, удержался, чтобы не шарахнуть по всей этой братии громом и молнией поядренее... Трудно быть Богом!

На середине отрезка, проложенного от Гроба Господня до алтаря Кафоликона, расположен Пуп Земли, центр христианского мира, для пущей сохранности прикрепленный к своему месту цепью.

Атмосфера в храме все же благожелательная, но скорее суетная, чем благостная. Всех постоянно подгоняют – у святынь особо не задержишься. От этого происходит некоторое смешение чувств. Вообще, показалось, что Иерусалим – такое место, где чувства эти усиливаются многократно. В том числе – в вере. Человек верующий – укрепится в ней, сомневающийся – усомнится пуще прежнего, атеист, глядя на весь этот вертеп, убедится в верности своих предположений. Возможно ли перейти из одного состояния в другое, сказать сложно.

Подземный придел святой Елены в Храме Гроба Господня.

Археологические изыскания матери императора Константина увенчались успехом. Здесь, в пещере под горой был обретен Животворящий Крест, четыре гвоздя и титло INRI – та самая пилатова надпись про царя иудейского. (Все эти артефакты мы видели в римской базилике Санта-Кроче-ин-Джерусалемме, куда их привезла святая Елена.)

Крыша придела святой Елены (с куполом посередине) одновременно является двором коптского монастыря "Дейр-эс-Султан". Сюда можно попасть с улицы Св. Елены и через эфиопскую церковь спуститься к главному входу Храма Гроба Господня.

Коптский монах у ворот монастыря "Дейр-эс-Султан".

Интерьер эфиопской церкви Четырех живых существ.

Ужин в еврейском ресторане "Эвкалиптус"

После армянской кухни и кебаба захотелось отведать чего-нибудь аутентичного. В Сети был обнаружен ресторан "Эвкалиптус", расположенный неподалеку от нашей дислокации. Через Яффские ворота мы покинули ненавидимый прокуратором старый город. Пройдя влево вдоль стен метров триста, на противоположной стороне мы увидели то, что искали. Однако нам сначала показалось, что ресторан закрыт. Раздосадованные, мы уже хотели идти давиться утолять голод кебабами, как заметили свет на первом этаже здания, находившемся на склоне гораздо ниже уровня дороги. Спустились по ранее незамеченным ступенькам и вошли внутрь.

Ресторан "The Eucalyptus"
Felt alley (between Hativat Yerushalayim 14 and Dror Eliel st.), Jerusalem
Tel.: +972 2 6244331
E-mail: mosherest@gmail.com
Сайт: www.the-eucalyptus.com

Нас встретила очень приветливая и разговорчивая девушка по имени Таня. Конечно же, мы попытались с ней заговорить по-русски, но она сказала, что, к сожалению, не знает этого языка. Дальнейший диалог состоялся на английском, вполне бойком со стороны нашей официантки. Девушка уговорила нас взять на троих комплексное меню, в которое, по ее словам, включены самые правильные блюда еврейской кухни. Мы с радостью согласились, тем более что цена в 220 шекелей не показалась нам угрожающей. На всякий случай уточнили, действительно ли эта цена подразумевает обслуживание всех троих, на что официантка энергично закивала.

Блюд было настолько много, что в какой-то момент им был потерян счет. Наконец, нам принесли сладкую горячую закуску, и когда мы готовы были уже вздохнуть с облегчением, подумав, что это десерт, и соответственно все: чай-кофе-счет и свобода! Но нет: нам принесли три вида горячего. Причем порции были такие, что даже глаза, которые обычно хотят, вступая в противоречие с желудком, затянулись сытой поволокой и на этот раз желали только одного: спать сытым сном. И тут постепенно до нас стало доходить, что меню в 220 шекелей нам решили умножить на 3. Если честно, довольно жестоко, потому что столько, сколько всего было предложено на одного, и на троих-то было многовато.

В какой-то момент появилась русскоговорящая официантка и осведомилась, все ли у нас хорошо. Потом появился сам шеф-повар, которому было важно узнать мнение гостей о его авторской кухне. Все это, безусловно, располагает и несколько затуманивает мозги. Тем временем нам принесли еще и десерт. Прочитав ужас в наших глазах, официантка предложила взять с собой все, что мы не смогли доесть. Немного поколебавшись, так как не очень хорошо представляли, как все это будем разогревать, мы все же согласились.

