Содержание

Путешествие из Петербурга в Крым

 

Пулковское шоссе
Белоруссия
Погранпереход Новая Гута
Киев
Переяслав-Хмельницкий
Черкассы
Кривой Рог
Новая Каховка
Перекоп
Евпатория
Море
Размещение
Развлечения
Перемещение
Достопримечательности
Погода
Ялта
Судак
Домой
Новгород-Северский
Погранпереход Гремяч – Погар

 

Август 2002 г.

Маршрут

Туда: Петербург – Псков – Опочка – Невель – Орша* – Гомель – Киев – Переяслав-Хмельницкий* – Черкассы – Светловодск – Александрия – Желтые Воды – Кривой Рог – Новая Каховка – Воронцовка – Раздольное – Евпатория

Радиальные поездки из Евпатории: в Ялту и в Судак.

Обратно: Евпатория – Раздольное – Воронцовка – Армянск – Цюрупинск – Херсон – Николаев – Вознесенск – Южноукраинск – Первомайск – Голованевск – Умань* – Киев – Копти – Кролевец – Шостка – Новгород-Северский – Гремяч – Погар – Почеп – Брянск – Дубровка* – Смоленск – Велиж – Усвяты – Невель – Пустошка – Опочка – Псков – Луга – Петербург

Звездочками отмечены места ночевок.

Продолжительность: 7 – 23 августа 2002 г.

Автомобиль: VW Passat Variant, 1989 г.в.

Экипаж: Ворчун – водитель; жена Ворчуна – штурман; дети Ворчуна (молодой человек 7-и лет и барышня 2-х лет) – помощники штурмана.

 

Дорога туда

Итак, последняя неделя июля 2002 года. Старт в Крым намечен на ранее утро первого августа... И, как порой бывает в таких случаях, начальство ставит задачу. Что-то сродни пятилетней программе, которую (если, разумеется, я хочу пойти в отпуск) надо выполнить за пять дней.

Завал на работе приводит к тому, что отпуск начинается на неделю позже запланированного. Выйдя с утра на работу, я, как это часто бывает, смог уйти с нее лишь после обеда, и выехали мы вместо раннего утра далеко за полдень.

Да, утром мы были огорошены новостью по "НТВ" – в Евпатории, где мы наметили провести отпуск, началось наводнение. Показывают кадры, как на затопленных улицах по щиколотку в воде идут пешеходы, дети плещутся в огромных лужах, «курортники» срывающимися голосами говорят об испорченном отдыхе, хозяева горестно оплакивают свои упущенные прибыли. В общем, «все пропало, Лелик», если бы мы не были оптимистами-автотуристами, и если бы российское телевидение не засветилось прежде откровенной дезинформацией относительно Крыма. Решаем, что едем несмотря ни на что, и если информация о Евпатории подтвердится (забегая вперед, скажу, что все это оказалось чистой воды «липой») – в Крыму есть масса других достойных мест, благо, мы на машине.

Погрузка машины, закупка продуктов в дорогу, бросок на авторынок – нужен дистиллят (последние два дня мигала лампочка температуры охлаждающей жидкости, да не было времени заняться ею всерьез. На СТО мне почему-то предложили перебрать приборную доску), масло на доливку, новые дворники – и, наконец, в начале пятого вечера мы выезжаем на Пулковское шоссе.

Напряженность последних дней перед отъездом сделала свое дело – вся дорога в Крым стала для меня постоянной борьбой со сном.

7 августа 2002 г., 16:30, Петербург, Пулковское шоссе. Ура! Отпуск начался. Среда, дачники почти не мешают. Едется легко, но мысли еще не отключились от работы.

Первый привал в Луге. Пьем кофе. И тут меня постепенно «отпускает» – да, я, наконец, в отпуске, и мы едем в Крым. Действительно, ура!

Транзит через Лугу обозначен указателями. Почти всегда ГАИ.

Псков проходим по объездной. Указателей на центр не замечено. Памятник в виде парашюта при въезде на территорию псковской десантной дивизии достопримечательностью по псковским меркам можно назвать лишь с большой натяжкой.

Смеркается. Встречные не спешат включать фары. Чтобы выйти на обгон, приходится до боли в глазах вглядываться в темное полотно дороги. Добрым словом вспоминаешь скандинавские правила движения: включенные фары – залог вашей безопасности!

Под Опочкой меняемся с женой. Ей тоже хочется спать, но она мужественно соглашается вести машину до Невеля. Поворот на Невель не заметили – выехали сразу к границе. Доливаем бак до полного. На русской границе не останавливаемся. На белорусской покупаем самую дешевую страховку. Она действительна 15 дней, минута в минуту, с 22:55 07 августа 2002 г. по 22:55 22 августа 2002 г. Переводим часы на час назад. Белорусские пограничники машут палочками – не задерживайся!

Страхование гражданской ответственности обязательно на территории Белоруссии. Действительны полисы Белгосстраха и "зеленые карты". Стоимость страховки – 5 долларов на 15 дней (минимум). За отсутствие страховки – штраф 200 долларов, поэтому страховку спрашивают все, кто только можно.

7 августа 2002 г., 23:00 по белорусскому времени. Въезжаем в Белоруссию. Очень хочется спать или хотя бы выпить кофе. Единственное заведение общепита рядом с границей нам не нравится – там что-то празднует подвыпившая компания. Едем дальше. Кафе, мотелей и гостиниц по трассе нет. Дорога в атласе обозначена как автобан. Ничего подобного: по одной полосе в каждую сторону. Все время населенные пункты. Иду 80. ГАИ, слава Богу, нет. Впрочем, дорога хорошего качества. Достаточно пустынна. Настолько, что негде остановиться поесть или переночевать.

В Белоруссии очень большие проблемы с придорожным сервисом. Поэтому планируйте ваш маршрут так, чтобы проходить эту страну а) днем; б) на сытый желудок и в) с запасом провизии.

8 августа 2002 г., 2 часа ночи, Орша. Дальше ехать нет сил, ночуем на оршинской объездной рядом с каким-то продуктовым магазинчиком. В 5 утра просыпаемся от холода. Рядом приткнулась еще одна питерская машина, "Опель" с областными номерами. Не стали их будить, поехали дальше.

Места привала на трассе неплохо оборудованы… Впрочем, какая разница, как они оборудованы! Скажу честно, в гробу я видел эти беседочки со столиками, если нечего жрать да негде сделать то, что рифмуется с этим словом!

Очень странно выглядят переведенные на белорусский язык дорожные указатели. Ума не приложу, зачем, если русский также является государственным языком Белоруссии. Некоторые названия заставляют лишь улыбнуться (поселок «Прагрэс» – садись, два!), некоторые вызывают удивление (Асипава – откуда здесь финно-угорские названия? Ах, это всего-навсего Осипово), а некоторые реально путают (Чарнигаў – что-то молдавское? Румынское? Нет, это Чернигов. Латинская подпись к ней выполнена по правилам транслитерации – Charnigaў. Интересно, кому понятно это название?).

После трех часов сна в машине в глаза хоть спички вставляй. Кофе нет. В борьбе со сном доезжаем до гомельской объездной, и я промахиваюсь на развязке. Едем в Гомель, решив там попить кофе.

8 августа 2002 г., 07:00, Гомель. Дороги разбиты. Очень много народу на автобусных остановках. Трафик не очень плотный. Похоже, что если на трассу белорусы выезжают на иномарках, то по Гомелю больше ездят на «Жигулях» и «Москвичах». Рекламы и ларьков нет. Вообще. Умудряемся найти единственное кафе, которое, как ни странно, работает. Берем два кофе. Девушка берет русские рубли по курсу 1:50, сдачу дает белорусскими. Кофе, конечно, преотвратный – Nescafe Classic из одноразовых пакетиков, разлитый по одноразовым пластиковым стаканчикам, но как он к месту! В голове чуть-чуть проясняется, едем дальше.

8 августа 2002 г., 08:30. Граница Белоруссия – Украина. Погранпереход Новая Гута. Очередь из 15 машин. Белорусы и украинцы. Позже подъезжает несколько питерцев. На трассе перед Гомелем обратил внимание на Ауди-универсал. Чел не ошибся на развязке, обогнув Гомель по объездной. Он опередил меня на 10 машин.

Очередь не шевелится. Похоже на пересменку, хотя говорят, что она должна начаться на час позже. Или это я так запутался с переводом часов? Начинается слабое движение. Два метра вперед, пять минут на месте. Надоедает включать/выключать мотор, начинаю толкать машину. Груженный Пассат с тремя пассажирами на борту катится на удивление легко. Кое-кто сзади следует нашему примеру. Через час мы в таможенной зоне. В ожидании таможенника заходим в туалет. Как ни странно, все достаточно чисто.

Таможенники подходят ко всем машинам, что-то спрашивают. Доходят и до меня. Выдают бегунок с указанным количеством человек в машине, предлагают зайти в домик, называют номера окошек. Вполне любезны. Прохожу в здание таможни. Как и предполагалось, хотят денег. В первом окне плачу за проезд по приграничной территории (5 долларов), разменивая двадцатку. Выдают квитанцию. Подхожу ко второму окну. Спрашивают, откуда, мол, и куда. Отвечаю. Предлагают заплатить за транзит. Двадцать долларов. Делаю глупое лицо, еще более глупо смотрю на пятнадцать долларов, оставшихся после уплаты прикордонного сбора: «Как же нам с вами разойтись?». Тот молча берет десятку и ставит мне печать в бегунок.

Стоимость транзита через Белоруссию в 2002 г. составляла:
Страхование АГО – 5 $;
Приграничный сбор – 5 $;
Транзитный сбор* – 20 $;
Итого: 30 долларов.

* Транзитный сбор не платится в случае маршрута BY<–>RUS.

** Update: Сбор давно отменен!

Возвращаюсь. Таможенник просит открыть багажник, интересуется содержимым одной из сумок. «Личные вещи.» – «Оружие, наркотики?» – «Спасибо, не надо!»

Следующая будка – регистрация транспортного средства. Таможенник забивает данные в комп одним пальцем. Внимательно сличает мою прописку в паспорте с той, что указана в свидетельстве о регистрации. Интересуется уплатой пятидолларового сбора и страховкой.

Паспортный контроль. Внимательно сличаются свидетельства о рождении наших детей с нашими паспортами. Опять интересуются уплатой пятидолларового сбора и страховкой.

Наконец поднимают шлагбаум. Выезжаем за территорию Белоруссии. Заходим в дьюти-фри. Стандартный набор: водка, сигареты. Покупаем литровую бутыль Martini за 5,50 USD. Принимают доллары и белорусские рубли.

Едем дальше и упираемся в огромный хвост желающих попасть на Украину. Насчитал сорок с небольшим машин. Очевидно, много тех, кто проехал белорусскую границу еще до нашего прибытия. Несколько машин с прибалтийскими номерами.

Через полчаса начинается движение, но складывается ощущение, что таможню мы пройдем лишь к вечеру. Вывожу детей на нейтральную полосу – погулять. Жена тем временем переставляет машину. Проходит больше часа. Не выдержав, иду к пограничнику договариваться. Тот поразительно любезен. Кажется, он просто рад, что может оказаться кому-то полезным. Первым обращается ко мне, интересуясь, заполнено ли у меня обязательство об обратном вывозе «транспортного засобу». Отправляет к декларантам.

У окна очередь. Декларанты хотят за заполнение обязательства два доллара. За то, чтобы записать мою фамилию, марку и номер машины, они хотят два доллара! И все платят. Прошу бланк обязательства. Они прикидываются глухонемыми. Один из умников в очереди объясняет мне, что у них все на компьютере. Я продолжаю настаивать на бланке. Девушка удивленно поднимает на меня глаза: «Мыкола, ты слыхав, шо вон кажет?» – обращается она к кому-то за стойкой. «Начальник таможни сказал, что выдать бланк – ваша обязанность!». «Выдай ему, наконец бланк,» – вполголоса отвечает мужик. Беру 2 экземпляра, возвращаюсь в машину, заполняю. Проходит еще полчаса. Возвращаюсь к пограничнику, завожу волынку: «Конь болел, коня жалел». Давно, мол, стоим, дети есть хотят, сил нет, времени нет… Ай-ай-ай! Пограничник прям готов расплакаться! Он любезно разрешает мне пройти в таможенную территорию, чтобы я мог купить еды в дьюти-фри, и дает понять, что на этом разговор закончен. Мне искренне симпатизирует его принципиальность, и я даже не решаюсь объяснить ему, что ассортимент дьюти-фри не совсем предназначен для питания детей двух и семи лет от роду. Тем не менее делаю последнюю попытку и спрашиваю, как он думает, сколько нам еще стоять. Не больше часа – возвращается к нему его прежняя любезность. Благодарю, ухожу.

Через 40 минут подъезжаем к шлагбауму. Пограничник просто просиял, увидев нас. «Вот видите, даже меньше часа получилось!» (Щас! Мы подъехали к границе 3,5 часа назад!).

8 августа 2002 г., 12:00, Украина. Погранпереход Новые Яриловичи. Паспортный контроль. Пограничница берет свидетельства о рождении наших детей, долго сверяет с нашими паспортами, затем что-то ищет в толстой тетради. Похоже, там какой-то список – так и не понял, что это.

Таможня. Наши данные заносят в компьютер. Таможенник досматривает автомобиль. Его тоже интересует большая сумка, а также наркотики, оружие и даже алкоголь. Показываю ему литровую бутыль только что приобретенного Мартини. Его любопытство еще не удовлетворено. Теперь его интересует, сколько у нас денег. Отвечаю. Наконец он успокаивается и отдает мне бегунок и второй экземпляр обязательства. Тщательно проверяю все документы, прячу их в сумку, оставив бегунок на приборной панели – его заберут при выезде. Так и происходит. Шлагбаум поднят, путь свободен.

Итог – 4 часа времени потрачено на то, чтобы четыре раза были проверены наши документы и дважды досмотрен наш багаж. В общем, график маршрута безнадежно сорван, настроение испорчено, зато граница на замке.

8 августа 2002 г., 13:00. Лечу по практически пустой трассе на Киев. Вдоль дороги – гнезда аистов. Эти большие флегматичные птицы настолько неподвижны, что ребенок даже не верит, что они живые. До тех пор, пока один из них, расправив крылья, не взлетает огромным неуклюжим манекеном.

Впереди – минивен с эстонскими номерами. Пристраиваюсь за ним и иду с небольшим превышением скорости.

Копти. Первый пост ДАИ после границы. Эстонца пропускают, меня тормозят. Гаишника интересует техосмотр. Показываю. Он не доволен, поэтому требует, чтобы талон был закреплен на лобовом стекле. Безропотно повинуюсь.

Минуем Козелец. Очень хочется спать. На мосту знак (30). Сбавляю до 60, и мне тотчас же подмигивает встречный. Не успеваю ему махнуть рукой, как вижу гаишников. К счастью, они заняты эстонцем, оторвавшимся от меня в Коптях, поэтому мне успевают лишь погрозить пальцем. Сон сгоняет, но ненадолго.

Очень хочется кофе, но гривен нет. Едем к Киеву в надежде встретить какой-нибудь обменник по пути. Ничего нет. По ходу решаем, заезжать в Киев или нет? Несмотря на усталость, очень хочется посмотреть город. Я там не был ни разу, жена – лишь в раннем в детстве. Принимаем решение сделать транзит-экскурсию.

Скибины. Перед развилкой на Киев, разделяющей транзитные и локальные потоки, решаюсь зайти в кафе и попытать удачу с долларами. Девушка соглашается купить пятерку, и я с удовольствием пью горячий, хотя и противный кофе из пакетика в пластиковом стаканчике (Бррр! Однако легчает).

Не забудьте поменять хотя бы 10 долларов на таможне. Потеря в курсе с лихвой окупится вашим спокойствием в дороге.

До Киева 55 по объездной, 45 напрямик. Автобан! Пристраиваюсь за спонсорами – и через 40 минут я уже приближаюсь к Метромосту.

8 августа 2002 г., 15:00, Киев. Столица Древней Руси. Величественный город. Кладезь литературных и исторических традиций. Обилие строящихся и реставрируемых зданий подтверждают столичный статус города. Безусловно достоин особого внимания и отдельного посещения. Если вы до сих пор не видели его, спешите исправить эту непростительную ошибку! Мы же ограничились лишь обзорной экскурсией и несколькими фотографиями: Киево-Печорская лавра, Крещатик, памятник Богдану Хмельницкому, – безуспешно попытались подъехать к Андреевскому спуску, чтобы посетить музей Булгакова – очевидно, там пешеходная зона.

Киев. Собор cв. Софии.

Купили карту и набор открыток. (Путеводители безумно дорогие). Пообедали в "Макдональдсе" на берегу Днепра. Покатались по городу. Направились на Борисполь. Заблудились.

Сидим в машине, уткнувшись в карту. Пытаемся разобраться. Вдруг к нам подходит случайный прохожий и все подробно и благожелательно объясняет. Приятно!

8 августа 2002 г., 18:30. Выезжаем из Киева по Южному (Пiвденному) мосту. Развязки поражают. Европа, одно слово! Лечу по автобану на Борисполь. 130 – разрешенная скорость + 20 км/ч бесплатно. Вж-ж-ик! Приехали… При въезде в Борисполь автобан превращается в двухрядку с длинной очередью на въезд. «Увага! ДТП». Две иномарки без морд и с вывалившимися подушками безопасности разбросаны по двум обочинам. На разделительной полосе – сплющенные с двух боков «Жигули». Судя по зеленому лицу даишника, пытающегося развести потоки, с вытаскиванием тел было немало проблем. Дальше летать как-то не очень хочется, тем более что и негде.

Ухожу по указателю на Золотоношу. Узкая извилистая дорога. Через каждый километр – холмик с крестом и цветами. Нога сама отпрыгивает от педали газа.

8 августа 2002 г., 20:00, Переяслав-Хмельницкий. Никогда не думали, что окажемся в городе, где была созвана Переяславская Рада, но пути путешественников неисповедимы. Ужинаем в ресторане «Золотой Фазан». Фазаны сидят в клетках. Ужин великолепен (хотя и несколько дороговат для придорожного заведения. Очевидно, приходится доплачивать за фазанов). Узнаем телефон ближайшей гостиницы, созваниваемся, едем туда. Недорогой номер-люкс и великолепное отношение. Рекомендую!

Гостиница "Пектораль"
Адрес: г. Переяслав-Хмельницкий, ул. Б. Хмельницкого, д.55
Тел.: (04467) 5-53-31
Сайт: pectoral-hotel.com.ua

Милейшая, колоритнейшая хохлушечка-администратор, гарна дивчина, червона губами, бровьми союзна, ладно гуторит на своей родной мове, мы отвечаем ей по-русски. Без проблем понимаем друг друга и приходим в восторг от благозвучности и певучести этого удивительного языка малороссиян.