Позже, читая отзывы в Интернете о заведении, нам попадались мнения иностранцев, в основном итальянцев, явно разбирающихся в тонкостях приготовления пищи. Так вот они называли ужин в этом ресторане жестоким экспериментом. А счет, действительно, был умножен по количеству едоков. Так дорого и бестолково мы не ели никогда в жизни!

– Папа, а что такое деловая этика?
– Я тебе приведу один пример: ко мне в магазин приходит клиент, покупает пальто за 600 шекелей, дает мне тысячу, а позже я замечаю, что он забыл сдачу. Вот теперь и начинается деловая этика: взять ли все деньги себе или поделиться со своим компаньоном?

 

5 января: Завет Авраама

Наше пробуждение сопровождалось мелодичным звоном колоколов. В узкое плотно занавешенное оконце пробивались дерзкие лучи яркого южного солнца. Пора было вновь выдвигаться на встречу с прекрасным.

Гостиничный ресторанчик в этот раз был плотно забит посетителями. Почему-то мы решили, что это какие-то американские миссионеры. Хотя больше это общество напоминало участников конференции педагогов пенсионного возраста. После завтрака они заняли примыкающий к ресторану конференц-зал и бодро затянули рождественские песнопения.

Мы же устремились в сторону Храмовой горы на разведку. Известно, что вход на священную возвышенность мусульман ограничен определенными временными промежутками. Нам предстояло выяснить, во сколько туда можно попасть днем и где, собственно, находится вход.

Постепенно солнце стало припекать. Никаких опознавательных знаков на понятных нам языках мы не обнаружили. Вопрошаемые по поводу того, где и во сколько, внятных ответов дать не могли. В наших рядах начало расти раздражение. Не очень понятно было, что делать дальше, так как окрестные достопримечательности уже осмотрены. В конце концов, все-таки выясняли, где находится вход. Там же узнали, что приходить надо загодя, минут за 40.

Немного посовещавшись, решили, что нужно вернуться в отель и сменить осенне-зимнюю одежду на весенне-летнюю, иначе закипавшие мозги не давали возможности адекватно соображать.

Часть маршрута пробежали от Мусорных ворот вдоль восточной стены. В солнечный день там неплохо медитировать, вглядываясь в дальние дали, хотя есть мнение, что как раз там, куда устремляется взор, когда-то находились сметенные бульдозерами арабские деревушки, а это навевает совсем другие мысли…

Храмовая гора

Как бы там ни было, успеваем переодеться и вернуться назад, встав в очередь человек из двадцати, примерно за полчаса до начала запуска немусульманской публики к Храмовой горе. Мусульмане же могут пройти к святыне непосредственно из Мусульманского квартала. Смеем предположить, что для этого потребуется продемонстрировать знание Корана или что-то в этом роде. Не успели занять позицию, как за нами пристроился хвост человек в 50, который стремительно стал расти буквально с геометрической прогрессией.

Дождавшись назначенного времени, нас стали партиями запускать. Все очень строго, если не сказать грубо. Одного еврейчика даже завернули, обнаружив в его рюкзаке Тору – вход на Храмовую гору с предметами культа категорически запрещен. Крест на шее, впрочем, был не замечен. Помимо рамок металлоискателя и просвечивания сумок требуют предъявить документ, удостоверяющий личность. Хвала Аллаху, Яхве и Всевышнему, паспорта у нас были с собой.

Вход на Храмовую гору осуществляется через деревянный мост. Пройдя по нему, попадаешь на площадку, где группами или поодиночке находятся молящиеся. Для неподготовленного человека выглядит все это немного странно и необычно. Хотя чего там: ну молятся люди, что ж тут такого...

По правую руку находится третья по значимости святыня мусульман – мечеть Аль-Акса. Выглядит она скромно, хотя, говорят, вмещает до 5000 верующих. Нам проверить не удалось, так как неверных туда не пускают.

По левую руку виден Купол скалы. Мозаичный орнамент, идеальные пропорции, золотой купол – это просто нужно увидеть и все. Место, как говорится, сильное.

Модель Купола (в разрезе) представлена в выставочном зале Цитадели, посвященном исламу.

Это сооружение, по сути своей, является "драгоценным футляром", воздвигнутым над краеугольным камнем мироздания, с которого Господь начал сотворение мира.