Люкс стоит 140 гривен, включая доп. кровать (диванчик во второй комнате). Машина отдыхает во дворе гостиницы под навесом. На завтрак гарна дивчина предложила кофе с бутербродами за отдельную умеренную плату. Все! Спать!

Церковь в Переяславе-Хмельницком.

9 августа 2002 г., утро. Подъем! Совершаем беглый осмотр местных достопримечательностей. Интересные церкви (в одной из них размещена панорама форсирования Днепра в 1943 году), недалеко – памятник этому эпизоду войны. Рядом – образцы советской и трофейной военной техники. О городе остается положительное впечатление. В буклете написано про 25 музеев, однако нам некогда так долго задерживаться в Переяславе-Хмельницком – нас ждет Крым.

Пополняем запасы воды – и в путь.

9 августа 2002 г., 12:00, Пiщане. В русском переводе – Песчаное. Заправляемся. Продолжаем движение вдоль Днепра. Виды столь завораживающи, что решаем отклониться от легенды и идти на Черкассы.

9 августа 2002 г., 14:00, Черкассы. Въезжаем в город по дамбе, пересекающей Днепр. Великолепный вид. Вспоминается классик: "Не всякая птица долетит до середины Днепра". Верю ему – в этом месте река разлилась широко и величественно. После дамбы – своеобразная развязка с кучей мостов над автомобильными и железными дорогами, причем не типично "автобанными", а маленькими и узенькими, как будто их собрали из окрестных деревень и разместили, как бог пошлет. Выпутываемся по знакам на Каховку. Знаки, само собой, вывели на окружную. Времени было много, от графика мы безнадежно отстали еще на границе, поэтому решаем развернуться и идти через центр, чтобы посмотреть город.

В итоге простояли минут сорок на перекрестках и в пробочках, заблудились. Обратились за помощью к таксисту. Поверив его указаниям, выехали обратно к путаной развязке, плюнули на "экскурсионный обзор" и ушли на объездную. Впечатления о городе не составили.

Объездная – отвратительно разбитая дорога с отсутствием видов. Выехал на трассу через какую-то задницу, как раз в том месте, где объездная пересекалась с широкой магистралью – наверное, это и был тот выезд из города, который я так безуспешно искал.

После черкасской объездной две параллельные дороги – либо ближе к Днепру, либо чуть дальше. Решили поехать по той дороге, что ближе, предвкушая наслаждение видами на Днепр. Ошиблись – дорога оказалась ужасной улицей, порой без асфальта проходящей через бесконечные деревни (Худяки, Сагуновка). Днепра не видно. Пришлось выбираться на параллельную дорогу (ту, что южнее). В Боровице повернули направо и в Трушевцах выехали на трассу.

Дорога стала ровнее и веселее: живой зоопарк. Много сел, дорогу всегда кто-нибудь переходит: люди, гуси, коровки, утки, лошадки. Дети в восторге! Я – не очень. Судорожно листаю карту, но уже наученный горьким опытом, все-таки обращаюсь за помощью к местным.

На автобусной остановке в районе Чигирина – Стецовки ловлю дедка. Он долго и любезно объясняет мне дорогу... по-украински. Живая украинская речь – это песня! Слушал бы и слушал. Жаль, что ехать надо. По его совету намечаю такой маршрут: Светловодск – Павлыш – Александрия и далее по намеченному ранее: Желтые Воды – Кривой Рог – Радушное – Нововоронцовка – Новая Каховка – Чаплинка – Армянск.

Возвращаемся на трассу. В Светловодске еще раз уточняем маршрут и идем на Александрию. Здесь у нас появилась уверенность в том, что для скорейшего перемещения по Украине все же лучше использовать магистральные «красные» дороги (во всяком случае, именно таким цветом они обозначены в нашем атласе). Правда, после Кривого Рога на нашем маршруте таких, увы, больше не было.

Александрия, несмотря на романтическое название, оказывается пыльным городишкой с не очень хорошей дорогой. Останавливаемся на обед в придорожной закусочной. Хозяйка харчевни почему-то настоятельно рекомендует ехать через Пятихатки, по «красной» дороге, но ее вариант выглядит крюком с сотню километров (хотя, возможно, она была права), и мы решаем идти на Желтые Воды.

Ж/д переезд. Протираю фары, перекидываюсь парой реплик с водителем «Жигулей» из Днепропетровска. Узнав, откуда мы, он приходит в восторг.

Желтые Воды. Меня предупреждали о ямах, но я даже не мог себе представить, что это за ямы! Посреди дороги ямы глубиной в полметра самых разных размеров. Успешно объезжаю их, пристроившись за днепропетровцем.

Начинаются проблемы с охлаждением двигателя: всю дорогу мигала лампочка температуры, теперь и сама стрелка периодически переползает через отметку 100. Молюсь, чтобы не стоять на перекрестках.

9 августа 2002 г., 19:00, Кривой Рог. В российской и украинской конференциях автотуристов я был предупрежден о проблемах ориентирования в этом городе. Поэтому заранее распечатал карту Кривого Рога с сайта города, пронумеровал листы, склеил ее, наметил маршрут. Напрасно – карта совершенно не помогла. Не смог найти ни одной улицы, обозначенной на карте. Прошел Кривой Рог «по приборам» – меня больше интересовал датчик температуры, нежели маршрут. Единственное правило, которого я придерживался, было солнце (справа). В целом, сложилось впечатление, что по этому городу нужно все время ехать прямо – и приедешь, куда надо.

Еле-еле успел покинуть Кривой Рог до захода солнца. Сбился лишь в одном месте, на выезде из города – поверил указателю. Вовремя почувствовав неладное, обратился за помощью к таксисту. Оказывается, я был всего в одном перекрестке от выезда из города – вот она, интуиция русского возницы!

Солнце заходит. Идем на Каховку. Узкая дорога и очень много машин. Жена и сын увлеченно рассматривают небо – оно просто усыпано звездами. Жалею, что не могу попрактиковаться в астрономии – надо смотреть на дорогу.

9 августа 2002 г., 23:00, Новая Каховка, родная винтовка. Останавливаемся на рынке при въезде в город. Легкий ужин, обязательный кофе и небольшой отдых.

Я разговорился с торговкой. Русская, уроженка Дальнего Востока, долго жила в Петербурге, речь чистая. Но, по ее словам, дети уже не понимают мать – последние десять лет гонений на русский язык в стране, где половина населения говорит по-русски, сделали свое дело (или уже дiло?). Пушкина изучают пару уроков в разделе «Иностранная литература». Доходы населения на очень низком уровне. Единственная отрасль, где можно найти работу – это сельское хозяйство. Подтверждение этих слов на каждом перекрестке в Херсонской и Николаевской областях – много овощей и фруктов по очень низким ценам. Что ж, тоже неплохо.

Последний глоток кофе – и в путь, в ночь крымских дорог.

10 августа 2002 г., 00:30, Перекоп – пост ГАИ на въезде в Крым. Изголодавший даец очень хочет видеть аптечку, огнетушитель и знак аварийной остановки. А я очень не хочу ему все это показывать по двум причинам – во-первых, надо разбирать почти весь багажник, во-вторых, аптечка моя находится в не совсем укомплектованном состоянии. Наконец, мне просто лень все это делать! Убедить его в том, что все это у меня есть, не удается, и я нехотя разбираю вещи. Делаю я это столь неохотно, что гаец уже, похоже, потирает руки в надежде оштрафовать меня по полной программе. Завидев это, я начинаю валять дурака: долго ищу фонарик, чтобы как следует подсветить багажник, медленно вытаскиваю одну из самых тяжелых сумок, затем, ошибившись в месторасположении искомых вещей, медленно же запихиваю ее назад. Даишник уже истекает слюной к тому моменту, когда я, наконец, извлекаю из недр багажника (последовательно) аптечку, огнетушитель и треугольник. Даишник так очевидно расстраивается, что в негодовании переходит на «ты» (держи документы!) и, разозленный, уходит в свою будку, так и не посмотрев содержимое моей аптечки. Этого я и добивался!

Взбодренный эти небольшим приключением, я въезжаю в Крым уже без особого желания спать. Дальнейший маршрут прост: Воронцовка – Раздольное – Евпатория. Правда, в некоторых населенных пунктах приходится поблуждать – так бестолково расставлены знаки – и в темноте южной ночи, далеко за полночь, мы въезжаем в Евпаторию.

10 августа 2002 г., 03:00, Евпатория.

В Евпаторию мы приперлись в три ночи. Мотор кипит. Желающих сдать жилье нет. Гостиницы и пансионаты переполнены (даже странно!).

Останавливаемся на привокзальной площади и ждем утра. Проблемы с движком не дают мне заснуть, и я гуляю по вокзалу.

Первый вопрос к ночным таксистам – правда ли, что у вас наводнение? Все делают круглые глаза, и напряженно пытаются вспомнить хоть что-то, отдаленно напоминающее это стихийное бедствие. Припоминают о сильном ливне, накрывшем Евпаторию два дня назад, ливневая канализация не справлялась, улица были залиты потоками воды, достигающими порой щиколотки. Стихия бушевала минут сорок, затем вода благополучно ушла вместе с воспоминаниями о «потопе». Единственная улица, которой не повезло, находится в районе новостроек совсем рядом с морем. Наши доблестные строители догадались проложить ее ниже уровня моря. "Ну, да там всегда воды по колено", – усмехнулся таксист.

В дальнейшем я нашел официальное опровержение «информации» НТВ в газете «Евпаторийская здравница», практически полностью повторяющая слова того ночного таксиста. В очередной раз стало обидно за «наше» телевидение.

Продолжаю бродить по вокзалу, по ходу пытаюсь выяснить, во сколько прибывает первый поезд, чтобы понять перспективы ожидания – именно тогда, как мне кажется, должны подтянуться «арендодатели». Однако выяснить это не так-то просто – в кассах никто ничего не знает, справочное – в другом корпусе, который закрыт на ремонт. Стандартный пост-советский бардак.

В неизвестности ожидание тянется вдвойне долго. Терзаюсь мыслями о ремонте машины – все же это не «Жигули», и найдется ли здесь достойный ремонт «Фольксвагена» – это еще вопрос. Как оказалось впоследствии, все эти переживания были совершенно напрасны!

В шесть утра подгребают первые «разводящие» – так здесь называют агентов по сдаче жилья. Предлагаемые варианты – домик в курортной зоне, места в пансионате (загрузка пансионатов велика), квартира «под ключ» – тоже местное идиоматическое выражение – может ли квартира быть сдана не под ключ?

Важность местоположения квартиры при наличии автомобиля и с учетом загаженности городских пляжей, на мой взгляд, невелика. Выбираем по цене.

«Разводящий» не отстает, пока не находит подходящий нам вариант. Едем смотреть жилье – следую за ним на кипящем моторе. Двухкомнатная квартира за 12 долларов в сутки. Основные критерии поиска – водогрей/колонка и не выше третьего этажа – в Крыму вода всегда была проблемой. Находим более-менее сносный вариант, разгружаемся, отдыхаем.

Немного поспав, я еду ремонтировать машину. Технология поиска СТО проста: подходишь к таксисту-«иномарочнику» и получаешь «наводку». Он отвозит тебя к месту ремонта (это стоит в пределах 7 гривен/42 рублей), и ты обо всем договариваешься с мастером. Этот же таксист может отбуксировать твою машину на станцию (в пределах 15 гривен/90 рублей). Проблем с запчастями для "Фольксвагена" не было. Замена термостата решила все мои проблемы. Удалили воздушные пробки и долили дистиллят. Цена работ – 50 гривен (300 рублей), термостата – 40 гривен (240 рублей). Отношение мастера к работе и технике столь хорошо, что через несколько дней подъехал еще раз и доделал кое-что из того, что не успел сделать в Петербурге.

Зачем ехать в Евпаторию?

Море

Основной плюс курорта – песчаные пляжи. Возможно, именно это и обусловило наш выбор – мы отдыхаем с маленькими детьми. Городские пляжи Евпатории и те, что находятся у пансионатов, в прошлом году были забиты до отказа. Пару лет назад ездили купаться в Молочное – там было чисто и безлюдно. В этот раз пансионат в Молочном пользовался неслабым спросом, и весь обширный пляж был изрядно загажен. Пришлось перенести водные процедуры еще дальше, в Витино (5 км от Евпатории). Там было относительно безлюдно.

У меня родилось предположение, что Украина стала практиковать ту же систему, что и Россия, по использованию ранее простаивающих санаториев/пансионатов по халявным соцстраховским путевкам, что и вызвало такой наплыв туристов.

Размещение

На вокзале куча желающих сдать жилье. От комнат (цен не знаю) до частных домиков у моря (цены начинаются от 25 долл/сутки). Однокомнатная квартира стоит в пределах 10 долл/сутки, двушка 12 долл/сутки. Тут же можно купить путевки в пансионат/санаторий.

Вариант размещения в пансионате упирается в цену вопроса.

Цена (по минимуму) составляет 12 долларов в сутки на взрослого и 10 – на ребенка (400 долларов на двух взрослых, двух детей за 10 дней). Мне кажется, достаточно дорого.

В городе есть несколько гостиниц, однако к нашему приезду мест в них не нашлось.

Удобства

Город страдает от недостатка воды. Горячую воду подают с 6 до 9 утром и вечером. Неудобно для туристов. В остальное время напор холодной воды ничтожно мал. Необходимо, чтобы квартира была не выше 2 этажа и обязательно был водогрей (газ. колонка).

Развлечения

Оживленная набережная. Парк. Местные называют его "курзалом". Вечером превращается в центр развлечений. Аттракционы, магазины, масса кафешек. Живая музыка. Лучше всего узнать у местных, где лучше, т.к. качество колеблется от неплохого к ужасному. В "плохих" местах и невкусно кормят, и небыстро подают, и неверно считают.

В паре километров от города построен центр развлечений «Солнышко». Почему-то слышал, что его называют аквапарком. Водных аттракционов там не видел. Желая немного "поклубиться", каким-то непостижимым образом обнаружил себя на концерте группы «Виа гра» (очевидно, был нетрезв). К удивлению своему обнаружил там толпы молодых людей. Так что Евпатория – не только детский курорт. Понравилась постепенная европеизация молодого поколения – как известно, в Евпатории много здравниц, специализирующихся на лечении опорно-двигательного аппарата. И там было очень много молодых ребят на инвалидных колясках, которым никто не мешал и на кого никто не таращился.

Перемещение по городу

Такси стоит в пределах 6 гривен в любой конец города. Работает три фирмы. Все такси оборудованы рациями. Все водители обязательно проходят наркологический контроль. Сам слышал, как по рации диспетчер искала такси в центре, и говорила: "ребята, шевелитесь быстрее, а то заказ уйдет к конкурентам". Конкуренция заставляет таксистов стараться. Это радует.

Да, еще в Евпатории есть трамвай... Правда, его скорее следует отнести не к «транспорту», а к «достопримечательностям» – медлительное чудище, ползающее по рельсам, уложенным еще до Первой мировой; везде одноколейка – в общем, если любите потных женщин и теплое пиво – вам туда.

Достопримечательности

Из особенно интересных я бы выделил:

Текие дервишей. Мусульманский монастырь. В существовании подобных в Европе сильно сомневаюсь. Поразительные ощущения! Сейчас местная крымско-татарская община пытается возродить его к жизни, но, боюсь, своими силами не справится.

Евпатория. Текие дервишей. Руины минарета и вид с Поворотной улицы.

Монастырь, основание которого исследователи относят к XV-XVI вв., состоит из собственно текие (центральное здание ансамбля с монашескими кельями), мечети и медресе (мусульманского богословского училища). От мечети осталась лишь обглоданная башенка минарета; медресе в годы советской власти было перестроено в гостиницу; сами же текие дожили до наших дней практически в нетронутом состоянии.

Представьте себе здание с черепичной крышей, практически лишенное окон. В его центре – огромный холл, из которого двенадцать выходов ведут в маленькие монашеские кельи. Все они без окон, лишь с отдушиной, небольших (где-то 2 х 3 метра) размеров, и лишь келья настоятеля (шейха) чуть больше – две маленькие комнатушки, окно и очаг.

На территории монастыря – кладбище с могилой мусульманского святого, уничтоженное большевиками в 1930-х, и святой источник – сейчас исследователи пытаются установить его прежнее местонахождение.

Даже мне, далекому от религии человеку, это место показалось наполненным такой сильной энергией, что я вышел из текие потрясенный до глубины души.

У стен этого монастыря я встретил одну замечательную и очень заслуженную артистку, что придало этому месту какой-то дополнительный шарм (она путешествовала по Крыму. Очевидно, ей понравились текие, во всяком случае, ее диалог с хранительницей был достаточно долгим). Это была Людмила Гурченко.

Выждав момент, пообщался с хранительницей и я. Крымская татарка, она с любовью и горечью относится к истории своего народа. Ее рассказ был крайне интересен (хотя чувствовалось ее крайнее волнение и замешательство после общения со "звездой"). Купил у нее книжку "Гезлевские "Текие-Дервиш" с заветом "никогда не называть Евпаторию Гёзлёвом. Гезлев – вот ее настоящее имя!". Автор – она сама, Алифе Яшлавская, историк, посвятившая свою жизнь возрождению этого изумительного места.

Караимские кенассы. Уникальное место уникального народа. Потомки не то половцев, не то хазар, обращенные в иудейскую веру, они, помимо всего прочего, вошли в историю как гвардия литовских князей. Многим известен литовский замок Тракай – он также является центром компактного проживания караимов.

Кенассы – это молельный дом караимов. Синагога по-русски. Интересно, что караимы считают себя евреями, евреи караимов оными не считают, ибо они не рождены матерью-еврейкой.

Очень вкусна караимская кухня. Нам очень понравился ресторан рядом с кенассами. Впрочем, не только нам – это любимая едальня почти всего местного населения.

Остатки древней стены Каркинитиды (античное название города). Не знаю, правда, оригинальна ли их роспись.

Храмы на набережной
(с открытки)

Мечеть Джума-Джами. С минарета кричит муэдзин. Рядом – православный собор св. Николая. На колокольне звонят колокола. Поистине, Крым – это перекресток на пути многих народов!

Городище со странным (но все-таки условным) названием "Чайка", на мой взгляд, не особо интересный туристический объект – археологический раскоп с остатками фундаментов скифско-греческого поселения.

Краеведческий музей. Расположен в доме Ю. Гелеловича, памятнике архитектуры (ул. Дувановская, 11). Наиболее интересная часть коллекции посвящена быту все тех же караимов. Стоит посетить в перерыве между прогулками по набережной.