Согласно мусульманской традиции, архангел Гавриил (Джабраил) ночью разбудил пророка Мухаммеда. Тот на чудесном коне с женским лицом и птичьими крыльями перенесся из Мекки в Иерусалим, чтобы с Храмовой горы вознестись на небеса и предстать перед Аллахом.

Вообще, место это священно для всех авраамических религий: иудаизма, христианства и ислама. Здесь Авраам (Ибрагим) должен был принести в жертву господу своего сына, но ангел остановил его руку... Дева Мария (Марьам) провела в Святая Святых на Храмовой горе первые 12 лет своей жизни, а сын ее, Иисус (Иса ибн Марьям) вошел в город через ворота, ведущие во храм.

Традиция увязывает эту аркаду со входом Господним в Иерусалим.

Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге; народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского.

Евангелие от Матфея, гл. 21

Вид на Елеонскую (Масличную) гору.

Именно оттуда человечество ждет прихода Мессии. Он спустится с горы и взойдет на Храмовую гору через давно уже замурованные Золотые ворота. По древним еврейским пророчествам, с приходом Мессии будет восстановлен Иерусалимский Храм.

С Храмовой горы видна и страшная Антониева башня – начало крестного пути Иисуса Христа.

Еще какое-то время повздыхав восхищенно, устремились в катакомбы.

Туннель Хасмонеев

Этот туннель представляет собой древний водовод, проложенный вдоль основания Стены Плача. Вход сюда расположен слева от нее, выход – на Виа Долороза.

Western Wall Tunnels
Сайт: english.thekotel.org

Начитавшись в Интернете об этой достопримечательности, билеты приобрели заранее по Интернету. Еле-еле поспев к нужному времени, каким-то чудом огибаем выстроившуюся перед воротиками очередь. Это было излишне, впустили всех согласно купленным билетам.

Недавно залезли в карты Google и обнаружили, что весь проделанный нами маршрут отражен там во всех подробностях. Можно увидеть все, но не пощупать собственными руками основание Западной стены храма Соломона. Внутри много молящихся иудеев: женщины – наверху на специальном возвышении, мужчины – внизу.

Ну что сказать... Туннель как туннель. Вообще, по количеству посещенных нами подземелий Иерусалим бьет все рекорды. Возможно, этот проход остался бы в нашей памяти вполне заурядной экскурсией (тем более что проводилась она на английском языке), если бы не мегалитическая кладка: вес отдельных каменных блоков доходит до 600–700 тонн! В высоту стена достигала 45 метров. На данный момент раскопки внутри Храмовой горы продолжаются, оказывается, что она уходит как минимум на столько же вглубь земли.

И как только древние люди с их примитивными механизмами управлялись с этими блоками! В подземелье был показан мультик, авторы которого пытались убедить нас в том, что при помощи воротов и воловьих упряжек такие махины можно запросто поставить друг на друга. Честно скажем – неубедительно!

Надпись на табличке:

Конец мощенной булыжником улицы, построенной во времена царя Ирода у подножия Западной стены. Улица начиналась от юго-западного угла Храмовой горы. Ее строительство было прекращено, по всей вероятности, из-за смерти Ирода.

Покинув катакомбы, мы оказались в Мусульманском квартале. Вышли непосредственно на Виа Долороза. Тут бодрый зазывала стал приглашать нас в свой ресторан. Для приличия поотнекивались, но так как другого варианта на примете не было, а есть хотелось неимоверно, последовали за ним.

Семейный ресторанчик оказался непосредственно у III–IV остановки Крестного пути, за воротами армяно-католической церкви (каких только конфессий нет в Иерусалиме!). Оттуда выходила довольная группа соотечественников.

Накормили нас вкусно и сытно. Здесь мы снова заказали ароматный кофе с кардамоном. Обед обошелся очень недорого. Пожалуй, самый бюджетный вариант за всю поездку. Единственное, платить нужно обязательно наличными. Разумеется, их с собой не оказалось, и нас проводили в соседнюю лавочку, хозяин которой списал с кредитки сумму обеда (немного нашаманив при этом с курсом валют, но будем считать это небольшой платой за помощь другу).

Подкрепившись, вернулись к первой остановке Виа Долороза, и теперь уже спокойно и обстоятельно обошли все места Крестного пути Иисуса Христа.