Прогулка по старой части Евпатории доставит смешанные ощущения – чувство погружения в старые времена, когда арба двигалась по узенькой улице, оставляя борозды на стенах приткнувшихся друг к другу глиняных домиков, и горечь по безвозвратно утраченной культуре древних народов.

Когда-то крымские татары были основными жителями этой части города – здесь еще можно наткнуться на турецкие бани и дома (Красноармейская улица), – но после депортации 1944 года немногие нашли силы вернуться на землю отцов.

Среди депортированных "фашистских пособников" были не только крымские татары – их судьбу разделили проживавшие на полуострове болгары, греки и армяне. Культура этих народов утрачена Евпаторией, к сожалению, навсегда: так, среди достопримечательностей, перечисленных в различных путеводителях, я нашел Армянскую церковь (Интернациональная ул., дом 44, 1885 г.), но так и не смог отыскать ее на местности.

Среди прочих, невыразительных в своей массе памятников, характерных для провинциальных городов (Ленину, Кирову, Фрунзе и проч.), я бы выделил:

Памятник русским воинам, павшим в сражении под Евпаторией в 1855 году во время Крымской войны 1853-1856 гг.
(С открытки)

Город неоднократно становился ареной сражений. 1-2 сентября 1854 года на рейде Евпатории бросили якорь 89 боевых и 300 транспортных кораблей соединенного флота Англии, Франции и Турции. 62-тысячная армия интервентов захватила город и двинулась на Севастополь. 5 февраля 1855 года русские воины предприняли штурм Евпатории, но это не спасло Россию от поражения в войне.

Через столетие город подвергся новой оккупации: 31 октября 1941 г. он был захвачен фашистскими войсками. Бабушка моей жены и ее сестры были очевидцами трагической высадки советского десанта в ночь с 4 на 5 января 1942 г.: "Наши выбрали очень неудачную погоду – был шторм, и катера никак не могли подойти к берегу. Они были замечены береговой охраной немцев еще при высадке, и лишь немногим удалось сойти на берег. Немцы к тому времени уже были готовы к их встрече, и десантники были рассеяны по городу. Они пытались уйти небольшими группами, прячась в домах местных жителей. Немцы еще несколько дней после операции обходили наши дома, искали русских. Расправлялись и с десантниками, и с теми, кто дал им убежище."

Эти трагические события запечатлены двумя памятниками: мемориальный знак в месте высадки основной группы десанта в центре города и памятник морякам-десантникам на пляже "Солнышко", в двух километрах от города по Симферопольскому шоссе.

Вообще, история Евпатории полна серьезных испытаний: некогда процветающая древнегреческая колония Керкинитида, не раз разоряемая скифами, исчезла после нашествия готов. На смену грекам пришли татары, основав здесь город Гезлев. Затем, после колонизации Тавриды, князь Потемкин основал здесь Евпаторию. Сейчас городу насчитывается свыше 25 веков. И нет ничего удивительного в том, что при прокладке трубопровода в центре города строители наткнулись на древние клады. И за те два года, пока я не бывал в Евпатории, напротив Краеведческого музея выросли стеклянные пирамиды, внутри которых выставлены вновь обретенные сокровища.

Мне порой кажется, что Крым – это такое место, где можно, вооружившись лопатой, копать в любом месте – и обязательно найдешь свидетельства древних цивилизаций.

Погода

В июле 2002 года стояла такая жара, что жизнь в городе периодически замирала – не все справлялись с температурой, зашкаливающей порой за 40-градусную отметку. По закону подлости, в августе, к нашему приезду, несколько недель лили дожди, такие, что не справлялась ливневая канализация (наше доблестное телевидение приняла их за настоящее наводнение), затем ненадолго появилось солнце, но при этом дул такой ветер, что лежать на пляже было практически невозможно – песок больно хлестал по обнаженным телесам.

Мы, впрочем, особо не расстроились и отправились покорять неизведанные места Крыма.

Поездки из Евпатории

Из Евпатории мы сделали несколько вылазок по знаменитым местам Южного Берега.

Ялта

В Ялте мы хотели посмотреть на Поляну сказок (для детей), музей А.П. Чехова (для взрослых) и Никитский Ботанический сад (для всех нас).

Дорога: Евпатория – Саки – Симферополь и по ялтинской трассе до собственно Ялты. Есть указатели.

Поляна сказок – это небольшой парк, в котором собраны разные скульптуры и поделки, изображающие сказочных персонажей – иванов-дураков, змеев-горынычей, черепах-тортилл и богатырей-на-конях. Временами, впрочем, тяжело догадаться, кого именно изображал автор, но явного бреда там мало. Чаще всего в чертах лиц положительных персонажей проступает соцреализм (ударник коммунистического труда Иван-Царевич, передовик производства Иван-крестьянский сын, комсомолка-активистка Аленушка и сошедший с плаката "Защитник Родины" Илья Муромец), есть скульптуры всяких зверьков a la манежный Церетели, очень интересны сделанные методом флористики всякие сказочные чудища-юдища (из пней, сучковатых палок, разного другого природного материала). Впрочем, все это было бы невыносимо скучно, если бы не великолепное шоу, происходящее у домика Бабы-Яги. Язык чешется рассказать суть действа, пальцы непроизвольно тянутся к клавиатуре, но я не буду лишать вас удовольствия насладиться этим зрелищем в качестве приятного сюрприза – езжайте и посмотрите сами! Смею заверить, что действие это будет интересно и взрослым, и детям.

Музей А.П. Чехова

Крым, Ялта. Музей А.П. Чехова. Сад.

Находится в старой части города. Удивительное место: зеленый сад, интересные кувшины повсюду, дом, не тронутый временем. Несколько неуместно смотрится выставочный павильон советской эпохи, но не критично – он вынесен за пределы чеховского участка. Как водится, на экскурсию нам не удалось вписаться – не было кворума. Поэтому нас запустили в дом без экскурсовода, и его роль добровольно взяла на себя бабушка-смотрительница. Как часто бывает в таких случаях, ее рассказ был намного живее и интереснее заученных фраз среднестатистического экскурсовода. Складывалось ощущение, что писатель только вчера покинул свое последнее пристанище, а она была очевидицей всего происходящего.

Никитский ботанический сад

Вы можете себе представить, чтобы прогулка по ботаническому сады вызвала у вас почти детский восторг? Я тоже не мог, пока не побывал в Никите. Впрочем, мне, склонному восторгаться всем и вся, это не показалось бы удивительным, если бы мои дети не бегали бы по парку с такой естественной радостью, как будто сад с самыми разнообразными растениями, привезенными сюда из всех уголков мира, был самой желанной частью их поездки на море.

Крым, Никита. Ботанический сад

Упоительный воздух, благоухающий самыми разными ароматами, рядом – море, огромное пространство с дорожками, ведущими вверх и вниз... Почти дендрофилический экстаз! "Все, сейчас расплачусь" (Eeyore)

Евпатория – Судак

Дорога Евпатория – Симферополь – Ялта, далее по побережью. Живописнейшая дорога, то нависающая над волнами моря, то устремляющая в поднебесные кручи. Любителям экстрима я все же порекомендовал бы дорогу Симферополь – Бахчисарай – Ялта через Ай-Петри, но, поверьте, дорога в Судак из Ялты тоже достойна быть опробованной любителями порулить.

Генуэзская крепость на вершине холма
(XIII-XIV вв., реставрирована в 1960-х)

Генуэзская крепость. Такой она была 100 лет назад.
(Открытка из домашней коллекции автора)

Встали мы поздно, ехали долго – и ничего удивительного, что в крепость попасть не смогли. Оказалось, что в крепости проходил рыцарский турнир, поэтому цены на билеты стоили достаточно прилично. Но это было не самое страшное – дело в том, что рыцарский турнир неумолимо близился к концу. Через час нас обещали выгнать оттуда ("собака с милицией обещали придти"), чтобы освободить место для вечерней дискотеки. Это нам показалось несправедливым, и мы решили не платить 25 долларов за час сомнительного удовольствия.

Судак. Вид города от крепости

Расположились у подножия холма, на достархане в ресторанчике восточной кухни – и с живостью наблюдали за любителями-альпинистами, пытающимися в пляжных шлепанцах пробраться в крепость по узкой тропинке высоко на горе. Там был лаз, и наивные скалолазы надеялись проникнуть в крепость бесплатно. Судя по всему, лаз был также блокирован собакой с милицией, из-за чего незадачливые экстремалы были вынуждены поворачивать назад и с риском для жизни возвращаться обратно той же дорогой.

Горечь от неудачной поездки была обильно скрашена вкусным пловом и купанием у подножия крепости. Мы двинули обратно. Смеркалось, и я не рискнул ехать назад по побережью. В Евпаторию пришлось возвращаться по банально-прямой дороге через Белогорск. Домой мы вернулись глубоко за полночь.

Домой

21 августа 2002, 7:20. Выезжаем из Евпатории. Утро чуть свежее, ехать легко и приятно.

Едем через Раздольное, Перекопск. Машин совсем мало, дорога приличная.

Армянск. У поста ГАИ разложены шипы для остановки нарушителей. "Интересно, что будет с колесом, если по таким шипам проехать?" – зачем-то приходит в голову непонятно откуда взявшаяся мысль. Приходит, очевидно, совсем напрасно. Выходим на Николаевскую трассу. Прямая дорога, прекрасная погода, топлю на все. Слева от дороги видно море. Бросаю прощальный взгляд в его сторону и тот час же получаю сильный удар в правое колесо. Машину начинает колбасить, и я еле удерживаю ее на трассе. Пытаясь спасти резину, останавливаюсь без торможения. Поздно – спасать уже нечего. Протектор оторван и намотан на стойку, диск украшают клочки резины – все, что осталось от колеса. Злюсь на все и на всех, в том числе на себя за то, что на секунду отвлекся от дороги. Впереди – долгая переборка багажника.

Выгрузив все из багажника, достаю запаску-"докатку", домкрат и… Стоп! А где баллонный ключ? Понимаю, что проблемы только начинаются. Безуспешно голосую 20 минут. Груженные машины с целыми семьями пролетают мимо, никто особо не собирается помогать – всех ждет дом.

Слегка успокоившись, осматриваю повреждения: нет колпака (Бог с ним!) и маленькой заглушки в крыле, в отверстии для поворотника. Эта маленькая пластмасска размерами 2 х 5 см выполняет чисто декоративную функцию, но без нее внешний вид только что купленной машины тускнеет. Расстроенный, иду назад по трассе в поисках пропажи. Через некоторое время нахожу эту маленькую заглушку, но колпак на диск 14” бесследно исчез. Чудеса!

Продолжаем голосовать в надежде найти баллонник. Останавливается "Жигуль". К сожалению, ребята не могут помочь мне ключом, но помогают советом: «А резина-то у тебя наварная!», «Кто же так машину покупает?» и т.д.

Еще через 15 минут останавливается грузовичок из тех, которые из наших краев давно исчезли. Это КАЗ, "Колхида". Мужчина без труда находит искомое (правда, это не баллонный, а рожковый ключ на 17, но все равно подходит), женщина, его спутница, говорит, что они всегда останавливаются, чтобы помочь: «Дорога есть дорога!» Есть же люди!

Продолжаем путешествие, прихрамывая на неполноценное колесо.

Перед поворотом на Скадовск расположен большой овощной рынок – цены просто смешные! Останавливаемся для закупки помидор, дынь и прочей южной снеди, забиваем багажник "универсала" так, что панорамным зеркалом заднего вида я уже не могу пользоваться... и тут ко мне вальяжной походкой подходит даишник. Просит предъявить документы – и уходит с ними. Иду за гайцем, удивляясь его наглости, и сажусь вслед за ним в его машину. Выясняется причина нарушения – знак «Остановка запрещена» (это у придорожного-то рынка!). Что ж, схема развода почти классическая. Меня начинают "раскручивать" – сейчас, мол, заберем документы, выпишем квитанцию, оплатите, приедете – отдадим права. Предлагаю обратиться к КоАППу – в их глазах удивление. Но наглость только возрастает.
– Вы в наш КоАПП не смотрите, вы – иностранец, для вас другие правила. 
– Хорошо, давайте квитанцию, только не забудьте на ней указать свои фамилии, номера нагрудных знаков – и я поеду с ней к командиру вашего батальона. – Долгое молчание, тщательнейшее изучение моих документов.
– Ну что, будем составлять протокол? – спрашиваю я их.
– Вам что, от этого будет легче?
Теперь моя очередь удивляться:
– Мне будет легче, если мы разойдемся полюбовно.

Здесь гаишники (их было двое) применили психологический прием – они завели мотор и поехали. Со мной. Прочь от рынка, от моей машины, жены и детей. Прием сработал – я предложил им 10 гривень.

– Мало!
– Нормально, – я старался не потерять самообладания. Десятка перекочевала в руки гаишников, я был отпущен. Попытки звонить по телефонам доверия Херсонской области и ГУВД в Киеве оказались безуспешны – ни по одному из этих телефонов не снимали трубки. В общем, развод ребятам удался. Про свое состояние я даже сейчас, год спустя, не могу писать спокойно – я был вне себя.

Пробитое колесо, гаишный развод, 10 гривень (60 рублей или 10 кг помидор на рынке в Скадовске), неправедным образом перекочевавшие в карман этих негодяев – все это не улучшало настроение. День не задался. Но еще надо было починить колесо.

Ремонт колес в городе Каланчак удался лишь отчасти. В смысле, что нашлась резина на мой автомобиль. Видели бы вы ее! Кое-где обнажился корд, глубина протектора заставила бы разрыдаться любого нормального автомобилиста. Но надо было ехать! Снимаю второе наварное колесо, обмениваю его на два этих (язык не поворачивается назвать это колесами). Долго ищем камеры на 14. Их нет. В лавке за пару кварталов нахожу «жигулевские», вставляем их. Переставляем новую "убитую" резину назад и едем дальше – все же это не "докатка", можно держать скорость в пределах 100 км/ч.

Цюрупинск–Херсон – на картах мост не обозначен. Но он есть! Обедаем на Херсонской объездной. Украинский борщ просто великолепен, жаль, что клецки еще не дошли. Во всяком случае, так нам объяснила повариха. Я вообще люблю эти придорожные закусочные – недорого, вкусно и даже отчасти романтично!

"Там было тесно, дымно и чадно, стоял шум и гам, жарко пылали печи, и пламя их озаряло потных, оголенных до пояса поваров. Они спешили, кричали, толкая друг друга и раздавая подзатыльники поварятам, которые с безумными глазами метались по всей харчевне, увеличивая давку, галдеж и сутолоку. Булькали огромные котлы, накрытые деревянными пляшущими кругами, сытный пар сгущался под потолком, где с гудением вились рои бесчисленных мух. В сизом чаду яростно шипело, брызгалось масло, светились стенки накаленных жаровен, и жир, капая с вертелов на угли, горел синим душным огнем. Здесь готовили плов, жарили шашлык, варили требуху, пекли пирожки, начиненные луком, перцем, мясом и курдючным салом, которое, растопившись в печи, проступало насквозь через тесто и кипело мелкими пузырьками."

В. Соловьев, "Повесть о Ходже Насреддине"

Въезжаем в Николаев – нужно поменять валюту (штрафы, помидоры и колеса начисто вычистили наши запасы украинской наличности). Катаемся по Николаеву – большой город, хороший курс обмена, относительно низкие цены. Правда, боюсь, для курорта он не подходит – мне кажется, что Южный Буг – не самая чистая река (а Николаев стоит как раз при впадении реки в Черное море).

Из Николаева продолжаем движение по легенде, предложенной нашими крымскими друзьями: Вознесенск – Южноукраинск (знак транзит надо игнорировать и идти по указателю АЭС. Это позволит избежать ужасной бетонки с нестыкованными плитами) – Первомайск – Голованевск.

Под Голованевском машину начинает водить из стороны в сторону ("Ничего себе, колейность," – подумалось мне поначалу). Когда амплитуды стали такими, что машину вело от обочины к встречной, до меня начало доходить, что дело совсем не в колейности. Червячок сомнения подсовывал пренеприятнейшее, но единственное разумное объяснение – мы пробили второе колесо. Ужасное предвкушение полной переборки багажника на темной обочине в черной ночи сменилось еще более ужасной мыслью о том, что в такой темноте мало кто остановится, чтобы одолжить мне этот чертов баллонник! Замечаю огонек в отдалении и направляю уже боком ползущую машину туда. Там с борта грузового прицепа продают лук. Невдалеке приютилась на ночлег фура. Это внушает некоторые надежды.

В очередной раз (уже третий за сегодняшний день) разбираем багажник (Господи! Как же это достало!). Машина стоит на гравии, и ровно укрепить домкрат крайне тяжело. Наконец, мне это удается, и я отправляюсь на поиски ключа.

Водитель фуры посылает меня подальше. Дальше, тем не менее, идти не хочется, и я возвращаюсь обратно к машине. Лук почему-то покупают не очень охотно, и вот уже пятнадцать минут мы ходим вокруг машины, проклиная себя (больше – меня) за невнимательность при подготовке к путешествию, белоцерковную резину за непрочность, конструкцию багажника Пассата за утопленную запаску, ну, в общем, известно, что люди говорят и проклинают в таких случаях. Еще через четверть часа удача, наконец, улыбается нам – водитель какого-то микроавтобуса захотел-таки полакомиться луком. Я пристаю к нему с просьбой одолжить ключ – и не отстаю, предлагая то деньги, то документы в залог, то просто канючу. Один из спутников (а в автобусе их трое) в конце концов не выдерживает: «Мыкола, ну дай ты ключ человеку!»

На радостях слишком резво дергаю ключом – и машина, с трудом укрепленная на гравии, начинает медленно заваливаться на бок. Впоследствии я часто вспоминал об этом эпизоде – и благодарил судьбу за собственную рассеянность: будь у меня тогда свой баллоник, я бы не ждал автобус с четырьмя мужиками, стал бы поднимать машину сам – и наверняка уронил бы ее! В общем, ребята подоспели вовремя – и держали машину вчетвером, пока я менял колесо. Денег, кстати, не взяли, хотя я пытался им их предложить. Все же дорога – великая вещь!

Выезжаем через Голованевск на Е95. Впереди Умань – дотянуть бы! Гостиница. Беру последний трехместный номер (если не вообще последний номер в гостинице). Ценник неприятно удивил, но мне удалось договориться с администратором о скидке при условии, что мы съедем до 8 утра. Это вполне вписывается в наши планы.

Мотель "Гостиный двор"
Адресс: Умань, Ленинградское шоссе, 21
Тел.: (04744) 3-98-79, 3-98-48

22 августа 2002, Умань. Утро. Завтракаем в магазинчиках через дорогу: хлеб, колбаса, кофе. Что еще надо, чтобы разбудить желудки! Начинается автобан. А я еду 80 – разгоняться не дает неполноценное колесо. Абыдна!