Виа Долороза

Via Dolorosa (лат. "скорбный путь") воспроизводит маршрут процессий монахов-францисканцев, установленный в XIII веке. Отмеченные по пути "стояния" – своего рода знаки в память о страстях Христовых, и увязывать их с фактическими местами евангельских событий было бы опрометчиво (как мы помним, от Иерусалима библейских времен римские легионеры не оставили камня на камне).

Аудиогид снова нам помог. Удалось все отыскать, понять и прочувствовать. Остановки на скорбном пути отмечены бронзовыми табличками с римскими цифрами.

Сама улица целиком расположена в Мусульманском квартале города. Как-то немного позабавило (хотя это слово здесь неуместно, но другое подобрать сложно), что путь к христианским святыням очень услужливо указывают арабы.

I. Двор Пилата.

Первое стояние находится во дворе мусульманской школы Аль-Омария. Это место отождествляют с резиденцией царя Ирода. Именно в его дворце останавливались прокураторы во время своих кратковременных пребываний в столице. Постоянной же их дислокацией была Кейсария Стратонова на Средиземном море, выстроенная Иродом специально для этой цели.

В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат.

М. Булгаков – "Мастер и Маргарита"

К царскому дворцу примыкала крепость с башней, названная по имени римского императора Марка Антония, покровителя царя Ирода. В крепостной башне находилась тюрьма. Сегодня роль страшной Антониевой башни играет нависающий над школой минарет.

Надо сказать, что посещение почти всех святых мест (за исключением, пожалуй, монастыря Сестер Сиона) на маршруте бесплатно. Это дает повод некоторым предприимчивым местным жителям немного поживиться на беззаботных туристах. Пока мы фотографировали "дворик Пилата", к нам решительным шагом подошли три арабских подростка. Старший из них наглым тоном потребовал пять шекелей за фотосъемку. Пришлось перейти на русский и процитировать ему неувядаемую классику. В полном соответствии с литературным источником мальчишка понял всю беспочвенность своих претензий.

Молодой человек вынул из кармана налитое яблоко и подал его беспризорному, но тот не отставал. Тогда пешеход остановился, иронически посмотрел на мальчика и воскликнул:

– Может быть, тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?

Зарвавшийся беспризорный понял всю беспочвенность своих претензий и немедленно отстал.

Ильф и Петров – "Двенадцать стульев"

Второе стояние находится прямо напротив мусульманской школы.

II. Бичевание и возложение креста.

Тогда Пилат взял Иисуса и велел бить Его. И воины, сплетя венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу, и говорили: радуйся Царь Иудейский! и били Его по ланитам.

Евангелие от Иоанна, гл. 19

В этом месте воздвигнуты часовни Осуждения и Бичевания, вместе составляющие монастырский комплекс. Часовня Бичевания построена в 1838 г. францисканскими монахами на развалинах храма периода крестоносцев. В 1929 г. ее перестроил известный архитектор Святой земли итальянец Антонио Барлуцци. Три сцены воспроизводят евангельские события: "Бичевание", "Понтий Пилат умывает руки" и "Освобождение Варравы".

Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят.
Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят.
Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.

Евангелие от Матфея, гл. 27

Купол часовни оформлен в виде тернового венца.

От Монастыря Бичевания через Виа Долороза перекинута наполовину скрытая в стенах домов древнеримская арка.

Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се Человек! Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его!

Евангелие от Иоанна, гл. 19

В память об этом библейском эпизоде арку нарекли Ecce Homo (Се человек). Под нею были обнаружены остатки мостовой древнеримского города Элия Капитолина, построенного в 135 году от Рождества Христова императором Адрианом на месте разрушенного Иерусалима. Традиция связывает эти каменные плиты с Лифостротоном, мощенным двором Претории, где состоялся допрос Иисуса Христа.

Над Лифостроном был воздвигнут католический монастырь Сестер Сиона. За вход в монастырь сестры требуют денег, но карточки не принимают, а наличных у нас нет. Ну, на нет и суда нет!

Рядом расположена небольшая греческая православная церковь с табличкой над входом: "Темница Христа". Здесь (по греческий традиции) содержался Иисус Христос и разбойник Варавва. У католиков есть свое место заточения сына Божьего – в Храме Гроба Господня.

Врата православной темницы были закрыты, поэтому увидеть пещеру, где располагалось узилище, нам не удалось.