В Жашкове находим шиномонтаж, покупаем еще одно убитое колесо (оно лопнуло у меня уже в Петербурге, на следующий день после возвращения) за какие-то бешеные деньги. По-моему, у нас такие колеса отдают бесплатно. А там за них сдирают по 20 гривень (120 рублей). И это поблизости от Белой Церкви, города, где делают автомобильные шины! Единственное облегчение – это возможность держать более-менее сносную скорость на последнем перед Киевом участке магистрали.

Киев транзитим по объездной, и все оставшиеся до поворота на Московскую трассу 90 км пытаемся решить дилемму – как ехать домой: через Белоруссию (30 долларов сборов) или в объезд, через Смоленск (на 200 км длиннее)? Подъезжаем к Коптям все еще в сомнениях. Даже заезжаем на заправку, чтобы выиграть время на раздумье. И тут, взглянув на часы и вспомнив, как мы ночевали в Белоруссии по дороге в Крым (в машине, замерзшие и голодные), решительно сворачиваем направо, на М3, на Москву.

Дорога совершенно пустынна, плиты бетонки подогнаны достаточно плотно. Можно было бы лететь, но я помню о своих злоключениях с колесами и не превышаю отметку в 110 км/ч.

В Кролевце поворачиваем налево – несмотря на отсутствие знаков, каким-то чутьем и по солнцу угадываем направление – и уходим на север, на Гремяч.

Дорога не очень хороша. Я бы сказал, что она ужасна, если бы не видел хуже (например, дальше по нашему маршруту, уже в России). В общем, ехать можно, но без гонок и с осторожностью. Асфальт порой вздыблен труднопроезжаемыми горками, больно бьющими куда-то вниз живота, дорогу иногда пересекают ровчики и канавчики, перед которыми тяжело тормозить – они появляются под капотом почти внезапно. В общем, мы крались со скоростью 60 (в редких случаях 80) км/ч.

Дорога очень пустынна, узка и идет большей частью лесом. Меня не покидало ощущение того, что мы заблудились – хотя я был уверен, что мы едем правильной дорогой.

По пути нам попался город со странным названием Воронеж (где-то я такой видел. Причем совершенно не здесь), и вскоре мы въехали в Шостку.

Имя этого города знакомо, я думаю, каждому, кто увлекается фотографией больше 10 лет. Тогда, когда названия Kodak, AGFA, Konica и т.д. ничего не говорили основной массе советских фотолюбителей, мы фотографировали в основном на «Свему». А делали эту пленку здесь, в Шостке.

Мы проехали мимо огромного здания шосткинского комбината, лежащего ныне в руинах – здесь и там были видны следы пожаров, в окнах не было ни одного целого стекла, и люд довольно нищей наружности сновал через обвалившуюся ограду завода. Вообще, схожими были ощущения от всей Сумской области – нищета и убогость. Даже украинские села, столь праздничные и сытые в Приднепровье, здесь больше походили на своих убогих российских собратьев – покосившиеся заборы, некрашеные стены и провалившиеся крыши.

Наградой за это страдание глаз и разума стало для нас посещение небольшого городка Новгород-Северского, лежащего в 50 км от российской границы.

Новгород-Северский

Не лепо ли ны бяшетъ, братие,
начяти старыми словесы
трудныхъ повестий о пълку Игореве, Игоря Святъславлича?

Помните? Так вот, князь Игорь, собравший дружину на битву с половцами, был как раз местным князем.

Долго сомневался, стоит ли туда ехать, осталось ли хоть что-нибудь от тех дней. Обязательно стоит!

К слову сказать, в интернете не нашел ни одной страницы, посвященной этому интереснейшему городу, известному, пожалуй, каждому со школьной скамьи – ведь именно со «Слова о полку Игореве» начинается изучение русской литературы.

Вначале Новгород-Северский никакого впечатления не произвел – мы долго колесили вокруг центра по каким-то садоводческо-огородническим кварталам. Правда, при въезде в город скульптура русского витязя (естественно, современная), держащего в руках ключи от города, заставила несколько задуматься – когда это русские сами выносили ключи от своих городов? – но стоило нам найти дорогу в центр, усилия наши были вознаграждены.

Новгород-Северский. Триумфальная арка.

Первым архитектурным памятником, попавшимся нам на глаза, была триумфальная арка, украшенная гербами городов Северской земли. Сооружение, столь необычное для большинства безликих районных центров, здесь было как нельзя кстати – сам город производит впечатление лишь на мгновение заснувшего бойкого торгового перекрестка, ярмарки, которыми некогда славилась Российская империя. Автором этой триумфальной арки был вполне именитый архитектор (имя его, к сожалению, не отложилось в моей памяти).

Когда-то Новгород-Северский был относительно крупным городом Черниговского княжества, одно время даже сам был столицей собственного Северского княжества, в недалекие времена был уездным городом, райцентром и дожил до наших дней.

На центральной площади – современный памятник князю (на мой взгляд, невыразительный) и универмаг с хрестоматийным названием «Ярославна».

В городе несколько интересных церквей. Впечатляет вид старого города с гостиным двором, купеческими домами и торговой площадью.

Новгород-Северский. Улица старого города.

Расспросив местных жителей, мы направились в монастырь с музеем «Слова о полку Игореве». По закону подлости, был четверг, как раз выходной день этого музея.

Новгород-Северский. Собор в монастыре

Основание монастыря восходит, согласно археологическим данным, к началу Х века – времени, когда был основан этот город. На территории монастыря – внушительного вида Преображенский (если не ошибаюсь) собор в стиле классицизма начала XIX в. В подвале собора – археологический раскоп, видны фундаменты древнего собора.

У стены монастыря – памятник жертвам фашистского концлагеря, устроенного здесь во время второй мировой.

Осмотрев город, мы поехали домой. Но впереди еще была российско-украинская граница.

Граница в Гремяче – Погаре

Выезжаем к границе уже к 9 часам вечера. В очереди – две легковые и фура с венгерскими номерами. Нас долго держат у шлагбаума при въезде в таможенную зону. Минут двадцать. Стараюсь сохранять спокойствие, но чувствую, что все это уже начинает раздражать. Но это, к сожалению, еще только начало. Наконец, открывают шлагбаум, и я подъезжаю к терминалу. Перед терминалом – еще один шлагбаум. В будочке рядом – погранец с блуждающими глазами. Его интересует "прикордонный" сбор. 10 долларов. Делаю большие глаза, произношу шаманское заклинание: "Я – участник международного движения!" В ответ – ноль эмоций: "10 долларов". Меняю тактику, перехожу к нытью: "Откуда у меня такие деньги? Мне еще до Петербурга ехать". "Вы должны заплатить 10 долларов пограничного сбора". "Ну, давайте половину без квитанции". Пятерка переходит в карман к пограничнику, шлагбаум поднимают.

У терминала я один. Захожу в помещение таможни. Пустота и тишина. Ищу таможенника. Он занят – любезничает с женщиной в обменнике. 

– Добрый вечер, офицер, разрешите проехать?
– Покажите "бегунок"!
– Пожалуйста!
– А где квитанция об уплате прикордонного сбора?
– Мне не давали.
– Ага, вы заплатили половину в карман пограничникам?
(Вот, блин, Пинкертон!)
– Ничего не знаю, ничего не платил, – прикидываюсь я валенком.
– Ай-ай-ай, так нельзя...
– Как? Я ничего никому без квитанции не платил.
– А у экологов были?
– Зачем? Экологический контроль отменен.
– Да-да, это бесплатно. Они вам только печать поставят.
– Офицер, вы же знаете, что бесплатно они мне ничего не поставят. Я же вам говорю, что отменена сама процедура экологического контроля для легкового транспорта. Могу показать соответствующий документ.
Вижу, в его глазах зажегся огонь – наконец появился кто-то, кто в состоянии поделиться с ним информацией о текущем состоянии мутного украинского законодательства.
– А ну, покажите, – в азарте он даже забывает о флирте с кассиршей и выходит за мной в коридор.
– Офицер, давайте так: у меня есть полная распечатка законов Украины для иностранцев. Я даю ее вам – мне она уже ни к чему, я выезжаю, а вы пропускаете меня обратно в Россию без всяких экологов, сборов, печатей и бегунков.
– Давай! – он аж просиял. Возвращаюсь к машине, достаю толстенную распечатку бессмертного творения aLEX'a – "Законов Украины для иностранцев" страниц на 30, отдаю все это таможеннику. Тот сразу же лезет в вопрос экологического контроля, по ходу наталкиваясь на какие-то его интересующие вопросы. Понимаю, что процесс может затянуться, напоминаю ему о нашей договоренности. Он, восхищенный тем, что наконец у него появился весь свод законов на доступном ему языке (да еще и с комментариями, перепиской вышестоящих инстанций и примерами из практики), провожает нас до будочки паспортного контроля, ставит штамп и собственноручно поднимает шлагбаум.

Что ж, пусть на этой Богом забытой таможне появится хоть кто-нибудь, знакомый с действующим украинским законодательством.

Подъезжаем к российскому терминалу. Здесь ребята уже успели скопить очередь из десятка машин (вот тормоза! Откуда? На украинской границе я был один), причем люди ходят от одной будки к другой с потерянным видом. 

Отлавливаю таможенника:
– Офицер, разрешите проехать!
Тот хитро оглядывает меня:
– В будочку к декларантам пройдите.
– Мне нечего декларировать, – предчувствую недоброе.
– Пройдите, пройдите. Они вашу машину зарегистрируют, только и всего.

"Ладно, – думаю, – пройду, но платить не буду". И точно: в будочке декларантов – трое мужичков замызганного вида в камуфляжной форме. Точь-в-точь как украинские экологи. Это уже настораживает. Просят документы.

– Зачем? – спрашиваю.
– Машину зарегистрировать.

Даю техпаспорт (а сам весь дергаюсь). Забивают что-то в компьютер одним пальцем, возвращают мне техпаспорт:
– С вас 40 рублей!

Открываю бумажник (типа, я вам сейчас денег отвалю), перебираю бумажки, как бы невзначай убираю техпаспорт, закрываю бумажник и невозмутимо смотрю на них:
– За что? (Гы, техпаспорт-то у меня!) 
– За регистрацию. 
– А я что, просил?

Те аж поперхнулись: 
– Ну как же, надо!
– Мне – не надо.
– Надо таможне. А мы ей помогаем.
– Тогда с нее и берите деньги.
– Нет, как же, мы берем с тех, кого регистрируем.
– Мне этого не надо.
– Ну, тогда подвези нас до Погара.
– К сожалению, не могу – у меня двое детей в машине. До свидания!

Возвращаюсь обратно к таможеннику, тому, что послал меня к мздоимцам. Весь клокочу – мне что, мало этих украинских вымогателей в камуфляже? Теперь еще русские здесь бардак решили учинить? Тот, как ни в чем не бывало, спрашивает, был ли я у декларантов. Был, говорю. Молча ставит мне печать в бегунок, выезжаю с таможенной зоны, отдаю бегунок, шлагбаум поднимается. Уже Россия. Но еще не дом.

Едем в Погар. Населенный пункт оказывается маленьким городишкой, начисто лишенным достопримечательностей. Ужинаем в ресторанчике, переделанном из бывшей столовки: подвесные потолки, приличные столики, отвратительная кухня и куча погарской молодежи – девушки пьют кофе и курят сигарету за сигаретой в ожидании кавалеров. Тех больше интересуют игровые автоматы в холле. Ближе к ночи, наверное, молодые люди под воздействием пива будут более падки на женский пол, но мы уже не будем ждать развязки сельской драмы – нас ждет дорога.

По атласу вижу, что второстепенными дорогами можно срезать нехилый крюк – но какие из них в проезжем состоянии, я не знаю. Обращаюсь за помощью к водителю грузовика. "Заблудишься!" – уверенно отвечает мне тот. Глядя на сгущающуюся вокруг нас темноту, соглашаюсь с ним. "Иди на Брянск, затем на Смоленск. Там хорошая трасса".

Выезжаю на Почеп. Бензин на Украине дороже где-то на четверть, поэтому последний раз я заправлялся лишь с тем расчетом, чтобы доехать до России. Стрелка давно уже на красном, заправок все нет. Еле дотянул до Почепа, где и заправился.

Брянск. Развязка – застрелиться. Долго плутаем на въезде в город, наконец, едем в центр. В гостиницах нет мест. Там, где есть – цена ну очень велика. И только двухместные номера. Двигаем дальше, на Смоленск. Дорога узка, бесконечные спуски-подъемы. Хорошо, что ночь – легко ориентироваться по "световым шапкам" встречных, прячущихся за пригорками. Внезапно дорогу затягивает дымом. Ничего не видно! Ползу медленно-медленно, дым от лесных пожаров ограничивает видимость тридцатью метрами. Включаю аварийку, чтобы хоть как-нибудь обозначиться. Внезапно из дыма выползает фура, тоже вся мерцающая огнями. И это в нескольких метрах от меня! Фантасмагорическое действо! До сих пор мороз по коже.

Это небольшое приключение несколько взбадривает меня. Выезжаю из задымления чуть более проснувшимся. 3 часа ночи. Организм через некоторое время все же начинает требовать сна. Пытаюсь отогнать сон "пепси-колой" – открываю бутылку, и потоки теплой и противной жидкости выливаются мне на штаны. Так что могу поделиться случайно испытанным мною способом прогнать сон – в мокрых и липких штанах долго не заснешь! :-)

Алешня. Пост ГАИ. Получаю отмашку человека с жезлом. Проверка документов. Посмотрев на мою опухшую от бессонницы рожу, гаишник настоятельно рекомендует ехать в ближайшую гостиницу в Дубровке, в 6 км от трассы, поворот сразу у поста ГАИ. Благодарю его и следую его совету.

Гостиница в Дубровке ("такси заказывали?") оказывается жуткой халабудой в сортиром на улице, но очень приятной администраторшей и еще более приятной ценой. Делать нечего, ложимся спать, оставив машину под окнами "ресепшн".

23 августа 2002. Утром рано проснуться не удается – сказывается ночная езда. Выезжаем, ищем, где поесть. Едальни Дубровки оптимизма не внушают. Решаем позавтракать (а заодно и пообедать) на трассе. Действительно, вскоре находим трактир (рядом с заправкой, недалеко от Алешни). Домашняя кухня, вкусно, недорого. Очень рекомендуем!

Едем в Смоленск. Нам кажется, что время еще позволяет познакомиться с древним и знаменитым городом. Решаемся на "тест-драйв": городские стены, много храмов, очень интересный и большой город оставляет крайне благоприятное впечатление. Захожу в небольшой магазинчик сувениров, покупаю набор открыток, карту Смоленска, читаю: до Петербурга – 740 км. Обалдеть! Почему-то думал, что он намного ближе. Знай и учи географию, школяр! А времени уже почти 6 часов вечера...

Как-то особо не плутая, выезжаем на витебскую трассу, оттуда сворачиваем на Демидов. Дорога хороша, лечу "на все", пытаясь обогнать время. Внезапно при обгоне "Волга", которую я, собственно, и пытаюсь обогнать, вываливается мне под колеса. Еле увернулся. Желание лететь 160 улетучивается. Но все равно спешу.

Дорога Усвяты – Велиж раздолбана, гонка кончилась. В Велиже притормаживаем – на таких длинных, широких и располагающих к быстрой езде улицах в районных центрах часто меряют скорость. Действительно, гаишники притаились недалеко от въезда в город.

Выезжаем из Велижа, тапка в пол, летим на Невель... И вдруг дорога кончается. Идет ремонт – полотно дороги просто разобрано, по-другому не сказать. Вся насыпь срыта, оставлен узкий проезд по песчаной дороге. Слева и справа – обрыв метров в пять. И на этой узкой песочной полоске при попытке разъехаться со встречным "Волгарем" (ох уж эти "Волгари"!) фура зарылась в песок. Движение блокировано. Стоим около часа, ждем, когда ее вытащит трактор, курим бамбук. И какой, спрашивается, был смысл лететь 140-160 км/ч?

Наконец, фуру вытягивают, дорога свободна, едем в Невель. После Невеля дорога кажется автобаном – разметка, хороший асфальт, пытаюсь наверстать упущенное, но дети хотят есть.

Обгоняю эстонскую цистерну с азотом. Эстонец сдвигается вправо, поворотником показывая, что можно обгонять. Я благодарю его аварийкой. Видим кафешник, останавливаемся, пытаемся купить что-нибудь с собой. Безрезультатно. Едем дальше.

Опять обгоняю эстонскую цистерну с азотом. Эстонец снова сдвигается вправо, поворотником показывая, что можно обгонять. Я опять благодарю его аварийкой. И снова видим кафешник, останавливаемся, пытаемся купить что-нибудь с собой. Опять безрезультатно. Едем дальше.

И опять я обгоняю эстонскую цистерну с азотом. Эстонец снова сдвигается вправо, поворотником показывая, что можно обгонять. Я опять благодарю его аварийкой. Наверное, я его задолбал.

Еду купить удалось лишь на Псковской объездной. На ходу делаем бутерброды, подкрепляемся перед последним рывком. Едем домой, в Питер.

Ночная трасса Псков – Петербург – просто беда! Пятница, вечер, народ стремится поскорее добраться до своих отдаленных фазенд в Псковской области. Понятие встречка, обгон, ближний свет и безопасность просто растворяются в этом желании дачников вскопать свои помидоры. Я уже полчаса болтаюсь на хвосте псковского лесовоза. Его огромный прицеп водит из стороны в сторону, встречные идут на обгон (или на таран?), я высовываю свою морду – и тотчас прячу ее. Жизнь дороже!

Сзади меня так же болтается москвич (в смысле, 77, а не АЗЛК). Болтанка продолжается еще полчаса, москвич не выдерживает и идет на обгон по обочине. Чудом успеваю увернуться от него, когда тот пытается избежать встречи с отбойником на повороте. Идиот!

Обогнать лесовоз я смог лишь в Луге... А дальше – уже практически родные места. Добрый вечер, Петербург! Давно уже не видел такого изобилия 78-х номеров на улицах...

24 августа 2002 года, два часа ночи. Мы дома!

 

Полезности:

Петербург – Крым. Варианты маршрутов.

Москва – Крым. Варианты маршрутов.

Полезная информация для поездки на Украину на сайте Антона Дыбова.

Еще по теме:

- великое путешествие по Украине в 2011 г.

- путешествие в Евпаторию в 2004 г.

- путешествие в Крым через Анапу в 1998 г.

 

 
Назад Яндекс.Метрика

К содержанию