III. Первое падение Иисуса.

Третье и четвертое стояние расположены на углу Виа Долороза и улицы Аль-Вад, на участке армянско-католической церкви. Первому падению Иисуса на Крестном пути посвящена небольшая часовня, где во время Второй мировой войны на пожертвования польских солдат был оформлен барельеф Тадеуша Зелинского.

IV. Встреча Иисуса с матерью.

Там, где по преданию Богородица увидела своего сына, находится армянская церковь "Скорбящая Мать".

Скульптурная группа в крипте церкви посвящена этому событию (не отраженному, впрочем, в канонических евангелиях).

V. Симон Кириниянин помогает Иисусу Христу нести крест.

В том месте, где Виа Долороза поворачивает направо и начинает медленно подниматься на Голгофу, францисканская часовня отмечает Пятое стояние.

И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом.

Евангелие от Луки, гл. 23

Чуть дальше на стене можно увидеть грубый камень, о который, по преданию, Иисус оперся рукой.

VI. Вероника отирает лицо Иисусу Христу.

Пятая остановка отмечена часовней Младших Сестер Иисуса, показавшейся чрезвычайно милой – то ли из-за своего названия, то ли из-за какой-то незабываемой атмосферы детской, то ли из-за благосклонного взгляда поверх очков монахини, склонившейся над вязанием – и не потребовавшей за визит денег, в отличие от охочих до вознаграждения сестер Сиона.

Событие, с которым связано это стояние, в канонических евангелиях не упомянуто, но традиция говорит о благочестивой еврейке, не побоявшейся подойти к осужденному и вытереть пот и кровь с его лица. На ткани осталось изображение Иисуса, ставшее впоследствии христианской реликвией под названием "Плат Вероники".

VII. Второе падение Иисуса.

Виа Долороза по мере приближения к Храму Гроба Господня превращается в крытую торговую улочку. На перекрестке находится францисканская капелла с колонной, установленной на месте второго падения Христа. Однако вход в нее был закрыт...

VIII. Обращение Христа к дочерям иерусалимским.

Восьмое стояние находится в проулке слева от Виа Долороза (неочевидный крюк!). В стену греческого монастыря вмонтирован каменный крест с надписью "NIKA".

И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем. Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие! тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас! Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?

Евангелие от Луки, гл. 23

Неопрятные задники торговой улочки и лестница, ведущая к Храму Гроба Господня.

IX. Третье падение Иисуса.

Чтобы попасть к месту девятого стояния, нужно вернуться на рыночную улицу и по ступеням, ведущим на крышу Храма Гроба Господня, пройти к коптскому монастырю "Дейр-эс-Султан". У его ворот в неглубокой нише стоит покосившаяся колонна. Она отмечает место, где Иисус Христос упал в третий раз.

Коптская церковь архангела Михаила расположена в нижнем ярусе лестницы, ведущей во Храм Гроба Господня.

Следующие пять стояний находятся внутри Храма. В него мы зашли через Коптский монастырь. Поистине, в этом городе голова кругом идет от смешения религий!

Снова обошли весь огромный храм. Залюбовались убранством армянского придела, задержавшись на пороге. Служитель армянской церкви стал любезно приглашать зайти. Милые они все-таки, жители старого Иерусалима!

Мистерия в крепости Давида

Вечером нас ожидала Мистерия в крепости Давида. Поужинав, чем Бог послал (остатками вчерашней трапезы из еврейского ресторана, разогретыми в гостиничной микроволновке, и пирожками из соседней арабской кафешки), выдвинулись в сторону крепости. Здесь уже собралась толпа, ожидавшая начало представления. Внутри, по пути следования к своим местам, на стенах появлялись цветные голограммы. Впечатлило.

Шоу проходит на свежем воздухе, поэтому зимой нужно одеваться потеплее. На стенах крепости под музыку демонстрируются эпизоды из истории Израиля от сотворения мира до наших дней. Все очень доходчиво.

 

Часть 1:
Послание к Евреям

День 1: Исход
New Imperial Hotel
Армянская таверна

День 2: Песнь песней
Цитадель (башня Давида)
Стена Плача
Храм Гроба Господня
Ресторан "Эвкалиптус"

День 3: Завет Авраама
Храмовая гора
Туннель Хасмонеев
Виа Долороза
Мистерия в крепости Давида


Часть 2>>

 

Назад Яндекс.Метрика

Часть 2